КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНТРОЛЬ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………….3

ГЛАВА 1. ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ. 7
1.1. Понятие и становление института конституционного контроля 7
1.2. Сущность конституционного контроля 14

ГЛАВА 2. ИНСТИТУТ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ В ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ 25
2.1. Конституционный контроль в Германии 25
2.2. Конституционный контроль в США 29
2.3. Конституционный контроль во Франции 38

ГЛАВА 3. КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНТРОЛЬ В РФ. 46
3.1. Конституционный Суд РФ, как орган, осуществляющий конституционный контроль 46
3.2. Осуществление конституционного контроля в РФ: уроки, проблемы 59

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 68

Список использованных источников и литературы 71
Приложение………………………………………………………………………………………………..75

ВВЕДЕНИЕ
Конституционное правосудие в той или иной форме берет свое начало с возникновением конституционализма. В одних странах институт конституционного контроля установился раньше, как в США, в других — его становление происходит до сих пор. XX век отличился тем, что зародились специализированные институты судебного контроля, которые к концу столетия утвердились более чем в ста странах мира. Данный факт уже сам по себе представляет особый интерес, и стал объектом пристального внимания представителей различных областей науки.
В XX-XXI веке развитие общества происходит очень стремительно и законодательство стремиться урегулировать вновь появившееся общественные отношения. Такое активное развитие законодательства не исключает появления расхождений между законами разных уровней. На этом фоне институт конституционного контроля приобретает огромное значение т.к. общепризнанным во всех странах является положение о том, что конституция имеет высшую юридическую силу и любой закон, административный или иной правовой акт, противоречащий конституции не должен применяться. Поэтому конституционный контроль через специализированные органы, по сути, обеспечивает верховенство Конституции, и соответствие ей остального законодательства страны.
Отсюда вытекает и само понятие конституционного контроля как формы проверки на соответствии конституции актов и действий органов публичной власти, и общественных объединений, осуществляющих публичные функции.
Конституционный контроль возможен только там, где действует писаное право.
Конституционный контроль – один из важнейших институтов конституционного права. Именно этим обусловлена актуальность выбранной темы «Конституционный контроль в РФ и зарубежных государствах». В современном мире он понимается, как конституционная система отношений между органами публичной власти, при которой контролирующий орган может изменять акты подконтрольного органа.
Актуальность выбранной темы обусловлена развитием института конституционного контроля в большинстве зарубежных стран, в том числе и в Российской Федерации. А так же его огромной ролью в контроле за правильностью принятия решений и определений различными ветвями власти, с целью выявления нарушений прав и свобод граждан и в целом демократических принципов той или иной страны.
Объектом проводимого исследования являются общественные отношения в сфере конституционного регулирования, становление и правовая защита конституционализма.
Предметом исследования является система отношений между органами публичной власти, при которой специализированный орган может анализировать акты подконтрольного органа, с точки зрения соответствия их Конституции, а в случае противоречия основному закону страны отменять такие акты либо объявлять их юридически ничтожными.
Целью проводимого исследования является изучение, выделение общих черт и специфических признаков института конституционного контроля в зарубежных странах и РФ. Изучение органов, осуществляющих конституционный контроль в отдельно взятых странах: Германии, Франции и США. Изучение института конституционного контроля в РФ, его развитие, специфика и проблемы становления.
Изучая институт конституционного контроля необходимо раскрыть его значимость в обеспечении стабильности конституционного строя и единообразия всего законодательства.
Поставленная цель может быть достигнута через решение основных задач:
— анализ литературы по теме исследования;
— сопоставление различных позиций ученых- правоведов по данной теме;
— рассмотрение основных органов конституционного контроля и выявление его функциональных задач;
— выявление отличительных и сходных черт конституционного контроля;
— выявление проблемных аспектов конституционного контроля;
— рассмотрение общих положений, о конституционном контроле.
Необходимо отметить, что по данной проблеме имеется немало источников. Вопросам конституционного контроля посвящены работы многих ученых.
В ходе работы были проанализированы Конституции США, Франции, Германии , а так же РФ, в которых зафиксированы основы конституционного контроля, органы, уполномоченные его осуществлять, а также некоторые полномочия таких органов. Так же был исследован ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»
В данной работе при изучении общих теоретических понятий, и общей истории конституционного контроля зарубежных стран, использовались труды таких ученых как Страшун Б.А. и Арановский К.В. и другие.
Особенности осуществления конституционного контроля в отдельно взятых странах, специфика его развития и становления, порядок формирования и отличительные черты, осуществляющих конституционный контроль в той или иной стране были рассмотрены с помощью работ таких ученых как Чиркин В.Е. , Филиппов С.В. , Карлен Д. .
Анализ института конституционного контроля с точки зрения его политического значения, и принимая во внимание различные позиции ученых правоведов, был проведен при помощи работ таких ученых как Караменский А.М. , Чиркин В.Е. , а так же исследуя научно-практическую конференцию .
А для наиболее четкого уяснения того, как осуществляется конституционный контроль в РФ, была изучена практика Конституционного Суда РФ.
Исследование проводилось на основе методов:
— анализа
— синтеза
— диалектического метода
— сравнительно-правового метода

В заключение работы подведены итоги проведенного исследования.
Структура работы включает три главы. Первая глава раскрывает понятие института конституционного контроля. Вторая глава рассматривает институт конституционного контроля в зарубежных государствах. Третья глава определяет порядок осуществления конституционного контроля в Российской Федерации.
ГЛАВА 1. ЭВОЛЮЦИЯ ИНСТИТУТА КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ.

1.1. Понятие и становление института конституционного контроля

Конституционный контроль — особый вид правоохранительной деятельности в государстве, заключающийся в проверке соответствия законов и иных нормативных актов конституции данной страны .
Конституционный контроль является важным атрибутом современного демократического конституционного устройства. Без него немыслимо поддержание конституционной законности, а значит и законности в целом. Конституционный контроль обеспечивает функционирование конституции государства как высшего нормативного акта, имеющего прямое действие. Без действенного же конституционного контроля конституция обречена оставаться не более чем общей декларацией принципов и намерений. Действенность, эффективность конституционного контроля обеспечивается наличием специального независимого органа конституционного контроля а также особой, тщательно регламентированной законом процедуры конституционного производства. В науке конституционного права существуют различные воззрения на сущность конституционного контроля и его органов. Так, известный специалист в области государственного права В.Е. Чиркин включает такой орган конституционного контроля в систему органов т.н. четвертой «контрольной власти», выводя, его тем самым из судебной системы . Этот взгляд подтверждается тем фактом, что в конституциях многих государств положения о конституционном контроле и конституционном суде включаются не в главу о судебной власти, а в специальный раздел основного закона.
Соответственно о конституционном контроле нужно говорить как о деятельности контрольной, а не судебной. Другая точка зрения, нашедшая отражение в Конституции РФ 1993 г. сводится к тому, что конституционный суд является одним из судебных органов, а конституционный контроль является деятельностью судебной и, следовательно, подчиняется общим принципам судопроизводства.
Считается, что сама идея конституционного контроля появилась в начале 17 века в Великобритании и была связана с деятельностью Тайного совета, который признавал законы легислатур ( законодательных собраний ) колоний недействительными, если они противоречили законам английского Парламента, изданным для этих колоний или общему праву. Однако конституционный контроль в современном понимании, впервые появился в США, а позже этот опыт переняли такие страны как Бразилия (1891г.), Уругвай (1917г.), а также некоторые европейские страны – Норвегия, Греция, частично Швейцария.
После первой мировой войны в Европе была выработана собственная модель конституционного контроля, которая в настоящее время стала распространяться и на других континентах. Идея европейской модели принадлежит ученому с мировым именем – австрийскому юристу Хансу Кельзену.
Конституционный суд как особый орган возник впервые в Австрии в 1920 г . К этому времени уже более столетия существовала доктрина конституционного надзора, осуществляемого судами общей юрисдикции. Эта доктрина стала господствующей во всех странах англосаксонской правовой системы, кроме, естественно, самой Великобритании, а также в Японии. Появление австрийского конституционного суда заложило европейскую традицию конституционного контроля, осуществляемого судами специальной (конституционной) юрисдикции, которая стала в Западной Европе господствующей сразу после второй мировой войны. В социалистических странах конституционный контроль как институт не был принят. И это легко понять. Ведь, как известно, никаких проблем с применением социалистических конституций не возникало. Лишь в Польской Народной Республике в начале 80-х годов в условиях острого социально-политического кризиса режим согласился с введением Конституционного трибунала .
В Советском Союзе признание идей конституционного контроля произошло также еще до падения коммунистического режима. В рамках правовой реформы, призванной совместить идеи правового государства и советскую систему власти, в 1989 г. был принят Закон СССР «О Комитете конституционного надзора» . Этот орган существовал в 1990-1991 гг. и даже успел принять ряд прогрессивных решений, в частности. Признал неконституционной институт прописки. Однако первый и последний эксперимент с конституционным контролем в СССР оказался не совсем удачным. Решения Комитета конституционного надзора игнорировались, что особенно наглядно показала история с той же пропиской, просуществовавшей еще 6 лет .
С распадом «социалистической системы» институт конституционного контроля получил распространение почти во всех странах Восточной Европы и бывшего СССР. Конституционные Суды к сегодняшнему дню созданы и действуют уже, по крайней мере, в 22 указанных странах из 27. Только Эстония, Латвия и Туркменистан принципиально отвергли «европейскую» модель конституционного надзора, поручив эту функцию высшим судам общей юрисдикции. Российская Федерация приняла институт конституционного контроля в 1991г. 12 июля 1991 года был принят Закон РСФСР «О Конституционном Суде РСФСР» . Несколько позднее избраны судьи, составившие кворум. Первым громким делом, сразу показавшим значение Конституционного Суда, стал процесс о законности запрещения КПСС и ее конституционности . Этот процесс длился несколько месяцев. Уже в ходе рассмотрения «дела КПСС» обнаружилась опасная политизация в работе Конституционного Суда. Эти тенденции резко усилились в период конституционного кризиса в РФ в 1992-1993 гг. Конституционный суд, встав на сторону законодательной власти в ее борьбе с Президентом РФ, стал давать оценки уже не нормативным актам, а политическим заявлениям . После роспуска Съезда народных депутатов и Верховного Совета, в условиях частичной отмены Конституции деятельность Конституционного Суда стала практически невозможной. Указом Президента РФ «О Конституционном Суде Российской Федерации от 07.10.1993. деятельность этого органа конституционного контроля была приостановлена до принятия нового закона о конституционном суде. Такой закон (теперь уже конституционный) был принят на основе новой Конституции в июле 1994 г. (вступил в силу 24 июля 1994 г.) Однако достаточное число судей было доизбрано лишь в октябре 1994 г., когда Суд и приступил к работе.
Современная конституционная практика государств выработала многообразные формы конституционного контроля. Последний различается как по субъекту, так и по сфере (объектам), содержанию, порядку осуществления.
Конституционный контроль может осуществляться:
— всеми судами общей юрисдикции (США, Аргентина, Дания, Мексика, Норвегия, Япония);
— верховным судом, являющимся высшей судебной инстанцией (Австралия, Боливия, Индия, Ирландия, Канада, Филиппины, Швейцария);
— специальными конституционными судами для которых Конституционный контроль — главная функция (Австрия, ФРГ, Италия, Турция, Кипр);
— особым органом несудебного характера (Конституционный совет во Франции).
Российская Федерации выбрала в 1991 г. «австрийскую» модель, сделав конституционный суд единственным органом конституционного контроля. Общие суды, обнаружив при рассмотрении дела несоответствие какого-либо акта Конституции РФ, могут лишь, обратится с соответствующим запросом в Конституционный Суд РФ, отложив рассмотрение дела. Таким образом, конституционный контроль является исключительным правом Конституционного Суда РФ. Однако, появление собственных конституционных юрисдикций в бывших автономных республиках РСФСР — Тыве, Коми, Чечне и других, создало серьезную проблему соотношения федерального и регионального конституционного контроля .
Объектами конституционного контроля могут быть обычные законы, поправки к конституции, международные договоры, регламенты палат, нормативные акты исполнительных органов власти (в тех странах, где нет системы административной юстиции). В федеративных государствах объектом конституционного контроля являются также вопросы разграничения компетенции между Федерацией и субъектами федерации.
По содержанию конституционный контроль может быть формальным (проверяется соблюдение процедурных правил, установленных для принятия законов и др. нормативных актов) или материальным (проверяется содержание законов и других нормативных актов с точки зрения соответствия их смыслу конституции), а также абстрактным (осуществляется по инициативе какого-либо из уполномоченных субъектов без конкретного повода) или конкретным (осуществляется только в связи с каким-либо конкретным судебным делом).
Причем можно утверждать, что материальный и абстрактный надзор являются преобладающими. А формальный и конкретный — скорее исключениями. Практика деятельности Конституционного Суда РФ показывает, что в большинстве случаев предметом рассмотрения становится существо принятых актов, а не процедура. Характерным примером формального контроля является полномочие Конституционного Суда РФ давать заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Конституционный Суд РФ обычно рассматривает вопрос о конституционности акта абстрактно — по запросу одного из уполномоченных субъектов. О конкретном конституционном контроле применительно к России можно говорить лишь тогда, когда Конституционный Суд рассматривает дело по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Для некоторых стран (в отличие от РФ), например, в США, характерен только конкретный конституционный контроль, то есть лишь по судебному делу, находящемуся в производстве.
В практике современных государств, применяется последующий конституционный контроль, когда проверке подвергаются законы, принятые и вступившие в силу (в США, ФРГ), или предварительный — проверке подвергаются законы, находящиеся на рассмотрении парламента (в Швеции, Финляндии). В Российской Федерации конституционный контроль в отношении всех актов является последующим. Исключение составляют международные договора, подписанные Российской Федерацией. Такие договора могут подвергаться проверке на соответствие Конституции РФ лишь до вступление их в законную силу. Это объясняется тем, что ратифицированные в установленном порядке международные договоры РФ обретают на ее территории высшую силу .
Орган, осуществляющий конституционный контроль может признать противоречащими конституции либо весь закон, либо его часть, эти нормы теряют свою юридическую силу и перестают применяться судами, и другими государственными органами. В Российской Федерации Конституционный Суд может признать несоответствующим конституции как весь акт в целом, так и его отдельные положения (статьи, пункты). Практически во всех случаях неконституционными признаются отдельные статьи, а не весь акт в целом.
Можно отметить, что одной из самых важных задач Конституционного суда РФ в современных условиях, как подчеркивают отечественные юристы, является нейтрализация влияния во многом двойственного и несовершенного характера российской Конституции, отразившего переходное состояние нашего общества, на общественную и государственную жизнь России .
В целом же, как показывает исторический опыт, институт конституционного контроля приживается только в той системе общественных отношений, которая ориентируется на демократические правовые ценности. Следовательно, расширение полномочий и механизмов воздействия, как нашего отечественного органа конституционного контроля, так и органов конституционного контроля зарубежных стран, является важным инструментом соблюдения законодательства, а так же защиты прав и свобод граждан.

