ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ У ДОШКОЛЬНИКОВ ПОДГОТОВИТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СТАТУСНОГО ПОЛОЖЕНИЯ В ГРУППЕ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………… 3

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОБЛЕМЫ ТРЕВОЖНОСТИ………………………………………….…………………….
6
1.1. Проблема тревожности в отечественной психологии…………………………. 6
1.2. Феномен тревожности в зарубежной психологии……..………………… 12
1.3. Причины возникновения тревожности и особенности ее проявления у детей дошкольного возраста……………………………………………………
21
1.4. Самооценка. Особенности развития самооценки у детей дошкольного возраста……………………………………………………………………………
31

ГЛАВА 2. ЭКСПЕРЕМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ И СТАТУСА РЕБЕНКА В ГРУППЕ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА…………………..

36
2.1. Характеристика эмоциональной сферы детей..……..…………………… 36
2.2. Характеристика межличностных отношений в группе детей старшего дошкольного возраста……………………………………………………………
56
2.3. Статусное положение детей с различными уровнями тревожности…… 61
2.4. Корреляционный анализ…………………………………………………… 62
Выводы ………………………………………………………………………….. 68

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………..….…. 70

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………………… 73

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Проблема тревожности является одной из наиболее актуальных проблем в современной психологии. Среди негативных переживаний человека тревожность занимает особое место, часто она приводит к снижению работоспособности, продуктивности деятельности, к трудностям в общении. Человек с повышенной тревожностью впоследствии может столкнуться с различными соматическими заболеваниями. Разобраться в феномене тревоги, а также в причинах ее возникновения достаточно сложно. В настоящее время увеличилось число тревожных детей, отличающихся повышенным беспокойством, неуверенностью, эмоциональной неустойчивостью. Возникновение и закрепление тревожности связано с неудовлетворением возрастных потребностей ребенка, личностными особенностями. Закрепление и усиление тревожности происходит по механизму “замкнутого психологического круга”, ведущего к накоплению и углублению отрицательного эмоционального опыта, который, способствует увеличению и сохранению тревожности.
Тревожность имеет ярко выраженную возрастную специфику, обнаруживающиеся в ее источниках, содержаниях, формах проявления компенсации и защиты. Для каждого возрастного периода существуют определенные области, объекты действительности, которые вызывают повышенную тревогу большинства детей независимо от наличия реальной угрозы или тревожности как устойчивого образования. Эти “возрастные пики тревожности” являются следствием наиболее значимых социогенных потребностей.
В данные “возрастные пики тревожности” тревожность выступает как неконструктивная, которая вызывает состояние паники, уныния. Ребенок начинает сомневаться в своих способностях и силах. Тревога начинает разрушать личностные структуры. Кроме того, низкое статусное положение ребенка усугубляет ситуацию.
Объект исследования: тревожность у детей подготовительной к школе группы и их статусное положение.
Предмет исследования: зависимость личностной тревожности у детей подготовительной группы от статусного положения в группе.
Цель дипломной работы: Исследование взаимосвязи между особенностями личностной тревожности у дошкольников подготовительной к школе группе и их статусного положения.
Гипотеза исследования: Существует взаимосвязь между тревожностью у детей подготовительной группы и их статусным положением в группе. Дети с высоким уровнем тревожности имеют неблагоприятное положение в группе.
В ходе работы сформулированы следующие задачи:
1. Изучить причины возникновения тревожности у детей детского сада с целью создания наиболее благоприятных условий для социолизации ребенка.
2. Изучить эмоциональную сферу детей старшего дошкольного возраста (подготовительная группа). Исследовать уровень тревожности у детей подготовительной группы.
3. Изучить межличностные отношения в группе детей старшего возраста.
4. Определить статусное положение ребенка в группе детского сада.
Для решения задач использованы методики:
1. Диагностика межличностных отношений детей по методике изучения детской группы (социометрия и аутосоциометрия).
2. Рисуночный тест Бака «Дом – Дерево – Человек».
3. Методика «Рисунок несуществующего животного».
А также наблюдения за деятельностью детей во время прогулки, на занятиях, в игре.
Степень исследованности проблемы в литературе. По мнению отечественных психологов тревожность рассматривается, как особое чувство при котором человек испытывает неполноценность своего организма. При этом он проявляет повышенное беспокойство свою неуверенность в чем-либо. Это чувство вызывает состояние паники и уныния. Всё это явление социальное, а не биологическое (А. М. Прихожан, Р. С. Немов, А. В. Петровский, М. З. Неймарк и др.).
Анализ основных работ показывает, что в понимании природы тревожности у зарубежных авторов можно проследить два подхода – понимание тревожности как изначально присущее человеку свойство, и понимание тревожности как реакцию на враждебный человеку внешний мир, то есть выведение тревожности из социальных условий жизни. Эти две точки зрения постоянно сливаются и смешиваются у большинства авторов (З. Фрейд, А. Адлер, К. Хорни, Э. Фром и др.)
Практическая значимость дипломной работы. Изучение ребенка позволяет психологу, воспитателям выявить тревожность и создать условия для ее снижения. Кроме того, работа воспитателя по сплочению группы позволяет повысить статусное положение детей с низким показателем, что в свою очередь также способствует снижению тревожности и улучшению психологического климата коллектива группы.
Структурно дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.
В первой главе дается теоретическое обоснование феномена тревожности. Анализируется проблема тревожности в отечественной психологии и в зарубежной. Также исследуются причины возникновения тревожности и особенности ее проявления у детей дошкольного возраста. Рассматриваются особенности развития самооценки у дошкольников.
Во второй главе описывается непосредственно проведенное экспериментальное исследование. В ней отражены способы выявления
тревожности и в таблицах представлены результаты исследования у детей дошкольного возраста подготовительной группы. Тревожность у детей выявлена с помощью рисуночных тестов и наблюдений, статус — при помощи социометрии.
Общий объем работы составляет 77 страниц.
ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРОБЛЕМЫ ТРЕВОЖНОСТИ

1.1. Проблема тревожности в отечественной психологии

В психологической литературе, можно встретить разные определения понятия тревожности, хотя большинство исследователей сходятся в признании необходимости рассматривать его дифференцированно – как ситуативное явление и как личностную характеристику с учетом переходного состояния и его динамики.
Так, А.М. Прихожан указывает, что тревожность – это «переживание эмоционального дискомфорта, связанное с ожиданием неблагополучия, с предчувствием грозящей опасности».
Тревожность как свойство личности во многом обуславливает поведение субъекта. Определенный уровень тревожности — естественная и обязательная особенность активной деятельной личности. У каждого человека существует свой оптимальный или желательный уровень тревожности — это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания. Однако, повышенный уровень тревожности является субъективным проявлением неблагополучия личности.
Тревожность оказывает существенное влияние и на самооценку ребенка. Повышенный уровень тревожности у ребенка может свидетельствовать о его недостаточной эмоциональной приспособленности к тем или иным социальным ситуациям. Это порождает общую установку на неуверенность в себе.
Особенно острой проблема тревожности, указывает А. М. Прихожан, является для детей подросткового возраста. В силу ряда возрастных особенностей подростничество часто называют «возрастом тревог». Подростки тревожатся по поводу своей внешности, по поводу проблем в школе, взаимоотношений с родителями, учителями, сверстниками. И непонимание со стороны взрослых только усиливает неприятные ощущения.
Различают тревожность как эмоциональное состояние и как устойчивое свойство, черту личности или темперамента.
По определению Р.С. Немова: «Тревожность – постоянно или ситуативно проявляемое свойство человека приходить в состояние повышенного беспокойства, испытывать страх и тревогу в специфических социальных ситуациях».
Л.А. Китаев-Смык, в свою очередь, отмечает, что «широкое распространение получило в последние годы использование в психологических исследованиях дифференцированного определения двух видов тревожности: «тревожность характера» и ситуационная тревожность, предложенное Спилбергом».
По определению А.В. Петровского: «Тревожность – склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги; один из основных параметров индивидуальных различий. Тревожность обычно повышена при нервно-психических и тяжелых соматических заболеваниях, а также у здоровых людей, переживающих последствия психотравмы, у многих групп лиц с отклоняющимся субъективным проявлением неблагополучия личности».
Современные исследования тревожности направлены на различие ситуативной тревожности, связанной с конкретной внешней ситуацией, и личностной тревожности, являющейся стабильным свойством личности, а также на разработку методов анализа тревожности как результата взаимодействия личности и ее окружения.
Г.Г. Аракелов, Н.Е. Лысенко, Е.Е. Шотт, в свою очередь, отмечают, что тревожность – это многозначный психологический термин, который описывают как определенное состояние индивидов в ограниченный момент времени, так и устойчивое свойство любого человека. Анализ литературы последних лет позволяет рассматривать тревожность с разных точек зрения, допускающих утверждение о том, что повышенная тревожность возникает и реализуется в результате сложного взаимодействия когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, провоцируемых при воздействии на человека различными стрессами.
Тревожность — как черта личности связана с генетически детерминированными свойствами функционирующего мозга человека, обуславливающими постоянно повышенным чувством эмоционального возбуждения, эмоций тревоги.