1.2. Сущность конституционного контроля

Под контролем понимают такую систему отношений между органами публичной власти, при которой контролирующий орган может изменять акты подконтрольного органа.
Термин «конституционный контроль» подразумевает любую форму проверки на соответствие конституции актов и действия органов публичной власти, а так же общественных объединений, осуществляющих публичные функции или созданных (формально и/или фактически) для участия в осуществлении публичной власти.
Для обоснования конституционного контроля использовались три основные теории:
— органическая теория исходила из того, что поскольку конституция – акт учредительной власти, то акты органов, предусмотренных конституцией и обладающих властью, нижестоящей по отношению к учредительной, не должен противоречить акту учредительной власти;
— институциональная теория исходит из того, что конституция устанавливает «правила игры» для органов власти, ни один из которых не должен посягать на полномочия другого, а для федеративных государств особенно важно соблюдение сфер компетенции центра и субъектов федерации;
— естественно-правовая теория или теория общественного договора, считает, что конституция устанавливает правила для управляющих и управляемых, прежде всего гарантии прав человека и гражданина и конституционный контроль призван следить за их соблюдением.
Все эти теории верны и дополняют друг друга. Конечно же, необходимость конституционного контроля обусловлена, прежде всего, иерархичностью правовых норм, которая, в свою очередь, во многом есть следствие иерархичности в системе органов власти, управомоченных на правотворчество. К тому же число правовых норм в 20-21 веках, сильно возросло, и риск их противоречивости и не конституционности многократно увеличился.
Естественно, что конституционный контроль возможен только там, где действует писаное право, в том числе писаные конституции.
Особенность конституционного контроля в некоторых мусульманских странах (в частности в Иране) заключается в том, что законы и иные акты проверяются на соответствие не только конституции, но и Корану . Очевидно, что на соответствие конституции должны проверяться внутригосударственные договоры. Разумеется, понятием конституционного контроля охватывается и проверка конституционности и законности актов исполнительной власти, актов органов местного самоуправления, равно как и проверка соблюдения их внутренней иерархии, вытекающей из конституционных положений. Возможна проверка конституционности частноправовых актов (например, договоров, завещаний и др.), которыми могут нарушаться конституционные принципы: равноправие религий, запрещение расовой дискриминации и т.д., равно как и судебных решений. Как зарубежный, так и российский опыт правовой охраны конституции, свидетельствует о разных подходах к определению органов конституционного контроля, к установлению их полномочий. В последнее время принципиальное решение состоит в том, что бы отвести одну из главных ролей в этой сфере Парламентам. Это вытекает из их положения как высшего органа народовластия, воплощающего в себе народный и государственный суверенитет. Парламенты осуществляют предварительный контроль за конституционностью законов. Все стадии законодательной деятельности сориентированы на то, чтобы разрабатываемый и обсуждаемый Парламентом закон, не вступал в противоречие с конституцией. В современных государствах правовая охрана Конституции осуществляется, как правило, не только Парламентом, но и рядом других органов. Все органы вместе образуют систему органов конституционного контроля. системы правовой охраны конституции,
В общей классификации выделяются две системы:
— американская, сориентированная на деятельность общих судов;
— европейская возлагающая основную тяжесть конституционного контроля на специализированные органы.
Специализированные органы конституционного контроля занимают в механизме государства особое место. И хотя в конституциях разных стран (например, Конституции России и Конституции Австрийской республики) по-разному решается вопрос об отнесении их к судебной системе, несомненно, одно: конституционные суды относятся к высшим органам контроля.
Выделяя американскую и европейскую системы охраны конституции можно выделить и восточноевропейскую, функционировавшею в СССР и других социалистических странах. Специфика основывалась на отрицании разделения властей и парламентаризма, а также на неприятии идей правового государства.
Все системы конституционного контроля имеют как общие черты, так и специфические признаки в той или иной стране. Тем более, что особенности формирования соответствующих органов в некоторых странах определяет, в конечном счете, классификационный признак системы в целом.
Во-первых, конституционный контроль не ограничивается только рамками судебного контроля. Ибо следует иметь в виду также и функциональную роль законодательной и исполнительной властей, порядок и традиции сохранения нравственных, национальных и духовных ценностей. Во-вторых, конституционный контроль является системой, совокупностью сложных и требующих гармоничного функционирования органов, имеющих разные правомочия.
Далее необходимо рассмотреть элементы, которые раскроют понятие конституционного контроля.
Субъектами конституционного контроля могут быть физические и юридические лица, а также государственные органы, обладающие правом запроса о конституционности того либо иного акта. Круг субъектов конституционного контроля устанавливается законодательством и надзорной практикой соответствующей страны.
Объектами конституционного контроля могут быть конституционные, органические и ординарные законы, поправки к конституции, парламентские регламенты, нормативные акты исполнительных органов государственной власти.
Конституционные или органические законы могут обладать более высокой юридической силой, чем законы обыкновенные. Проверка обыкновенных законов на не противоречие органическим входит, в этом случае в понятие конституционного контроля. В это же время законы, принятые путем референдума, проверке на конституционность обычно не подлежат, поскольку представляют собой непосредственное проявление народного суверенитета. Но если для принятия или изменения конституции путем референдума требуется особое большинство (например, абсолютное), то законы, принятые референдумом при отсутствии такого требования, вполне могут проверяться на конституционность.
Так, Конституция Франции в ст. 54 закрепила: «Если Конституционный Совет по запросу Президента Республики, Премьер-министра или Председателя одной из палат установит, что международное обязательство, содержит положение, противоречащее Конституции, то разрешение на его ратификацию может быть дано только после пересмотра Конституции».
Если же выясняется расхождение между вновь принятой Конституцией и ранее заключенным международным договором, или в результате реформы ряд раннее заключенных международных договоров перестал ей соответствовать, то подлежит применению международный договор до тех пор, пока расхождение не будет устранено, либо путем изменения в соответствии с международным правом, международного договора, либо путем внесения соответствующего изменений в Конституцию.
К объектам конституционного контроля относятся так же проверка на соответствие Конституции действий должностных лиц. Как правило, это относится к президентам, премьер-министрам, их заместителям, другим членам правительства, верховным, а нередко и вообще всем судьям. Следствием такого несоответствия обычно является лишение должности посредством процедуры импичмента.
В качестве объектов конституционного контроля могут быть акты и действия общественных объединений, на которые государство возложило определенные властные функции.
Конституционный контроль часто распространяется на создание и деятельность политических общественных объединений.
Возможна и проверка конституционности частноправовых актов (завещаний, договоров и т.п.), которыми не исключаются нарушения конституционных принципов.
Виды конституционного контроля можно классифицировать. Так в зависимости от времени осуществления конституционный контроль может быть предварительным или последующим. Предварительный контроль — это проверка акта до его вступления в силу. Последующий контроль — это проверка действующих, официально опубликованных актов.
По месту осуществления конституционный контроль может быть внутренним и внешним. Внутренний контроль проводится самим органом, который издает акт, внешний — иным органом.
Учитывая юридические последствия конституционный контроль можно разделить на консультативный и постановляющий. Решения в порядке консультативного контроля не вызывают юридических последствий. Напротив, решения, принимаемые в порядке постановляющего контроля, являются общеобязательными, если акт объявлен неконституционным, то он теряет юридическую силу. Чаще всего под конституционным контролем понимается именно постановляющий контроль.
Существует обязательный и факультативный конституционный контроль. В первом случае акт обязательно подвергается конституционному контролю. Факультативный контроль осуществляется по требованию правомочного органа или должностного лица, у которого возникли сомнения в конституционности акта.
Конституционный контроль может быть абстрактным и конкретным. Абстрактный контроль означает проверку конституционности акта или нормы вне связи их с конкретной ситуацией. Конкретный контроль осуществляется только в связи с конкретным, чаще всего судебным делом, в ходе разрешения которого применяются определенные нормы или акты, вызывающие сомнения с точки зрения конституционности. Абстрактный контроль имеет определенные преимущества перед конкретным: позволяет шире взглянуть на проблему соотношения оспариваемого акта с Конституцией, обеспечивает единство и непротиворечивость контроля и лучше отвечает идее разделения властей.
По своему объему конституционный контроль бывает полным или частичным. Полному контролю подлежит вся система общественных отношений, которые охватывают нормы Конституцией. Частичный, распространяется лишь на четко определенные их сферы общественных отношений.
По содержанию конституционный контроль бывает формальным и материальным. При формальном контроле подлежат проверке соблюдение конституционных условий и требований, которые относятся к изданию. При материальном контроле проверяется непосредственное содержание акта и соответствие этого содержания положениям конституции.
С точки зрения действия во времени, а точнее говоря обратной силы, также наблюдаются две формы конституционного контроля. Первая форма – ex tunc — означает, что решение о признании не конституционности имеет обратную силу и норма или акт, объявленные неконституционными считаются недействительными с самого начала (с момента их издания или момента вступления в силу конституционной нормы, в которой они стали противоречить). Отсюда следует, что должны быть восстановлены отношения, существования до этого момента, возмещен ущерб, учиненный их изданием и т.д. Это порождает больше сложностей, а порой просто невозможно, особенно когда неконституционные нормы или акт действовали длительное время. Поэтому чаще применяется вторая форма — ex nunc — означающее, что решение о не конституционности действителен только на будущее, а все прежние последствия действия неконституционной формы или акта остаются в силе.
Говоря о видах конституционного контроля, можно отметить, что в практике современных зарубежных стран применяются две формы конституционного контроля — предварительный и последующий.
Предварительный контроль предполагает проверку конституционности закона на стадии их прохождения через парламент (Швеция, Финляндия, частично Франция). Точнее говоря в этом случае, речь идет о проверке конституционности законопроектов. После санкционирования законов и их промульгации они не могут быть подвергнуты проверке на конституционность. В том случае, если возникает потребность в принятии закона, который заведомо будет противоречить конституции, должна быть внесена соответствующая поправка в конституцию.
В тех странах, где применяется последующий конституционный контроль (США, Италия, Германия, Франция) проверки на конституционность подвергаются законы, промульгированные и вступившие в силу. В некоторых странах (Франции, Никарагуа, Панама) применяются обе формы конституционного контроля.
Орган, осуществляющий конституционный контроль, может признать противоречащим конституции либо весь закон целиком, либо отдельные его положения. По общему правилу, решения органов конституционного контроля является окончательным и может быть пересмотрены только им самим.
Как правило, правовым последствием признания закона или иного акта целиком, или частично противоречащим Конституции, является то, что такой акт теряет юридическую силу и перестает применяться судами. Это относится, конечно, только к последующему конституционному контролю. В тех странах, где конституционный контроль прямо не предусмотрен писаной конституцией, признание закона неконституционным не влечет за собой его формальной отмены. Это может сделать только парламент. Опротестованный закон формально числится в корпусе действующего законодательства, но не применяется судами. В странах, где конституционный контроль предусмотрен основным законом (Индия, Канада, Колумбия) признание закона конституционным, означает его юридическую отмену.
Для стран, применяющих последующий конституционный контроль, серьезное значение имеет вопрос о том, с какого момента перестает действовать закон, признанный противоречащим конституции. Значение названной проблемы объясняется тем, что между принятием закона парламентом и признанием его неконституционным может пройти значительное время, в течении которого на основании опротестованного закона возникли многочисленные правоотношения. Этот момент учитывается и в таком случае закон либо:
— признается недействительным с момента его вступления в силу;
— считается недействительным с момента признания его неконституционным.
Вторая ситуация наиболее распространена, так как она не порождает неопределенности в гражданском обороте и иных правоотношениях.
В разных странах существуют такие органы конституционного контроля как суды общей юрисдикции всех инстанций, Верховный суд страны, конституционные суды, которые, как правило, обособленны от других судебных органов, а так же специальные органы несудебной юрисдикции. Например, во Франции таким органом является Конституционный совет. Так же во Франции конституционность актов исполнительной власти, если речь идет о превышении своих полномочий проверяется таким органом, как Государственный совет, который возглавляет систему административной юстиции;
Своеобразный орган конституционного контроля учрежден конституцией исламской Республики Иран 1979 года, действующий ныне в редакции 1989 года. Таким органом является Попечительный Совет.
Насколько конституционный контроль находится в центре всей системы контроля за законностью, настолько конституционное правосудие (или конституционная юстиция) находится в центре системы органов конституционного контроля. Введение государством в свою правовую систему конституционно-правовых вопросов и специализированных учреждений, разрешающих эти вопросы обусловлено тем, что эта проблема имеет важное значение для законодательства той или иной страны.
Специфика судебной власти по сравнению с «политическими властями» — законодательной и исполнительной, заключается в ее относительном постоянстве и нейтральности, поэтому именно орган конституционного правосудия и является основным органом конституционного контроля. Орган конституционного контроля (судебный или несудебный), как орган государственной власти, имея все его характерные черты, тем не менее, обладает особой правовой природой. Во-первых, это орган правосудия, специализирующийся в решении конституционно-правовых вопросах. Это, прежде всего, конституционно-правовые споры. Во-вторых, орган конституционного контроля обеспечивает верховенство и прямое действие конституции на всей территории государства и применительно ко всем субъектам права. Именно это является основной обязанностью такого органа
Таким образом, во всех странах, где существует орган конституционного контроля он является высшим конституционным органом специализированного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим свою деятельность в целях ограничения публичной власти и обеспечения баланса властей, верховенства естественного права над позитивным, конституцией над другими законами, принципов права над политическим и административным усмотрением. Достижением этих целей составляют содержание деятельности органов, осуществляющих конституционный контроль, таким образом, раскрывается юридическая природа и предназначение, а так же место таких органов в механизме государственной власти.
Итак, можно признать, что почти во всех странах признан и действует институт конституционного контроля.
Он характеризуется наличием специального органа конституционного контроля (почти во всех странах Европы — конституционный суд). Как правило, конституцией и законами страны. В большинстве стран закреплено, что органы конституционного контроля независимы и подчиняются только конституции, а их деятельность регламентируется специальным законом. Так же к общим признакам можно отнести то, что члены органа конституционного контроля, назначаются и избираются разными ветвями власти, могут состоять в какой либо партии, заниматься политической деятельностью, выполнять другую оплачиваемую работу, занимать место в парламенте или в системе исполнительной власти;
Работа органов конституционного контроля имеют определенную законом самостоятельность в организации своей деятельности в распоряжении финансовыми средствами, организации работы аппарата. А так же важным фактором в обеспечении независимости органа конституционного контроля является обеспечение гласности его деятельности.
Кроме того, существуют заслуживающие внимания особенности, которые в разных странах создают дополнительные гарантии для осуществления независимого конституционного контроля.

ГЛАВА 2. ИНСТИТУТ КОНСТИТУЦИОННОГО КОНТРОЛЯ В ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВАХ

2.1. Конституционный контроль в Германии

Конституция Германии 1949 г. официально называется Основным законом, поскольку при принятии этот акт рассматривался как временный: считалось, что конституция будет принята для всей Германии после преодоления ее раскола. В 1991 г. была создана комиссия для подготовки постоянной конституции для объединенной Германии, но комиссия пришла к выводу, что Основной закон 1949 г. соответствует современным условиям.
Основной закон был разработан комиссией немецких правоведов, которые действовали по указаниям премьера — министров западногерманских земель, избранных ландтагами (представительными органами земель), но подчинявшихся также губернаторами трех оккупационных зон, находившихся под управлением Великобритании, США и Франции. Губернаторы были назначены державами — победительницами после разгрома гитлеровской Германии (четвертая, обособленная оккупационная зона, на территории которой впоследствии была создана ГДР, находилась под управлением СССР).
Проект конституции был обсужден и принятии Парламентским Советом, в состав которого входит 65 депутатов, избранных ландтагами земель, а также 5 представителями от Берлина.
Конституция разрабатывалась и принималась в обстановке демократического подъема, при значительном влиянии трех западных держав — победителей, с которыми согласовывались многие положения проекта и которые, по существу, утвердили их. После принятия парламентским советом конституция была ратифицирована ландтагами западногерманских земель, кроме Баварии, но вступила в силу и для нее. Конституция была одобрена оккупационными западными державами.
Федеративная Республика Германия определяется конституцией как демократическое, социальное и правовое государство. Гарантией демократического государства является положения о том, что вся власть исходит от народа, который осуществляет ее путем выборов и разного рода голосований, а также через специальные органы — законодательные, исполнительные и судебные. Путем перечисления этих органов в конституции ФРГ дана достаточно широкая трактовка способов осуществления власти народа, более широкая, чем во многих других конституциях. Важнейшей гарантией демократии является специальное положение о том, что все граждане имеют право оказывать сопротивление каждому, кто пытается ликвидировать свободный демократический строй, если для пресечения этого не могут быть использованы другие средства. Такими гарантиями является, далее, предусматриваемая конституцией многопартийная система, различные способы защиты конституционных прав и свобод граждан и т.д. .
Положение о социальном государстве развивается в нормах о том, что собственность обязывает, что пользование ею, должно служить общему благу, что земля, ее недра, природные богатства, средства производства могут быть обобществлены в различных формах, но только законом. При этом законом, а не судом, как во многих странах, устанавливается размер и вид возможной компенсации. Положение о социальном государстве соответствуют закрепляемые в конституции социально- экономические и культурные права личности. В Германии существует развитая сеть социальной поддержки населения со стороны государства.
Концепция правового государства находит свое выражение в нормах, устанавливающих, что все лица, органы и организации публичные и частные, обязаны подчиняться закону, что суд является независимым, а чрезвычайные суды не допускаются, что закону нельзя придавать обратную силу. Установлена ответственность государства, его должностных лиц перед гражданином. Тезис о правовом государстве подкрепляется широкими конституционными правами граждан.
В условиях чрезвычайного положения демократические принципы могут быть ограничены законом парламента. Конституция устанавливает также, что чрезмерные меры могут быть приняты для отражения опасности, угрожающей основам свободного демократического строя федерации или отдельной земли.
Регулируя отношения основных органов государства, а также государства в целом и его составных частей, методы деятельности органов государства, конституция исходит их того, что Германия является по форме правления парламентской республикой, относительно централизованным федеративным государством с демократическим режимом. Конституции земель должны соответствовать федеральной конституции.
В ФРГ существует специальный орган конституционого контроля – Федеральный конституционный суд, который в отличие от некоторых стран осуществляет как предварительный, так и последующий контроль.
Федеральный конституционный суд состоит из двух палат по 8 судей в каждом, в общей сложности – из 16 судей 8 из которых избирается Бундестагом через 12 выборщиков, еще 8 выбирает Бундесрат, прямым голосованием, судьи должны получить 2\3 голосов. Судьи и члены конституционных судов земель – ландтагами. Для кандидатов установлены довольно жесткие условия: трое судей в каждом сенате должны быть избраны из состава судей пяти высших судов страны, пять других членов должны иметь возраст не менее 40 лет и соответствующий диплом о юридическом образовании. После избрания судьи назначаются на должность декретом Президента республики. Срок их полномочий – 12 лет, повторное избрание не допускается.
Федеральный конституционный суд в соответствии с конституцией и законом о нем 1951г. обладает очень широкой компетенцией, к которой относится:
— толкование Федеральной конституции в случаях спора об объеме прав и обязанностей участников конституционно- правовых отношений;
— рассмотрение споров и неясностей по вопросу о взаимоотношениях федерации и земель, а также земель между собой;
— рассмотрение жалоб общин и их союзов по поводу нарушения законом, в том числе актом земли, их прав на самоуправление;
— рассмотрение заявлений граждан на нарушение их конституционных прав юридическими актами – законами, актами административных органов, судебными решениями;
— решение квазиуголовных дел о лишении конституционных прав граждан, использующих эти права против свободного демократического порядка, об антиконституционности и, следовательно, запрещении политических партий и других объединений, об освобождении от должности Президента республики в связи с обвинением, возбужденным против него парламентом;
— рассмотрение жалоб на решения Бундестага, касающихся выборов, приобретения или утраты членства в Бундестаге, и некоторых других жалоб.
Дела рассматриваются одним из двух сенатов суда при кворуме шесть судей. В отличие от Французского Конституционного совета в Федеральном конституционном суде ФРГ, а также в конституционных судах земель принимается устный, состязательный процесс.
В землях действуют конституционные суды земель. Конституционные суды земель вправе контролировать соответствие актов земель как федеральной, так и местной конституции. Во многих землях конституционные суды действуют на временной основе: для решения дела собираются указанные в конституции земли судьи других высших судов и 5-6 ученых- правоведов.
Таким образом, видно, что конституционный контроль в Германии представлен европейской моделью, т.е существует специальный орган его осуществляющий – Федеральный конституционный суд, который наделен рядом полномочий по защите Конституции, и проверке актов различных органов власти на соответствие ее нормам.

2.2. Конституционный контроль в США

Верховный суд — единственный федеральный судебный орган, создание которого предусматривается непосредственно Конституцией США. В Конституции статья, посвященная судебной власти федерации, лишь в самой общей форме предписывает создание «одного Верховного суда» . Эта конституционная формула свидетельствует о нежелании «отцов-учредителей» иметь в США несколько высших судебных инстанций, как в Англии, юридическим традициям которой они во многом следовали.
При создании Конституции многие члены конституционного Конвента 1787 года сознательно препятствовали появлению разработанной и эффективной федеральной судебной системы, так как видели в ней угрозу для судебных органов отдельных штатов, которые уже успели зарекомендовать себя как надежный оплот собственнических и иных жизненно важных интересов имущих слоев американского общества.
В силу осложнений, возникших в конституционном конвенте, многие вопросы организации федеральных судов были оставлены на усмотрение Конгресса США, хотя, строго говоря, конституция включила в перечень полномочий Конгресса лишь учреждение трибуналов, нижестоящих по отношению к Верховному суду, но не организацию самого суда США.
Некоторые принципиально важные вопросы организации Верховного суда получили свое отражение в статьях конституции, посвященных законодательной и исполнительной власти. Так Президент уполномочен назначать судей Верховного суда. Таким образом, Верховный суд — единственный орган высшего эшелона власти, на который конституция не распространила принципа выборности.
Верховный суд принимает решения в качестве высшей апелляционной инстанции, но часть этого решения выражается в подтверждении или отмене решения низшего суда.
Нередко в наиболее важных делах главный судья, используя свое конвенциальное право, сам берет на себя составление решения суда, в отдельных случаях он стремится к более или менее равному распределению обязанностей по оставлению решения между всеми судьями. Но на почве выборов авторов будущего решения между судьями нередко возникают трения, поскольку некоторые из них считают себя ограниченными в правах.
Член суда, которому поручено написать решение суда, составляет проект, циркулирующий среди других членов большинства. Именно в это время другие судьи могут солидаризироваться с автором проекта или же, наоборот, выразить свое несогласие и начать писать особое мнение. Как правило, судья, подготовивший решение суда, вынужден учитывать мнение и позицию других членов суда, маневрировать, поскольку в противном случае сформировавшееся ранее большинство может развалиться. Поэтому проект решения часто обрастает поправками, много раз переписывается и иногда изменяется до неузнаваемости.
Когда же процесс согласования текста решения суда завершен, на что нередко уходит несколько месяцев, оно оглашается в открытом заседании суда. В течение длительного времени сложилась традиция объявлять решение суда по понедельникам (так называемые «понедельники решений»), но в последние десятилетия решения нередко зачитываются и в другие дни недели.
Для организации повседневной работы судей при Верховном суде имеется штат служащих, который, включая работников библиотеки и обслуживающего персонала, насчитывает примерно 300 человек. Тем самым, по мнению американской печати, он непохож на штат других государственных организаций. Офис каждого судьи включает пять служащих: секретаря, посыльного и трех клерков. В качестве своих помощников при выполнении судебных обязанностей члены Верховного суда используют клерков, которые подбираются или из выпускников наиболее престижных юридических факультетов Гарвардского, Йельского и других Университетов.
Значительная часть времени клерков посвящена просмотру поступающих в суд ходатайств о пересмотре решений нижестоящих судов и подготовке по ним соответствующих записок — рекомендаций для своих судей. Клерки также подбирают прецеденты и другие правовые материалы, которые используются затем судьями при составлении письменных мнений.
В Конституции США, а также в действующем законодательстве, не предусматриваются какие-либо критерии, которым должны соответствовать судьи Верховного суда. Поэтому сам процесс подбора и назначения судей, который, осуществляется президентом по совету и с согласия сената, имеет не правовой, а сугубо политический характер.
Можно усомниться в демократичности этого способа формирования судейского корпуса. Ведь в США в большинстве штатов судьи выбираются.
Об этом можно спорить, но надо учитывать и то, что граждане или депутаты, выбирающие судью, могут руководствоваться не только профессиональными качествами, но и политическими убеждениями. Между тем при назначении в кандидаты, судьи проходят как профессиональную проверку, так и проверку личностных характеристик.
При подборе будущих судей президент обычно консультируется с членами своего кабинета, и, прежде всего и генеральным атторнеем. Последний нередко представляет президенту первоначальный список возможных претендентов, собирает по ним всю необходимую информацию (в том числе с помощью ФБР) и дает президенту окончательную рекомендацию.
Важную роль в ряде случаев играют также консультации президента с членами Верховного суда, прежде всего с главным судьей.
Подбирая кандидатуру к назначению в суд, президент должен заручиться поддержкой политических лидеров партии, к которой относится кандидат, а также сенаторов того штата, где он сделал политическую или судебную карьеру.
Реальное участие в процессе комплектования суда принимает Сенат, который может отвергнуть кандидатуру судьи. Американские исследователи подсчитали, что из 140 назначений в Верховный суд 28 были отвергнуты сенатом.
И это является существенным подтверждением демократических принципов, действующих при назначении судей Верховного суда, который и является высшим органом конституционного контроля.
Обращаясь к истории, можно отметить что федералисты, считали, основным пороком предшествующей конфедеративной системы государственного устройства было именно отсутствие судебной власти, конституционный Конвент, уделивший первоначальное внимание разделению власти между федерацией штатами, видел свою основную задачу в сохранении за штатами их важнейших судебных прерогатив. Конституция США исходит из идеи ограниченных пределов федеральной судебной власти и исчерпывающим образом определяет круг дел, на которые распространяется федеральная судебная юрисдикция.
Поскольку Конституция не предусматривает создание единой национальной судебной системы, а Верховный суд США является исключительно органом федеральной юстиции, то. Естественно, положение ст. Конституция устанавливает только границы возможных его полномочий. Перечень дел, на которые распространяется судебная власть федерации, а следовательно, и Верховного суда, является закрытым, то есть формально ни законодательство конгресса, ни сама судебная практика не могут без принятия соответствующей конституционной поправки расширить юрисдикцию Верховного суда.
Конституция США определяет только в общей форме рамки полномочий Верховного суда, разделяя его юрисдикцию на первоначальную и апелляционную. Дела, отнесенные к первоначальной юрисдикции, исчерпывающим образом перечислены в тексте самой Конституции, а отсюда согласно толкованию Верховного суда эта юрисдикция может быть реализована им непосредственно, поскольку конгресс не получил полномочия ее регулировать. Однако сам Верховный суд, заинтересованный в уменьшении своей загрузки и в освобождении от сравнительно малозначительных дел, признал за конгрессом право устанавливать такую классификацию.
В настоящее время первоначальная исключительная юрисдикция Верховного суда включает споры между двумя и более штатами, а так же дела, возбужденные против послов и других дипломатических представителей иностранных государств, если таковые допустимы с точки зрения международного права. Верховных суд имеет первоначальную, но не исключительную юрисдикцию в следующих случаях:
— по делам, начатыми послами или другими дипломатическими представителями иностранных государств, или по делам, где одной из сторон являются консул или вице-консул;
— по спорам, возникающим между Соединенными Штатами и определенным штатом;
— по делам, возбуждаемым штатом против граждан другого штата или иностранцев.
Апелляционная юрисдикция Верховного суда (в отличие от первоначальной) не фиксируется непосредственно в самой Конституции, и определение ее объема оставлено на усмотрение конгресса. В соответствии с точным смыслом Конституции конгресс, устанавливая апелляционную юрисдикцию Верховного суда, не должен выходить за рамки федеральной судебной власти в том виде, в каком она определена в Конституции.
В Конституции и в законодательстве конгресса полномочия Верховного суда определяются только путем установления его юрисдикции. Само же содержание судебной власти, ее характерные атрибуты, внутренние границы не получили закрепления в законодательных источниках. Частичное представление о свойствах и образе судебной власти (в частности, в исторически гипертрофированно всемогущей форме выражения абстрактной «справедливости») были позаимствованы в США из английской судебной практики и юридической доктрины. Но в значительно большей степени этот пробел восполнил сам Верховный суд, который в серии своих решений, прежде всего для практических целей указал на целый ряд внутренних свойств и условий осуществления судебной власти.
Одним из атрибутов судебной власти, которая отличает ее от законодательной и исполнительной властей, в соответствии с мнением самого Верховного суда, является окончательный характер судебного решения. В 1949 году решение по делу Chicago and S.Air Lines v.Watermann S.S. Corporation суд заявил: «Решения, вынесенные судами в рамках полномочий, которыми они облечены по ст. III Конституции, не могут быть ревизованы или пересмотрены законным путем, и им не может быть также отказано в доверии и уважении со стороны других департаментов правительства».
В серии решений Верховного суда было также установлено, что суды, рассматривая и разрешая дела, должны обязательно принимать во внимание наличие у лица, выступающего в качестве истца, существенного правового интереса в исходе дела или процессуальной правоспособности.
Детализируя в своих решениях и доктринах юридическое содержание судебной власти, Верховный суд неоднократно также отмечал, что суды не должны принимать к своему производству дело, завершающиеся не вынесением решений, а высказыванием мнений, имеющих рекомендательный характер.
Указанные выше условия осуществления судебной власти и ее специфические юридические свойства выводятся Верховным судом непосредственно из Конституции.
Иначе обстоит дело со специфическим положением суда осуществлять конституционный контроль, которое не укладывается в рамки обычного понимания судебной власти, не упоминается в статьях Конституции и не может быть выведено из нее логическим путем. Вместе с тем именно данное «внеконституционное» полномочие Верховного суда, дающее ему возможность судить о конституционности закона на основе конкретного дела ставит его в совершенно исключительное положение в конституционном механизме осуществления власти, предопределяет его особую (не сравнимую с судами других стран) роль в политической и правовой системе страны.
Само становление и развитие судебного контроля, превращение его в своеобразный институт американской конституционной практики непосредственно связано с деятельностью Верховного суда, с его важнейшими решениями. В американской юридической литературе вполне уместно привлекается внимание к тому факту, что полномочия в сфере судебного контроля – это не исключительная прерогатива Верховного суда, поскольку такое полномочие в настоящее время может реализовать любой американский суд, если он сталкивается с необходимостью решать вопросы конституционного характера и определять соответствие тех или иных правовых актов Конституции США.
Однако если суд признает закон неконституционным и дело, затем доходит до верховного суда, решение последнего по вопросу о конституционности закона обязательно для всех. Но институт судебного конституционного контроля состоит не только в проверке Верховным судом соответствия оспариваемых законов конгресса, Конституции США. Его компетенция является более широкой. Она включает в себя власть суда объявлять неконституционными законы штатов любые другие нормативные акты, а, кроме того, любые действия государственных органов или должностных лиц, действующих в рамках своих полномочий, если такие действия признаются судом как противоречащие Конституции. Таким образом, судебный конституционный контроль с юридической точки зрения выражается в двух основных формах — это проверка конституционности правовых актов и проверка конституционности действий должностных лиц штатов и федерации, позволяющая Верховному суду принять в связи с этим окончательное по своим юридическим последствиям решение.
Для современных американских государствоведов судебный контроль и связанные с ним специфические функции Верховного суда — это составной и неотъемлемый компонент всей системы американского конституционного механизма.
Решение Верховного суда о не конституционности законов конгресса наиболее ярко характеризует судебный контроль и сточки зрения юридических последствий таких решений. Американские юристы часто подчеркивают тот факт, что законы, признанные неконституционными в решениях суда, тем самым не отменяются, тем более не уничтожатся, и продолжают оставаться в официальных изданиях конгресса. Но, несмотря на это, в американской конституционной доктрине практически нет споров о юридических последствиях, признания неконституционными актов, т.к. закон, признанный верховным судом неконституционным, формально продолжает действовать, но ни один суд применять его не станет. Не конституционный закон, таким образом, лишается судебной защиты, то есть, формально действуя, по существу утрачивает юридическую силу. А это значит, что администрация, которая вправе его применять, делать этого не будет, ибо это бесполезно: административное решение может быть обжаловано в суд, для которого, как было отмечено, закон как бы уже не существует. Парламент в таких случаях, как правило, подобный закон вскоре отменяет.
Не отраженное в Конституции вето Верховного суда на практике оказывается более и эффективным средством, чем предусмотренное Конституцией вето президента. Если вето президента является отлагательным и может быть преодолено квалифицированным большинством членов конгресса, то «конституционное» решение Верховного суда, как всякое судебное решение верховной судебной инстанции, обладает свойством окончательности и не может быть проигнорировано другими государственными органами. Наконец, если вето президента ограничено десятью днями после принятия билля конгрессом, то Верховный суд не связан никакими сроками давности.
Особенности американского института судебного конституционного контроля, предопределили широчайшие возможности Верховного суда принимать решающее участие в механизме политической власти.
Американские политологи и многие юристы признают, что конституционные решения и доктрины Верховного суда — это непосредственный результат и порождение политических конфликтов и противоречий, присущих самому обществу. Большинство исследователей не ставят уже под сомнение способность суда властным образом разрешать вопросы, имеющие глубоко политический смысл, и активно участвовать в процессе формирования государственной политики.
Соединение в Верховном суде конституционного контроля и обычных судебных полномочий в сочетании с другими специфическими чертами политической системы США позволяют ему, по мнению американских политологов, «подобно администратору, вершить государственную политику». В результате в политической практике США, как констатирует М. Шапиро и Д. Гоббс, сложилась парадоксальная ситуация, когда «Верховный суд — это суд и не суд или, по меньшей мере, больше, чем суд».
С этим можно соглашаться, либо не соглашаться, одно бесспорно, такая система действует. Ведь не случайно она существует на протяжении уже двух веков. И не случайно многие страны переняли ее и успешно реализуют.

2.3. Конституционный контроль во Франции

Конституционный контроль во Франции представлен системой специфических органов. Совершенно особое место, вне системы общих судов, занимает Высокий суд правосудия, который избирается обеими палатами парламента в равном количестве из их членов (по 12 судей и по 6 их заместителей). В соответствии с Конституцией 1958 г. Высокий суд правосудия создается для рассмотрения уголовных дел по обвинению президента страны в государственной измене, а также министров в совершении тяжких преступлений и уголовных деликтов при исполнении служебных обязанностей. Расследование этих обвинений и предание обвиняемых Высокому суду правосудия осуществляется только по решению обеих палат парламента.
Независимо от системы общих судов, возглавляемой Кассационным судом, существует самостоятельная система органов административной юстиции. В них рассматриваются жалобы на действия и акты органов государственного управления, затрагивающие права и интересы частных лиц. Возглавляет систему административной юстиции Государственный совет, который одновременно является органом государственного управления консультативным учреждением при правительстве. В составе Государственного совета имеется секция по рассмотрению споров (в ней около 30 членов Государственного совета), в свою очередь, состоящая из девяти подсекций. В них от имени Государственного совета рассматриваются кассационные и апелляционные жалобы на решения нижестоящих органов административной юстиции. Секция Государственного совета рассматривает по первой инстанции жалобы на президентские и правительственные декреты, на акты, изданные министрами либо исходящие от организаций общенационального значения, в том числе профсоюзов, и др.
Основную массу жалоб на действия и акты органов управления и должностных лиц по первой инстанции рассматривают административные трибуналы (их насчитывается 25), округа которых охватывают территории нескольких департаментов (от двух до семи). Административный трибунал состоит из председателя и трех-четырех членов. В 1987г. было создано, пять административных апелляционных судов (в округах, разделивших всю территорию страны) в качестве промежуточной инстанции, куда отныне поступают апелляционные жалобы на решения административных трибуналов, за исключением некоторых категорий дел, по-прежнему обжалуемых непосредственно в Государственный совет. На решения административных апелляционных судов могут быть поданы кассационные жалобы в Государственный совет.
Конституционный контроль во Франции отличается большим своеобразием и несколько выходит за рамки рассмотренных двух моделей конституционного контроля. Конституционность актов, исходящих от государственных органов, рассматривается различными органами: от парламента — Конституционным советом, от органов исполнительной власти — Государственным советом.
Конституционный совет включает две категории членов — по праву и по назначению. Первыми являются все бывшие Президенты республики; в этом качестве они остаются членами Совета пожизненно. Из числа этих членов может быть назначен и председатель Совета. Назначаемые члены получают свой пост в силу назначения тремя высшими органами государственной власти — Президентом республики, председателем Национального собрания и председателем Сената. Каждый из них назначает трех членов на 9 лет. Совет обновляется на одну треть каждые три года. Другими словами, каждое из названных лиц назначает одного члена каждые три года. Каких-либо цензов для назначаемых членов не существует. При вступлении в должность члены Совета принимают присягу перед Президентом республики. Вступление в должность подчинено также условиям несовместимости: члены Совета не могут совмещать свою должность с другими должностями, указанными в законе, по общему правилу с должностями в государственном аппарате, в государственном или частном секторе экономики. Членам Совета запрещено одновременно быть членами парламента, правительства, Экономического и социального совета, быть руководителем или ответственным лицом в какой-либо политической партии. Однако, члены Совета могут сохранять некоторые должности, например, оставаться профессорами в университетах. Мандат члена Совета не возобновляем. По истечении 9 лет он обязательно оставляет свою должность. Председатель Совета назначается Президентом республики.
Процедура рассмотрения дел в Совете закрытая и письменная; заседания Совета проводятся при закрытых дверях. Решение Совета публикуется в официальном органе государства.
Компетенция Конституционного совета весьма разнообразна, она в той или иной мере затрагивает и Парламент и Президента республики. Совет рассматривает жалобы на правильность избрания членов обеих палат парламента, вопросы неизбираемости и несовместимости должностей, возникающие в отношении членов парламента. Регламенты палат парламента до их применения должны быть переданы в Совет, который выносит решение об их соответствии с основным законом. Какие-либо изменения в регламентах также передаются на рассмотрение Совета.
Конституционный совет обладает более широкой компетенцией в отношении избрания Президента республики, чем в отношении выборов парламентариев, поскольку Совет участвует в подготовке выборов, в производстве операций по выборам и в объявлении их результатов. Совет дает консультации правительству по организации выборов, кандидатуры на пост Президента представляются в Совет, и он составляет их список; Совет проверяет правильность выдвижения кандидатов, публикует составленный им список. Хотя законодательство не предусматривает при этом возможности обжалования, но на практике Совет не отказывается рассматривать жалобы. Совет не вмешивается в производство операций на выборах Президента; эти операции проводятся специально назначаемой для этого Национальной комиссией по контролю, Совет, однако, следит за соблюдением принципа, согласно которому все кандидаты должны пользоваться во время избирательной кампании равными, предоставленными государством возможностями. При производстве голосования Совет наблюдает за его проведением и назначает для этой цели своих комиссаров. Общий подсчет голосов осуществляется под непосредственным наблюдением Конституционного совета, в который сообщаются результаты выборов на местах.
Если последовала смерть Президента республики, Конституционный совет констатирует необходимость временного замещения этого поста; временным президентом становится председатель Сената. Совет также имеет право констатировать вакантность поста Президента республики, когда тот не может исполнять свои обязанности, в последствии Конституционный совет сообщает, что это состояние является окончательным и наличествует необходимость проведения новых выборов главы государства.
Конституционный совет участвует при введении в стране чрезвычайного положения. Президент республики, прежде чем ввести такое положение, должен провести консультации с премьер-министром, председателями парламентских палат и с Конституционным советом. Впрочем, такие консультации ни к чему не обязывают главу государства. Принятые меры Президентом в этот период рассматриваются Конституционным советом.
Конституционный совет так же наблюдает за проведением референдума и объявляет его результаты. В этом случае он консультирует правительство при подготовке и проведении такого голосования. Совет разбирает разного рода протесты на нарушения при проведении референдумов. Он следит за общим подсчетом голосов и объявляет результаты голосования.
Основная же функция Конституционного совета — рассмотрение соответствия ряда актов основному закону страны. Прежде всего, в обязательном порядке подлежат контролю органические законы до их промульгации или поправки к действующим органическим законам. Вторая обязательная категория актов регламенты палат парламента. В отношении простых законов запрос Совета не является обязательным. Наиболее часто Конституционный совет запрашивает премьер-министр, менее часто председатель Сената. В результате конституционного пересмотра 29 октября 1974 г. право запроса по поводу простых законов получили группы депутатов или сенаторов в 60 человек. Активность Совета сразу резко возросла.
На обязанности Конституционного совета так же возложен, контроль за соответствием международных договоров основному закону. Во всех случаях речь идет о проектах международных соглашений, если договор ратифицирован, то он не может быть предметом конституционного контроля. Если соглашение признается не соответствующим основному закону, то оно не может быть ратифицировано до тех пор, пока не будет соответствующим образом изменена конституция. Правом запроса в таких случаях обладают Президент республики, премьер-министр, председатели парламентских палат, 60 депутатов или 60 сенаторов.
Помимо всего прочего на Конституционный совет возложены обязанности по разрешению споров о распределении компетенции между законодательной и исполнительной властями, т.е. между правительством и парламентом, поскольку конституция устанавливает перечень сфер, в которых парламент может законодательствовать. Остальные вопросы, таким образом, остаются в ведении правительства. Кроме того, Совет может вмешаться, если во время обсуждения законопроекта в какой-либо палате парламента выявится, что какая-либо поправка или предложение не входят в область законодательства или противоречат полномочиям парламентариев.
Значение же Государственного совета возросло после принятия конституции 1958 г., установившей новое соотношение между законодательной и исполнительной властью, акты последней приобрели, самостоятельную и определяющую роль. В силу этого расширилась и приобрела самостоятельное значение функция контроля за актами исполнительной власти. Функция такого контроля со стороны Государственного совета не является специально выделенной, она реализуется при рассмотрении дел по жалобам о превышении полномочии. Давая свои консультативные заключения, Государственный совет, по целому кругу актов правительства может высказываться об их соответствии основному закону.
Консультативные и контрольные органы призваны оказывать помощь правительству и парламенту в реализации их функций.
Государственный совет запрашивается правительством. Консультативные функции Государственного совета весьма значительны, хотя и не охватывают всех аспектов экономической и социальной деятельности государства. Эти функции включают две категории дел:
— дача консультативных заключений по инициативе правительства. Совет в обязательном порядке запрашивается по проектам программных законов и планов экономического и социального развития. Он может привлекаться к подготовке этих проектов;
— самому Совету, предоставлена возможность, действовать по собственной инициативе с целью привлечь внимание правительства к реформам, которые, по мнению Совета, по своему характеру будут способствовать осуществлению задач, стоящих перед Советом. Совет может давать заключение об исполнении экономических планов или программ такого же характера.
Государственный совет, о котором мы говорили как об органе конституционного контроля, формально во главе имеет премьер-министра, которого может замещать министр юстиции. Фактическое руководство принадлежит вице-председателю. Государственный совет выступает в двойном качестве — как высший орган административной юстиции и как консультативный орган правительства. В качестве первого Совет осуществляет контроль за деятельностью административных органов. Решения последних могут обжаловаться в административных судах. Совет выполняет также обязанности кассационной инстанции в отношении апелляционных административных судов, и в отношении дел, поступающих из Счетной палаты, Суда бюджетной дисциплины и др.
Государственный совет является «привилегированным советником» правительства. Согласно Конституции он дает предварительные заключения (причем в обязательном порядке) по законопроектам правительства на издаваемые правительством актам делегированного законодательства, по проектам регламентов. В последнем случае консультативная роль Государственного совета отражается на наименовании актов правительства, называющихся «декретами, рассмотренными Государственным советом». В равной мере Совет запрашивается по административным вопросам, когда это предусмотрено законодательными или регламентарными актами. Государственный совет консультирует правительство и министров по юридическим вопросам и в некоторых случаях — по собственной инициативе может обращать внимание государственных органов на необ¬ходимость издания актов в соответствии с общими интересами.
Итак, учреждение специализированного органа конституционного контроля, оправдано. Т.к. конституция является основным законом страны и базисом для других законов, то для обеспечения ее стабильности и соответственно стабильности всего законодательства, необходима особая независимая система контроля. Во Франции эта система представлена квазисудебными органами конституционного контроля: Конституционным советом и частично Государственным советом.

ГЛАВА 3. КОНСТИТУЦИОННЫЙ КОНТРОЛЬ В РФ.

3.1. Конституционный Суд РФ, как орган, осуществляющий конституционный контроль

Россия сегодня находится на одном из решающих этапов строительства правового государства. Одной из важных черт правового государства является существование конституционного контроля, который определяется, как право уполномоченного органа следить в установленных законом формах и процедурах за соответствием Конституции страны действующего законодательства. В этих целях орган судебного конституционного контроля наделяется правом отмены законов (или отдельных положений законов), признанных им не соответствующим Конституции и, соответственно, правом толкования конституционных норм. Это основная функция судебного конституционного контроля. В странах, где он возник достаточно давно, она возложена на общую судебную систему, как, например, в США, где впервые в 19 веке сложился этот институт, в чем значительную роль, как видно из проведенного ранее исследования, сыграл Верховный суд США. Однако основное развитие пошло по другому пути, и в 20 веке, особенно во второй его половине, в большинстве стран, в основном в европейских, сложилась иная модель судебного конституционного контроля, представленная специализированным судебным органом — Конституционным Судом.
Конституционный контроль относится к числу эффективных средств обеспечения верховенства конституционных предписаний, которое является главным атрибутом любого демократического государства. Основным назначением конституционного контроля, в широком смысле этих слов, принято считать, прежде всего, выявление правовых актов и действий государственных органов или должностных лиц противоречащих конституционным предписаниям, а так же принятие мер по устранению выявленных отклонений. Практически конституционный контроль возник там и тогда, где и когда начали появляться законы, именуемые конституциями.
Чаще всего под контролем понимают такую систему взаимоотношений, осуществляющих публичные функции или созданных для участия в осуществлении публичной власти.
В РФ функция конституционного контроля возложена на Конституционный Суд РФ.
В соответствии с Конституцией РФ Конституционный Суд РФ должен состоять из 19 судей, назначаемых Советом Федерации по представлению Президента РФ, которое готовиться, и вносится с соблюдением установленного порядка.
Основные положения такого порядка определены в законе о Конституционном Суде . В соответствии с ними подбор кандидата на должность судьи этого суда начинается с проведения работы по подготовке предложений касающихся конкретных кандидатур. Право на внесение предложений предоставлено членам (депутатам) Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, а также законодательным (представительным) органам субъектов Федерации, высшим судебным органом и федеральным юридическим ведомствам, всероссийским юридическим сообществам, юридическим научным и учебным заведениям. Иначе говоря, круг лиц и органов, которые могут проявить инициативу в данном вопросе, довольно широк. При этом по складывающейся практике подбора кандидатов в судьи Конституционного Суда РФ те, кому дозволено вносить предложения, могут называть не одну кандидатуру на каждую вакансию. Порядок предварительного обсуждения в Совете Федерации представленных кандидатов и принятие там решения детально регламентируется. Согласно закону Конституционный Суд Российской Федерации — судебных орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства . Конституционный суд, безусловно, относится к числу высших органов власти в Российской Федерации.
Полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации определяются Конституцией Российской Федерации и указанным выше Федеральным конституционным законом. Конституция РФ устанавливает основные полномочия (компетенцию) этого органа . В ряде других статей, посвященных федеральным судам вообще, содержится значительное количество конституционных норм, посвященных основным принципам деятельности и порядку формирования Конституционного Суда РФ. В соответствии с законом Конституционный Суд Российской Федерации в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации:
Разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
— федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
— конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Это полномочие является одним из наиважнейших, учитывая федеративный характер российского государства;
— договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
— не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации.
Конституционный Суд так же разрешает споры о компетенции:
— между федеральными органами государственной власти;
— между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
— между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации. На практике такие споры в республиках в составе РФ решаются уже местными конституционными судами.
В компетенцию Конституционного Суда входит рассмотрение дел по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверка конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Это правомочие является примером конкретного конституционного контроля, в целом не характерного для нашей конституционной системы.
Дело в том, что количество обращений в Конституционный суд частных лиц постоянно возрастает. И такая работа требует большого аппарата специалистов, поэтому если обращение гражданина соответствует всем требованиям, предъявляемым Законом к индивидуальной жалобе, решение по нему может быть принято только Конституционным судом. С подобной проблемой сталкивается не только российское судопроизводство. В частности в США для решения соответствующих вопросов правом конституционного контроля наделены все суды, что позволяет “отсеивать” большой процент необоснованных жалоб на ранних стадиях.
Конституционный Суд РФ, осуществляя свои полномочия, дает толкование Конституции Российской Федерации. Эта функция была впервые закреплена за Конституционным Судом РФ с принятием Конституции 1993 г. Практика показала, что это было сделано не напрасно. В Конституционный Суд уже поступали запросы о толковании, например, положений Конституции, касающихся вступления в силу федеральных конституционных законов РФ. Но по этому запросу Государственной Думы Конституционный Суд РФ не воспользовался своими полномочиями, и предложил депутатам принять соответствующий закон . Как и все другие решения этого органа, толкование Конституционного Суда имеет официальный и обязательный для всех органов государственной власти характер
С запросом о толковании Конституции, в соответствии с законом, в Суд могут обращаться: Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законодательной власти субъектов федерации
Согласно закону о Конституционном суде Российской Федерации, толкование, данное Конституционным судом, является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.
Конституционный Суд РФ дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Это совершенно новое полномочие Конституционного Суда, которого не было в прежних Конституциях. Это полномочие является также примером формального конституционного контроля.
В силу своих полномочий Конституционный Суд РФ выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения. По сравнению с аналогичным правомочием Конституционного Суда образца 1991 г. появилось важное изменение: законодательная инициатива ограничена пределами своего ведения, т.е. вопросами непосредственно связанными с организацией работы Конституционного Суда, процедурой конституционного контроля и т.п. Это новшество призвано оградить Конституционный Суд от излишнего проявления политической инициативы.
А так же Конституционный Суд РФ осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и федеральными конституционными законами, может также пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со статьей 11 Конституции РФ договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.
Итак, можно сказать, что Конституционный суд России решает вопросы исключительно конституционного права. Однако среди отечественных правоведов вызывает много споров вопрос о целесообразности наделения Конституционного суда Российской федерации правом толкования не только Конституции, но и законов, а также других нормативных актов, в том числе по собственной инициативе. Одни считают, что Конституционный суд, прежде всего, является хранителем Конституции и должен придерживаться только ее текста, другие убеждены, что Конституционный суд должен иметь полномочия активного правотворца, выражающиеся в использовании, при необходимости защиты прав и свобод граждан, как законодательных нормативных актов различного вида, так и прогрессивных норм международного права.
Тем не менее, как показывает практика, Конституционный суд РФ в своей работе опирается не только на Конституцию, но и на обычные законы, а также на международные пакты о правах человека, исходя при этом, однако, из посылок самой Конституции. Вверх в данном вопросе на сегодняшний день одерживают сторонники той позиции, которые утверждают, что, действуя на основе разделения властей, Конституционный суд не должен подменять собой другие государственные органы, но своими решениями он должен как бы очерчивать границы конституционного поля.
Важнейшей и самой сложной сферой осуществления конституционного контроля сегодня остаются споры между федеральным центром и субъектами Российской Федерации, а так же соответствие правовых систем и взаимоотношений между самими субъектами РФ.
При рассмотрении вопросов по международному праву Конституционный суд РФ опирается па Конституцию РФ, которая провозглашает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы» . Конституция устанавливает также приоритет норм международного договора по отношению к противоречащим им нормам закона РФ.
Учитывая прошлый неблагоприятный опыт, имевший место в начале 90-х, в новом законе содержится важная оговорка о том, что Конституционный Суд должен решать исключительно вопросы права. Эта оговорка направлена против возможных рецидивов вовлечения Конституционного Суда в политические акции.
Отдельным полномочием является принятие Конституционным Судом Регламента по вопросам своей внутренней деятельности.
На Конституционный Суд РФ возлагается также дача заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления, участие в совершенствовании законодательства путем реализации права законодательной инициативы.
Он вправе решать и другие вопросы, связанные с выполнением основных полномочий, приостанавливать или прекращать полномочия своих судей, прекращать отставку судьи Конституционного суда РФ, утверждать Регламент или корректировать его, привлекать к ответственности лиц, не соблюдающих решения или отказывающихся выполнять требования Конституционного Суда РФ, и др.
Базовые принципы организации деятельности Конституционного Суда РФ — это, прежде всего независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон. Но есть особенности. К примеру, среди принципов не упоминается принцип законности. Это можно объяснить тем, что Конституционный Суд РФ осуществляя свои полномочия должен руководствоваться требованиями не любого закона или соответствующего ему иного нормативного акта, а вполне определенных — Конституции РФ и Закона о Конституционном Суде. Не упомянуты среди принципов организации и деятельности также принципы презумпции невиновности, обеспечения права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на защиту, участия представителей народа в отправлении правосудия, обеспечения права гражданина на судебную защиту, осуществления правосудия только судом. Это обусловлено тем, что Конституционный Суд РФ не вершит правосудия по конкретным гражданским или уголовным делам. Он осуществляет специфическую функцию — конституционный контроль. В его заседаниях нет обвиняемых, подсудимых и их защитников, нет истцов и ответчиков, их представителей. Гражданин может принять участие в конституционном судопроизводстве в роли лица, поддерживающего свою жалобу на то, что по его конкретному делу (гражданскому, арбитражному, административному или уголовному), рассматриваемому в соответствующем суде, применен или может быть применен закон, противоречащий Конституции РФ и ущемляющий его конституционные права и свободы.
Своеобразие принципов организации и деятельности Конституционного суда проявляется также в том, что они иногда наполняются иным содержанием по сравнению с принципами отправления правосудия. Так принцип коллегиальности конституционного судопроизводства не предполагает возможности привлечения к рассмотрению дел представителей народа, так как вопросы, по которым Конституционный Суд РФ уполномочен принимать решения, требуют от тех, кому доверено участвовать в этом, глубоких профессиональных знаний в области права. Ни у народных заседателей, ни у присяжных, нет, и не может быть такого рода знаний. Иначе регламентируются и правила гласности судопроизводства. Она в Конституционном Суде РФ может быть ограничена по весьма широким основаниям.
Помимо полномочий Конституционного Суда РФ и принципов, которыми он руководствуется при выполнении своих функций, важно рассмотреть структуру данного органа.
Рассмотрение дел, подведомственных Конституционному Суду РФ, и принятие по ним решений осуществляются на заседаниях Суда, которые могут проходить лишь в коллегиальном составе: в пленарном заседании или заседаниях палат.
В пленарных заседаниях должны участвовать все судьи Конституционного Суда РФ. Отсутствие судьи на таком заседании возможно лишь по уважительной причине. Пленарное заседание полномочно принимать решения по рассматриваемым делам или вопросам при наличии не менее двух третей от общего числа назначенных судей (без учета тех судей, чьи полномочия приостановлены в установленном порядке). Руководит его работой Председатель Суда.
Пленарное заседание вправе рассмотреть любой вопрос, подведомственный Конституционному Суду РФ. Однако закон о Конституционном Суде выделяет и такие вопросы, которые могут быть рассмотрены только на пленарных заседаниях. К ним отнесены вопросы:
— о соответствии Конституции РФ конституций и уставов субъектов Федерации;
— о толковании Конституции РФ;
— о даче заключения о соблюдении установленного выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;
— о посланиях Конституционного Суда РФ;
— о выступлении с законодательной инициативой .
А так же только пленарное заседание вправе рассмотреть также ряд важных вопросов, связанных с организацией работы суда в целом.
Остальные вопросы, отнесенные к ведению Конституционного Суда РФ, рассматриваются и разрешаются палатами данного Суда.
Формируются палаты на пленарных заседаниях только из числа судей, назначенных в Конституционный Суд. Делается это путем жеребьевки, которая проводится по правилам, изложенным в Регламенте. Таких палат может быть две. В одну из них должно входить не более десяти судей, а в другую — девяти. Председатель Суда и его заместитель не могут входить в состав одной палаты. Персональный состав каждой из палат надлежит обновлению как минимум раз в три года. Председательствуют на их заседаниях поочередно судьи, входящие в их состав.
Судьи Конституционного Суда пользуются равными правами. Каждый из них имеет право решающего голоса по всем вопросам, рассматриваемым в пленарном заседании или в заседании палаты, в состав которой он входит, а так же предварительно знакомиться со всеми материалами, подлежащими обсуждению при рассмотрении конкретного дела, задавать во время заседания вопросы сторонам, свидетелям, экспертам, свободно излагать свою позицию при обсуждении всех вопросов, возникающих по ходу заседания, в том числе при вынесении итогового решения.
От участия в разбирательстве конкретного дела судья может быть отстранен только в случаях, четко указанных в законе. К примеру, это возможно, когда объективность судьи в разрешении дела может быть поставлена под сомнение ввиду его родственных или супружеских отношений с представителями сторон. Решение об отстранении должно быть мотивированным и поддержанным большинством участвующих в заседании судей. Перед принятием такого решения отстраняемый судья вправе изложить свои соображения.
На заседаниях присутствуют лица, именуемые участниками процесса. К ним по закону относятся стороны, их представители, свидетели, эксперты и переводчики. Сторонами считаются заявители (органы, лица, направившие в Суд обращение, послужившее поводом для рассмотрения данного дела), органы и должностные лица, издавшие или подписавшие акт, конституционность которого подлежит проверке, а также государственные органы, компетенция которых, оспаривается. Им предоставляются права, необходимые для активного отстаивания их позиций (например, право знакомиться с материалами, которые выносятся на обсуждение, излагать свое мнение по возникающим вопросам, заявлять ходатайства). При этом они наделяются равными процессуальными правами. Привилегии недопустимы. Этим обеспечивается состязательность производства в Конституционном Суде.
В судебных заседаниях независимо от содержания рассматриваемого дела могут участвовать Президент РФ, Председатель Совета Федерации, Председатель Государственной Думы, Председатель Правительства РФ, Председатель Верховного Суда РФ, Председатель высшего Арбитражного Суда РФ, Уполномоченный по правам человека, Генеральный прокурор РФ, министр юстиции РФ. Им предоставлено право, излагать свою позицию по делу независимо от того, являются ли они сторонами или нет.
Активная роль в судебных заседаниях отведена и лицам, выполняющим функции председательствующего.
Председательствующий наделен рядом полномочий, которые необходимы для обеспечения нормального хода заседания. Он в частности, принимает во время заседания меры к обеспечению установленного порядка разбирательства, его полноты и всесторонности, фиксации его хода и результатов, предоставляет слово судьям и участникам процесса, может прерывать их выступления, лишает их слова.
При характеристике организации Конституционного Суда РФ надо особо подчеркнуть то ответственное положение, которое занимает Председатель этого Суда. Он избирается на пленарных заседаниях из числа судей Конституционного Суда сроком на три года. Голосование проводится тайно. За кандидата на эту должность должно быть подано большинство голосов от общего числа судей. Через три года выборы должны проводиться вновь.
Председатель вправе сам сложить с себя полномочия, сделав об этом заявление, которое должно быть, рассмотрено пленарным заседанием.
Прекращение полномочий Председателя может произойти по инициативе не менее пяти судей Конституционного Суда РФ, считающих, что он недобросовестно исполняет свои обязанности либо злоупотребляет своими правами. Этот вопрос решается тоже на заседании тайным голосованием. За досрочное освобождение должно проголосовать не менее трех четвертей от общего состава судей. Вакантная должность Председателя должна замещаться не позднее двух месяцев со дня образования вакансии.
Помимо выполнения обязанностей судьи Председатель выполняет так же ряд специфических функций, отнесенных к его компетенции.
Заместитель Председателя и судья-секретарь Конституционного Суда получают и прекращают свои полномочия в том же порядке, что установлен для Председателя.
Заместитель Председателя призван выполнять функции, возложенные на него Председателем или Судом. Он также замещает Председателя в тех случаях, когда тот отсутствует по тем или иным причинам.
Судья-секретарь Суда несет ответственность за надлежащее решение ряда вопросов, связанных с организационным обеспечением деятельности суда в целом.
Важным структурным подразделением Конституционного Суда РФ является его Секретариат, осуществляющий организационное, научно-аналитическое, информационно-справочное и иное обеспечение. Он проводит прием посетителей, рассматривает в предварительном порядке поступающие в Суд обращения, дает на них ответы, если они не затрагивают вопросов, требующих изучения судьями, содействует судьям в подготовке дел и иных вопросов к рассмотрению на заседаниях и совещаниях, изучает и обобщает практику исполнения решений Суда. Для лучшей организации работы в Секретариате образуются специализированные подразделения (отделы, сектора, группы). Руководители Секретариата и его подразделений утверждаются на пленарных заседаниях. Действует секретариат под общим руководством Председателя Суда и непосредственным руководством судьи-секретаря.
В составе аппарата Конституционного Суда РФ возрожден существовавший до 1917 года институт судебных приставов. На них возлагается поддержание порядка в заседаниях Суда. Их требования о соблюдении правил, установленных для посетителей Суда и участников процесса, являются обязательными. Отказ от их выполнения может повлечь применение Судом санкций, в том числе при определенных обстоятельствах — штрафа.
Учитывая важную роль и специфические функции, которые осуществляет Конституционный Суд, его аппарат укомплектован специалистами высокой квалификации.
Как и при Верховном Суде РФ и Высшем Арбитражном Суде РФ, при Конституционном Суде образуется Научно-Консультативный совет из числа ученых и практикующих специалистов в области права. Его персональный состав и положение о нем утверждаются Судом. Основная задача этого Совета – обсуждение сложных проблем, возникающих перед Судом и дача рекомендаций.
Конституционный Суд РФ издает «Вестник Конституционного Суда РФ», в котором публикуются решения, принимаемые этим Судом, особые мнения судей, высказанные при вынесении решений по конкретным делам, и иные материалы.

3.2. Осуществление конституционного контроля в РФ: уроки, проблемы

Изучив орган, осуществляющий конституционный контроль необходимо подробнее остановиться на его деятельности.
«Существует точка зрения о не демократичности конституционного контроля: неизмеримый и нередко несменяемый орган (Конституционный Суд) отвергает решения избранных и юридически сменяемых властей (Парламента, Президента, Правительства). Эта аргументация опровержима. Неограниченная демократия — разновидность декадентской демократии, в истинной демократии устанавливаются границы решений большинства».
Демократия и конституционный контроль должны быть поставлены рядом, поскольку конституционная юстиция защищает традицию как необходимое дополнение писаного права и правовые принципы, занимающие особое место в общей копилке конституционных знаний.
Российская наука конституционного правосудия — новое и перспективное направление исследований в рамках публичного права. Развитие теории Конституции, «самопознание» конституционной юстиции — залог будущих успехов Конституционного Суда Российской Федерации и прочности института. В России уже имеются примеры влияния независимых оценок Конституционного Суда на государственную жизнь и гражданское общество.
В этой связи следует сказать, что утверждение в России Конституционного Суда является процессом закономерным.
Если исходить из правила, что демократия является неотъемлемой частью правового государства, и предположить, что все органы государственной власти и их должностные лица обязаны, осуществляя свои обязанности должны соблюдать Конституцию, то следует отметить, что с появлением Конституционного Суда Российской Федерации, Конституция стала наиболее защищенной, а следовательно, работающим документом. Появилась практическая возможность прямого применения её норм при осуществлении правосудия и, поэтому, учреждение Конституционного суда является реальным шагом на пути формирования правового государства в России.
В публикациях, касающихся сущности и деятельности Конституционного Суда, высказываются различные точки зрения его политизации. На мой взгляд, Конституционный суд, являясь органом государственного конституционного контроля и защищая Конституцию, не может на все сто процентов быть вне политики, поскольку Конституция, являясь основным законом государства, и формирует правовой режим общества, а так же структуру государственной власти. Следовательно, защищая Конституцию, и приводя в соответствие с ней все законодательство страны, Конституционный Суд защищает ту политико-правовую идею, которая заложена в Конституции. Однако споры по этому вопросу, как, и по многим другим, связанным с осуществлением конституционного контроля, не прекращаются в среде ученых.
Итак, изучая конституционный контроль с практической точки зрения важно остановиться на вопросе прямого применении норм Конституции при осуществлении правосудия. В этой связи необходимо обратиться к известному Постановлению Верховного Суда Российской Федерации. В этом постановлении говориться, что суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в случаях:
— когда закреплённые нормой Конституции положения, исходя из её смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность её применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина;
— когда суд придёт к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей, когда суд придёт к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
— когда закон или иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.
Верховный Суд, со ссылкой на часть 1 статьи 46, часть 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации, абсолютно верно указал судам, что при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативно-правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию в качестве акта прямого действия (пункт 1,2 постановления). В случае же неопределённости в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации применённый или подлежащий применению по конкретному делу закон, сказано в пункте 3 постановления, суд, исходя из положений части 4 статьи 125 Конституции, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. И далее говориться, что такой запрос может быть сделан, исходя из положений статьи 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», судом первой, кассационной или надзорной инстанции на любой стадии рассмотрения дела.
Таким образом, судам указывается на необходимость обращения в Конституционный Суд России, когда обнаружиться неопределенность в вопросе о конституционности применяемого или подлежащего применению закона. А так же судам указано на их право обращаться в Конституционный Суд с запросом, когда это будет необходимо для разрешения того или иного дела.
Завершая рассмотрение вопроса о применении Конституции судами общей юрисдикции в качестве акта прямого действия необходимо отметить, что проблем не возникает при решении вопроса о прямом применении Конституции лишь тогда, когда норма Конституции настолько конкретна, а противоречия ей право регулирующего закона настолько очевидны, что исключает произвольное толкование. Именно в таком случае конституционная норма должна применяться непосредственно. В остальных же случаях, просто необходимо обращаться в специализированный орган.
Приведенное выше Постановление Верховного Суда РФ можно рассматривать, как своеобразную форму конституционного контроля. Но помимо этого Верховный Суд сам обращаться с запросом в Конституционный Суд. В связи с этим, необходимо обратиться к Постановлению Конституционного Суда от 25.01.2004 №4-П, «По делу о проверке конституционности п.10 ст.75 ФЗ «Об основных гарантиях и права на участие в референдуме граждан РФ» и ч.1 ст.259 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом Верховного Суда РФ». (См. Приложение 1).
В данном запросе Верховный Суд РФ оспаривает конституционность указанных положений, в связи с тем что, по мнению заявителя, этими положениями, которыми Центральная избирательная комиссия РФ наделяется правом обращаться в Верховный Суд РФ и тем самым определять его компетенцию в качестве суда первой инстанции по делам о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме не соответствуют положениям Конституции, т.к. содержат неопределенные критерии установления подсудности Верховному Суду РФ дел о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, предоставляют право ЦИК РФ произвольно и по своему усмотрению определять родовую (предметную) подсудность таких дел, что ставит ее в особое положение по сравнению с другими лицами, участвующими в деле. Здесь важно отметить, что такая ситуация не допустима, т.к. избирательное право является одним из важнейших конституционных прав граждан и защищать его они должны на равных условиях с остальными участниками участвующими в деле.
Конституционный Суд РФ признал неконституционными оспариваемые положения.
Изучая данное постановление можно отметить, что, прежде всего, на решение Конституционного Суда повлияло то обстоятельство, что основания дающие ЦИК обращаться в Верховный Суд по делам о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, изменяя установленный порядок подсудности таких дел, сформулированы весьма неопределенно.
Мы видим, что законодатель принимая данные положения, допустил возможность их произвольного толкования и применения, что не согласуется с нормами Конституции, указанными в постановлении.
Таким образом, признав неконституционными оспариваемые нормативные положения, Конституционный Суд исключил противоречия их Конституции страны, тем самым обеспечил единообразие законодательства, а в конкретном случае, исполнение общего порядка определения подсудности дел о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме.
Возможно история Конституционного Суда в России, слишком коротка и эмоционально насыщена, чтобы делать глубокие выводы и бесстрастные оценки. Особенно первые пять лет были полны переломными и трагическими событиями, которые не могли не отразиться на деятельности Конституционного Суда. Но постепенно становятся несомненными его заслуги в становлении и укреплении конституционной юстиции, защите прав и свобод граждан.
Так исследуя практику Конституционного Суда не возможно не отметить дела, рассматриваемые конституционными (уставными) судами субъектов Федерации.
Признаки решений Конституционного Суда РФ , отождествляющие их с источниками права, в полной мере относятся и к решениям конституционных (уставных) судов субъектов Федерации. Обобщенный анализ законодательства субъектов Федерации о конституционных (уставных) судах показывает: их решения так же как и решения Конституционного Суда РФ действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами. Акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими конституции (уставу) субъекта Федерации, утрачивают силу и не подлежат применению независимо от решения об отмене принявшими их органами. Признание конституционным (уставным) судом нормативного акта либо отдельного его положения не соответствующими конституции (уставу) субъекта Федерации — основание для отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте, признанном не конституционным.
Вступившее в законную силу постановление конституционного (уставного) суда субъекта Федерации является обязательным для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежит неукоснительному исполнению на территории субъекта Федерации. Это означает, что законодателями установлена юридическая нормативность решений конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, объединяющих их с источниками права.
На качества источника права указывают, например, постановления конституционных (уставных) судов, признающие не действительными и не подлежащими применению нормативно-правовые акты субъектов Федерации или их отдельные положения.
Например, 8 апреля 2004 г. Конституционный Суд Республики Марий Эл вынес постановление о проверке конституционности статьи 4 Закона Республики Марий Эл «Об административных правонарушениях в Республике Марий Эл» от 4 декабря 2002 г., которая устанавливает административную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований и предписаний, содержащихся в законодательных и иных нормативных правовых актах органов государственной власти Республики Марий Эл, а также иных правовых актов руководителей этих органов, принятых в пределах их компетенции.
Интерпретационный характер решений конституционных и уставных судов субъектов Федерации подчеркивает И.Г. Дудко . Однако он не распространяет интерпретационный характер решений этих судов до уровня нормативно-правовых актов. По его мнению, решения конституционных (уставных) судов являются интерпретационными актами, призванными устанавливать действительный смысл норм основного закона субъекта Федерации, и единственная функция данных актов — разъяснение действующих норм. Именно она определяет их юридическую природу.
Говоря о политических аспектах в деятельности Конституционного Суда, мы видим, что в тот период, когда в полномочия данного органа входила проверка конституционности не только нормативных актов, но и действий должностных лиц, не смотря на то, что такая практика конституционного контроля существует за рубежом, в нашей стране это приобрело острое политическое значение, что естественно не допустимо в стране, стремящейся к построению правового государства. Да и в целом наиболее важные и спорные с общественной точки зрения, решения Конституционного Суда начального периода носили ярко выраженный компромиссный характер.
В настоящее время, в период экономического роста, учитывая статус РФ страны на международном уровне, как никогда стремительно развивается вся правовая система страны. Особенно быстро развивается отрасль конституционного права, т.к. тесно соприкасается с принципами демократии и организации власти. Поэтому закономерно развитие института конституционного контроля, а так же увеличение его роли в обеспечении верховенства Конституции и соответствия ей остального законодательства страны. В этой связи решения Конституционно Суда РФ сегодня, выражают соответствующую Конституции РФ правовую позицию судей, свободную насколько это возможно от политических пристрастий.
Исследуя практику Конституционного Суда РФ можно отметить, что существует много проблем связанных с разными уровнями законодательства: федеральное, субъектов федерации, местное. Несоответствие этих законодательств Конституции РФ зачастую приводит к нарушению прав и свобод граждан. Учитывая это необходимо повышать требования к приведению законодательств разных уровней в соответствие с федеральным законодательством, безусловно, учитывая особенности того или иного региона.
Так же проблемой является не всегда правильная трактовка норм права, судами общей юрисдикции разных уровней, что неизбежно приводит к нарушению прав граждан в судебных заседаниях.
Конечно, необходимо решать проблемы, существующие в нашем законодательстве, потому что его несовершенство напрямую затрагивает права граждан, а это недопустимо в государстве, объявившему в своей Конституции высшей ценностью права, свободы и законные интересы его граждан.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования на тему Конституционный контроль в России и зарубежных государствах раскрывается понятие конституционного контроля, как особого вида деятельности уполномоченного на то органа, в государстве, заключающейся в проверке соответствия законов и иных нормативных актов конституции страны.
Конституционный контроль является важным атрибутом современного демократического конституционного устройства. Без него немыслимо поддержание конституционной законности, а значит и законности в целом.
Конституционный контроль обеспечивает функционирование конституции государства как высшего нормативного акта, имеющего непосредственное действие. Без действенного же конституционного контроля конституция обречена оставаться не более чем общей декларацией принципов и намерений. Действенность, эффективность конституционного контроля обеспечивается наличием специального, независимого органа, а также особой, тщательно регламентированной законом процедуры конституционного производства.
Говоря о специфике конституционного контроля в разных странах, необходимо отметить разнообразие органов осуществляющих конституционный контроль.
Из проведенного ранее исследования можно видеть, что конституционный контроль может осуществляться:
— всеми судами общей юрисдикции, в работе это было исследовано на примере США, так же такую систему переняли: Аргентина, Дания, Мексика, Норвегия, Япония;
— верховным судом, являющимся высшей судебной инстанцией примером могут служить такие страны как Австралия, Боливия, Индия, Ирландия, Канада, Филиппины, Швейцария;
— специальными конституционными судами, для которых конституционный контроль — главная функция такими органами являются Конституционный Суд РФ, а так же Федеральный конституционный суд ФРГ;
— особым органом несудебного характера примером может служить Конституционный совет во Франции.
В работе на примере США были выделены черты характерные для американской системы конституционного контроля, которая возникла еще в 19 веке и право проверки конституционности законов принадлежит судам общей юрисдикции.
Современная конституционная практика государств выработала многообразные формы конституционного контроля, он различается по субъекту, так и объектам, содержанию порядку осуществления.
Так же можно говорить о том, что разным системам конституционного контроля присущи определенные его формы. Так в США распространен конкретный, осуществляющийся в связи с конкретным судебным делом, последующий, когда проверке подвергаются законы принятые и вступившие в законную силу, конституционный контроль.
Для РФ и многих государств с европейской системой конституционного контроля характерен абстрактный, осуществляющийся по инициативе какого-либо из уполномоченных субъектов без конкретного повода, предварительный, когда проверке подвергаются законы, находящиеся на рассмотрении парламента, конституционный контроль.
Не зависимо от страны орган, осуществляющий конституционный контроль может признать противоречащими конституции либо весь закон, либо его часть, эти нормы теряют свою юридическую силу и перестают применяться судами и другими государственными органами.
В ходе работы проанализировано большое количество источников и литературы, исследованы и сопоставлены различные точки зрения ученых.
Учитывая политический аспект при осуществлении конституционного контроля, можно заключить, что, не смотря на многообразия мнений ученых ясно, что чем более независим орган его осуществляющий, тем защищенней, в правовом смысле Конституция государства, и менее подвержено политическому влиянию все законодательство страны.
Исходя из вышеизложенного – проблема заключается в обеспечении независимости конституционного контроля.
Необходима сложная система формирования органа конституционного контроля (Германия).
Полное отстранение указанного органа от влияния на политическую обстановку страны (негативный пример США, РФ в начале 90-х), влияние возможно ввиду наличия широкого круга полномочий.
Наличие консультативной функции, по обсуждаемым проектам законов, по другим вопросам – с целью избежания изначального нарушения положений основного закона страны, а следовательно прав граждан этой страны (в стране где Конституция была избрана всенародным референдумом – РФ) – (Франция).
Подводя итоги проведенного исследования, можно говорить о том, что наличие института конституционного контроля является неотъемлемой частью демократического государства. И, хотя как у любого правового явления у конституционного контроля существуют проблемы, которые необходимо решать, тем не менее, он остается наиболее действенным способом защиты Конституции государства, а следовательно и конституционного устройства страны, в которой он осуществляется.

Список использованных источников и литературы

1. Источники

1.1. Опубликованные

1. Конституция Российской Федерации : принята на всенар. голосовании 12 дек. 1993 г. // Рос. газета. – 1993. – 25 дек.
2. О Конституционном Суде РФ: ФКЗ [от 21.07.1994г. №1-фкз] //Рос.
газ. – 1994.- 23 июля. — №138-139.
3. О Комитете конституционного надзора СССР: закон СССР. (Собрание законодательства СССР). М., Юр. лит-ра., 1989.
4. О Конституционном Суде РСФСР: закон РСФСР [от 12 июля 1991г.] // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР.- 1991.- № 30.- Ст.1017.
5. О Конституционном Суде Российской Федерации: указ Президента РФ [от 07октября1993г. № 1612] // Рос. газ.- 1993.-№ 34.
6. О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия: постановление Верховного Суда РФ [от 31октября1995] // Рос. газ.-1995.-31 декабря.-№8.
7. По делу о проверке конституционности п.10 ст.75 ФЗ «Об основных гарантиях и права на участие в референдуме граждан РФ» и ч.1 ст.259 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с запросом Верховного Суда РФ: постановление Конституционного Суда [от 25 января 2004. №4-П] // Роc. газ.- 2004. 1 февраля. -№ 17.
8. По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы: постановление Конституционного Суда РФ [от 29 июня 2004 г. №13-П.] // Рос. газ. — 2004. – 10 июля. — № 30
9. По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с жалобами граждан К.А.Инешина, Н.С.Никонова, и открытого акционерного общества «Нижнекамскнефтехим»: постановление Конституционного Суда РФ [от 20 февраля 2006. №1-П] // Рос. газ.- 2006. – 3 марта. — № 44
10. Конституции зарубежных государств: США, Великобритания, Франция, Германия, Италия, Испания, Греция, Япония, Канада. М., Изд-во БЕК, 2000. — С.4., 139, 143,157.

2. Литература

1. Арановский К.В. Государственное право зарубежных стран: Учебник для вузов/ К.В. Арановский.- изд. 3-е, доп. и перераб. М.: Форум М, 2002. -С.103, 295.
2. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов / М.В. Баглай . — 4-е изд., изм. и доп. М.: Норма, 2004. — С.690.
3. Белкин А.А. Дело о президентском обращении к народу 20 марта 1993 года // Изв. вузов. Правоведение,1994.- №3.- С.4.
4. Бжезинский Б.Ф.Суд и парламент: игра в пинг-понг / Б.Ф. Бжезинский // Конституционное право восточноевропейское обозрение. – 1993. — №2. — С.5.
5. Гошуляк В.В. Решения конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации как источник права / В.В. Гошуляк // Законодательство и экономика. – 2007. – № 9. — С. 21-32.
6. Дмитриев Ю.А. Судебная власть в механизме разделения властей и защите прав и свобод человека / Дмитриев Ю.А. //Государство и право. — 1997. — №8. — С.40-44.
7. Дудко И.Г. Юридическая природа постановлений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации / И.Г. Дудко // Журнал российского права. — 2005.- N 1.- С. 32.
8. Егоров С.А. Политическая юриспруденция США / Егоров С.А. — М.: Наука, — 1992. — С.202.
9. Караменский А.М. Конституция США: история и современность / А.М. Караменский, А.С. Маныкин, М.Н. Марченко.- М.: Юрид. лит., — 1988. -С.148, 163.
10. Карлен Д. Американские суды: система и персонал / Д. Карлен. Перевод с англ. Власихина В.А.- М.: Прогресс, — 1982. — С. 95.
11. Кудрявцев Ю.В. Конституционный суд России: опыт и проблемы (Международный научный семинар) / Ю.В. Кудрявцев //Государство и право. — 1994. — №1. — С.135.
12. Лазарев В.В. Конституционный суд в Австрии / В.В. Лазарев // Государство и право. — 1993. — № 9. — С.4.
13. Лафитский В.И. Государственное (конституционное) право. Справочник / В.И. Лафитский. — М.: Юристъ, — 1995. — С.8.
14. Материалы дела о проверке конституционности Указов Президента РФ, касающихся деятельности КПСС и КП РСФСР, а также о проверке конституционности КПСС и КП РСФСР //Конституцион. суд РФ. М.: Спарк, 1996. С.15.
15. Никифоров Б.С. Государственное устройство США / Б.С. Никифоров, В.А. Савельев. — М., Юрид. лит., — 1986. — С.395
16. Научно-практическая конференция «Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы и перспективы». (Обзор). // Государство и право №5 1997. С.5.
17. Овсепян Ж.И. Судебный контроль в зарубежных странах. Правовая защита Конституции / Ж.И. Овсепян. Ростов-Дон: Литера-Д, — 1996. — С.185.
18. Органы конституционного контроля субъектов Российской Федерации: проблемы организации и деятельности (научно-практический семинар) // Государство и право. — №9. — 1995. — С.3.
19. Сакалавичюс Д. Бой выигран. Но выиграна ли война?: Конституционный суд в очередной раз отменил прописку. Но Лужков сдаваться не намерен / Д. Сакалавичюс // Новое время. – 1996. — № 16. — С.3.
20. Современный немецкий конституционализм. М.: ИГП, РАН. — 1994. — С.89.
21. Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Б.А.- Страшун В 4т. Тома 1-2. Часть общая: Учебник. 3-е изд. Обновл. и дораб. — М.: Издательство БЕК,- 2004. — С. 86-89, 91, 93, 95.
22. Топорник Б.Н. Конституция РФ. Научно-практический комментарий / Б.Н. Топорник — М.: Юристъ,- 2003.
23. Талапаев А.Н. Конституционный суд и международные договоры России. К вопросу о конституционности международных договоров Российской Федерации / А.Н. Талапаев // Государство и право. — 1996. — № 3. — С.7.
24. Филиппов С.В. Судебная система в США / С.В. Филиппов — М.: Наука, — 1980. — С.108, 201.
25. Хабриева Т.Я. О работе Конституционного Суда РФ / Т.Я. Хабриева // Государство и право. — 1997. — №1. — С.15.
26. Чиркин В.Е. Конституционный право зарубежных стран: Практикум / В.Е. Чиркин. — М.: Юристъ, — 2003. — С.85, 308, 309.
27. Чиркин В.Е. Элементы сравнительного государствоведения / В.Е. Чиркин. — М., РАН, ИГиП. — 1994. — С. 58.

Приложение 1.

Постановление Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2004 г. N 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Верховного Суда Российской Федерации»
Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего М.И.Клеандрова, судей М.В.Баглая, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, С.М.Казанцева, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой,
с участием представителя Государственной Думы — депутата В.В.Гребенникова, представителя Совета Федерации — доктора юридических наук Е.В.Виноградовой,
руководствуясь статьями 125 (пункт «а» части 2) Конституции Российской Федерации, подпунктом «а» пункта 1 части первой статьи 3, статьями 36, 74, 84 и 85 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности пункта 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явился запрос Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности пункта 10 статьи 75 Федерального закона от 12 июня 2002 года «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации содержащееся в них нормативное положение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Г.А.Жилина, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Центральной избирательной комиссии Российской Федерации — В.И.Лысенко, от Генерального прокурора Российской Федерации — Е.И.Коробкова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации
установил:
1. Согласно взаимосвязанным положениям пунктов 1, 2 и 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации избиратели, участники референдума, кандидаты, их доверенные лица, избирательные объединения, избирательные блоки и их доверенные лица, иные общественные объединения, инициативные группы по проведению референдума, наблюдатели, прокурор, а также комиссии вправе обратиться с жалобой (жалобами) или заявлением на решения и действия (бездействие), нарушающие избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, в суд по подсудности, установленной статьями 24, 26 и 27 ГПК Российской Федерации и другими федеральными законами; при этом в случае, если указанные в жалобе (жалобах) или заявлении нарушения касаются значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации вправе обратиться в Верховный Суд Российской Федерации, который обязан рассмотреть жалобу или заявление по существу.
В запросе Верховного Суда Российской Федерации оспаривается конституционность положений пункта 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации. По мнению заявителя, этими положениями, которыми Центральная избирательная комиссия Российской Федерации наделяется правом обращаться в Верховный Суд Российской Федерации и тем самым определять его компетенцию в качестве суда первой инстанции по делам о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, не соответствуют статьям 46 (часть 1), 47 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку содержат неопределенные критерии для установления подсудности Верховному Суду Российской Федерации дел о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, предоставляют право Центральной избирательной комиссии Российской Федерации произвольно и по своему усмотрению определять родовую (предметную) подсудность таких дел, что ставит ее в особое положение по сравнению с другими лицами, участвующими в деле.
Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является содержащееся в пункте 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации нормативное положение, согласно которому в случае, если указанные в жалобе (жалобах) или заявлении нарушения касаются значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации вправе обратиться в Верховный Суд Российской Федерации, который обязан рассмотреть жалобу или заявление по существу.
2. В соответствии с Конституцией Российской Федерации высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (статья 3, часть 2), граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (статья 32, часть 2). Данные конституционные положения согласуются со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пунктом «b» статьи 25 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которым каждый гражданин должен иметь без какой-либо дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.
Важнейшей гарантией реализации названных положений является судебная защита избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, порядок осуществления которой установлен, в частности, статьей 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и статьей 259 ГПК Российской Федерации. Изложенные в них правила конкретизируют положения статей 45 (части 1 и 2) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, согласно которым государственная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.
Право избирать и быть избранным в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также право участвовать в референдуме относятся к основным политическим правам, определяющим правовой статус гражданина Российской Федерации, важнейшую форму его участия в управлении делами государства. Обращения в суд за защитой этих прав по своей природе являются требованиями, возникающими из публичных правоотношений; как правило, они затрагивают интересы значительного числа граждан, имеют большое общественное значение, а в силу строгих временных рамок избирательного процесса требуют оперативного разрешения.
Особенности реализации указанных прав не могут не учитываться при законодательном регулировании судебной процедуры рассмотрения и разрешения дел этой категории. В частности, процессуальное законодательство предусматривает сокращенные сроки рассмотрения судом заявлений по таким делам, поданных в ходе избирательной кампании или подготовки референдума, сокращенные сроки обжалования и пересмотра в кассационном порядке вынесенных по ним решений (часть третья статьи 260, часть третья статьи 261, часть третья статьи 348 ГПК Российской Федерации; пункты 4 и 5 статьи 78 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»).
С учетом специфики дел о защите избирательных прав федеральный законодатель вправе, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, предусмотреть и специальные правила о подсудности соответствующих дел по сравнению с другими категориями дел, подведомственных судам общей юрисдикции, в том числе возникающих из публичных правоотношений.
3. В силу предписаний Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 46 (части 1 и 2) и 47 (часть 1), подсудность дел определяется федеральным законом. Это относится и к родовой (предметной) подсудности дел о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, по правилам которой они распределяются между судами разного уровня, уполномоченными на рассмотрение в первой инстанции того или иного дела с учетом установленных законом его свойств и признаков.
Верховный Суд Российской Федерации, согласно статье 126 Конституции Российской Федерации, является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Полномочия, порядок образования и деятельности Верховного Суда Российской Федерации, как и всех других федеральных судов общей юрисдикции, в соответствии со статьей 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации, определяются федеральным конституционным законом; в пределах своей компетенции в случаях, предусмотренных федеральным законом, Верховный Суд Российской Федерации рассматривает также дела в качестве суда первой инстанции (часть 3 статьи 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»). В частности, согласно пункту 5 части первой статьи 27 ГПК Российской Федерации и пункту 2 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» Верховный Суд Российской Федерации в качестве суда первой инстанции рассматривает дела об обжаловании решений и действий (бездействия) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, которая, таким образом, является одним из участников судебных споров в области избирательных прав.
В соответствии с рассматриваемым в настоящем деле нормативным положением, содержащимся в пункте 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации, дело о защите избирательных прав, подсудное в силу общих правил статей 24, 26 и 27 ГПК Российской Федерации районному суду или верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и автономного округа, может быть по инициативе Центральной избирательной комиссии Российской Федерации передано для рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации, если указанные в жалобе (жалобах) или заявлении нарушения касаются значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение. При этом, по смыслу закона, решение вопроса о наличии или отсутствии названных оснований для изменения обычных правил подсудности отнесено к исключительной компетенции Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, поскольку Верховный Суд Российской Федерации в случае соответствующего обращения обязан рассмотреть жалобу или заявление по существу в качестве суда первой инстанции. Такое решение принимается не только во внесудебной процедуре, но и без учета позиции сторон данного публично-правового спора и других лиц, участвующих в деле, поскольку выяснение их мнения для изменения подсудности дела не требуется.
4. Закрепленное статьей 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.
В соответствии со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 14 Международного пакта о гражданских и политических правах все равны перед законом и судом; каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, имеет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Указанные положения, как относящиеся к общепризнанным принципам и нормам международного права, согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации. По смыслу этих положений, право каждого на судебную защиту, обеспечиваемое путем рассмотрения его дела законным, независимым и беспристрастным судом, означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом; признание же суда законно установленным требует, чтобы его компетенция по рассмотрению данного дела определялась законом. Поэтому статья 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантирует, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.
Сформулированное как субъективное право каждого, требование Конституции Российской Федерации об определении подсудности дел законом означает, что в таком законе должны быть закреплены критерии, которые в нормативной форме (в виде общего правила) заранее, т.е. до возникновения спора или иного правового конфликта, предопределяли бы, в каком суде подлежит рассмотрению то или иное дело. Иное не позволяло бы суду, сторонам и другим участникам процесса избежать неопределенности в этом вопросе, приводило бы к необходимости устранять ее посредством правоприменительного решения, т.е. дискреционным полномочием правоприменительного органа или должностного лица, и тем самым определять подсудность дела уже не на основании закона.
Изложенная правовая позиция сформулирована в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР. Конституционный Суд Российской Федерации признал содержащиеся в этих статьях нормы — в той мере, в какой ими допускается передача дела из одного суда, которому оно подсудно, в другой суд во внесудебной процедуре при отсутствии указанных в самом процессуальном законе оснований (обстоятельств), по которым дело не может быть рассмотрено в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, — не соответствующими статьям 46 и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
Приведенная правовая позиция согласуется с неоднократно выраженной Конституционным Судом Российской Федерации правовой позицией, согласно которой общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1 Конституции Российской Федерации), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 года по делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР, от 15 июля 1999 года по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР», законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции», от 11 ноября 2003 года по делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 81 Закона Челябинской области «О бюджетном устройстве и бюджетном процессе в Челябинской области»).
Между тем содержащиеся в рассматриваемом нормативном положении пункта 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации основания для изменения подсудности, позволяющие передать дело, отнесенное законом к подсудности других судов общей юрисдикции, на рассмотрение Верховного Суда Российской Федерации, сформулированы неопределенно. Так, не ясно, по каким критериям может определяться «значительное» число граждан, чьи избирательные права или право на участие в референдуме оказались нарушенными; что следует относить к «иным» обстоятельствам, из-за которых нарушение указанных конституционных прав приобрело «особое общественное значение»; какое общественное значение может признаваться «особым», — при том что в силу специфики характера публичных правоотношений дела о защите избирательных прав, как правило, затрагивают интересы большого числа избирателей и имеют широкий общественно-политический резонанс.
Следовательно, предоставляя Центральной избирательной комиссии Российской Федерации полномочие по изменению установленной подсудности дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме, рассматриваемое нормативное положение фактически ставит решение этого вопроса в зависимость от ее усмотрения, а не от выраженной в законе воли законодателя, поскольку не содержит конкретных предписаний, четко и ясно определяющих круг оснований, по которым возможна передача дела, подсудного в силу общих правил суду другого уровня, в Верховный Суд Российской Федерации. Тем самым допускается расширительное истолкование, а следовательно, и произвольное применение данного положения, что не согласуется со статьями 10, 19 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1) и 118 (часть 1) Конституции Российской Федерации.
5. В соответствии с Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, наряду с другими избирательными комиссиями, обеспечивает реализацию и защиту избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, осуществляет подготовку и проведение выборов и референдумов (пункт 3 статьи 20, пункты 1 и 8 статьи 21). Являясь федеральным государственным органом, организующим подготовку и проведение выборов и референдумов, она осуществляет контроль за соблюдением избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, обязана рассматривать поступившие к ней в период избирательной кампании, кампании по проведению референдума обращения о нарушении закона, в пределах своей компетенции независима от органов государственной власти и вправе принимать решения, обязательные для федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, государственных учреждений, органов местного самоуправления, кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков, общественных объединений, организаций, должностных лиц, избирателей и участников референдумов (пункты 4, 12 и 13 статьи 20, пункты 1 и 9 статьи 21). Центральная избирательная комиссия Российской Федерации в пределах своей компетенции рассматривает жалобы (заявления) на действия (бездействие) нижестоящих избирательных комиссий, их должностных лиц и принимает по ним соответствующие решения (пункты 10 и 11 статьи 20, пункт 9 статьи 21, пункты 6 и 7 статьи 75).
Вместе с тем при осуществлении своих полномочий по подготовке и проведению выборов и референдумов Центральная избирательная комиссия Российской Федерации подконтрольна суду, решения которого обязательны для исполнения комиссией (пункт 11 статьи 20, пункты 2 и 3 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»), что согласуется с положениями Конституции Российской Федерации о роли, предназначении и функциях суда в системе разделения государственной власти в Российской Федерации.
6. В Российской Федерации права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием, которое осуществляется только судом как носителем судебной власти; при осуществлении правосудия посредством соответствующего вида судопроизводства суд действует самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчинясь только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статьи 10, 18 и 118, статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации; часть 1 статьи 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»).
Данные конституционные предписания распространяются не только на стадию разрешения дела судом по существу, но и на все другие стадии судопроизводства. В частности, в гражданском судопроизводстве, по правилам которого в настоящее время рассматриваются дела о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме, инициатива подачи заявления в суд принадлежит заинтересованному лицу, однако разрешение вопроса о наличии предусмотренных законом условий для возбуждения производства по делу в соответствии со статьями 4 и 133 ГПК Российской Федерации составляет исключительную компетенцию самого суда, как основного и решающего субъекта процесса, и оформляется соответствующим судебным актом — определением судьи о принятии заявления. Несоблюдение правил подсудности, будучи нарушением необходимых условий возбуждения производства по делу в данном конкретном суде, обязывает судью возвратить поданное заявление (пункт 2 части первой статьи 135 ГПК Российской Федерации).
Рассматриваемое нормативное положение, содержащееся в пункте 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации, — в исключение из приведенных правил гражданского судопроизводства — возлагает на Верховный Суд Российской Федерации обязанность принять дело, подсудное в силу общих требований закона другому суду общей юрисдикции, к своему производству во всех случаях, когда Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, опираясь на критерии, не определенные ясно и четко в законе, воспользуется своим правом на изменение подсудности. Это не согласуется с требованиями статей 10, 118 и 120 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку означает, что Центральная избирательная комиссия Российской Федерации, по существу, наделяется полномочием принимать обязательные для суда решения по вопросу, относящемуся к сфере правосудия.
7. С учетом возложенных на Центральную избирательную комиссию Российской Федерации задач федеральный законодатель вправе предусмотреть возможность ее участия в судопроизводстве, в частности посредством обращения в суд в защиту избирательных прав и права на участие в референдуме перечисленных в законе лиц. Однако при этом Центральная избирательная комиссия Российской Федерации не только не может наделяться полномочиями по принятию обязательных для суда решений по вопросам осуществления правосудия, но и не должна ставиться в особое положение по отношению к другим участникам процесса, поскольку иное вступает в противоречие со статьей 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.
Между тем рассматриваемое нормативное положение вопреки общим правилам, установленным законом, допускает отнесение дел о защите избирательных прав и права на участие в референдуме к подсудности Верховного Суда Российской Федерации по усмотрению Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. Это предоставляет ей как участнику судопроизводства дополнительные права, что не соответствует общему процессуальному статусу лиц, наделенных законом полномочием на обращение в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц, в том числе по делам, возникающим из публичных правоотношений (статьи 4, 34, 35, 46 и 246 ГПК Российской Федерации).
8. Таким образом, установленный нормативным положением, содержащимся в пункте 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации, порядок изменения родовой (предметной) подсудности дел о защите избирательных прав и права граждан на участие в референдуме допускает возможность решения вопроса о передаче дела в Верховный Суд Российской Федерации произвольно, по усмотрению Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. При этом подсудность конкретного дела определяется не на основании закона, а на основании решения, принимаемого Центральной избирательной комиссией Российской Федерации как органом, осуществляющим в таких случаях исполнительно-распорядительные функции в связи с уже возникшим спором о нарушении избирательных прав. Кроме того, компетенция Центральной избирательной комиссии Российской Федерации по изменению подсудности, не предусмотренная нормами конституционного уровня, предопределяет соответствующую обязанность органов правосудия, которые в силу конституционного принципа разделения государственной власти должны осуществлять судебную власть независимо и самостоятельно.
Тем самым создается нормативная предпосылка для нарушения закрепленных Конституцией Российской Федерации принципов и положений, относящихся к осуществлению правосудия, — права каждого на судебную защиту (статья 46, части 1 и 2), в том числе на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1), равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1), осуществления правосудия только судом (статья 118), самостоятельности и независимости суда (статьи 10 и 120, часть 1), осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3).
Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 71, статьями 72, 74, 79 и 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
постановил:
1. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 47 (часть 1), 118, 120 (часть 1) и 123 (часть 3), нормативное положение, содержащееся в пункте 10 статьи 75 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации, согласно которому в случае, если нарушения, указанные в жалобе (жалобах) или заявлении на решения и действия (бездействие), нарушающие избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, касаются значительного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации вправе обратиться в Верховный Суд Российской Федерации, который обязан рассмотреть жалобу по существу.
2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Яндекс.Метрика