В исследовании уровня притязаний у подростков М.З. Неймарк обнаружила отрицательное эмоциональное состояние в виде беспокойства, страха, агрессии, которое было вызвано неудовлетворением их притязаний на успех. Также эмоциональное неблагополучие типа тревожности наблюдалось у детей с высокой самооценкой. Они претендовали на то, чтобы быть «самыми лучшими» учениками, или занимать самое высокое положение в коллективе, то есть были высокие притязания в определенных областях, хотя действительных возможностей для реализации своих притязаний не имели.
Отечественные психологи считают, что неадекватно высокая самооценка у детей складывается в результате неправильного воспитания, завышенных оценок взрослыми успехов ребенка, захваливания, преувеличения его достижений, а не как проявление врожденного стремления к превосходству.
Высокая оценка окружающих и основанная на ней самооценка вполне устраивает ребенка. Столкновение же с трудностями и новыми требованиями обнаруживают его несостоятельность. Однако, ребенок стремится всеми силами сохранить свою высокую самооценку, так как она обеспечивает ему самоуважение, хорошее отношение к себе. Тем не менее, это ребенку не всегда удается. Претендуя на высокий уровень достижений в учении, он может не иметь достаточных знаний, умений, чтобы добиваться их, отрицательные качества или черты характера могут не позволить ему занять желаемое положение среди сверстников в классе. Таким образом, противоречия между высокими притязаниями и реальными возможностями могут привести к тяжелому эмоциональному состоянию.
От неудовлетворения потребности у ребенка вырабатываются механизмы защиты, не допускающие в сознание признания неуспеха, неуверенности и потери самоуважения. Он старается найти причины своих неудач в других людях: родителях, учителях, товарищах. Пытается не признаться даже себе, что причина неуспеха находится в нем самом, вступает в конфликт со всеми, кто указывает на его недостатки, проявляет раздражительность, обидчивость, агрессивность.
М.З. Неймарк называет это «аффектом неадекватности» – «… острое эмоциональное стремление защитить себя от собственной слабости, любыми способами не допустить в сознание неуверенность в себя, отталкивание правды, гнев и раздражение против всего и всех». Такое состояние может стать хроническим и длиться месяцы и годы. Сильная потребность в самоутверждении приводит к тому, что интересы этих детей направляются только на себя.
Такое состояние не может не вызвать у ребенка переживания тревоги. Первоначально — тревога обоснованна. Она вызвана реальными для ребенка трудностями, но по мере закрепления неадекватности отношения ребенка к себе, своим возможностям, людям, неадекватность станет устойчивой чертой его отношения к миру. Тогда — недоверчивость, подозрительность и другие подобные черты, повлияют так, что реальная тревога станет тревожностью, когда ребенок будет ждать неприятностей в любых случаях, объективно для него отрицательных.
Т.В. Драгунова, Л.С. Славина, Е.С. Макслак, М.З. Неймарк показывают, что аффект становится препятствием правильного формирования личности, поэтому очень важно его преодолеть.
В работах этих авторов указывается, что очень трудно преодолеть аффект неадекватности. Главная задача состоит в том, чтобы реально привести в соответствие потребности и возможности ребенка, либо помочь ему поднять его реальные возможности до уровня самооценки, либо спустить самооценку. Но наиболее реальный путь – это переключение интересов и притязаний ребенка в ту область, где ребенок может добиться успеха и утвердить себя.
Так, исследование Л. С. Славиной, посвященное изучению детей с аффективным поведением, показало, что сложные эмоциональные переживания у детей связаны с аффектом неадекватности.
Кроме того, исследования отечественных психологов показывают, что отрицательные переживания, ведущие к трудностям в поведении детей, не являются следствием врожденных агрессивных или сексуальных инстинктов, которые “ждут освобождения” и всю жизнь довлеют над человеком.
Эти исследования можно рассматривать как теоретическую базу для понимания тревожности, как результат реальной тревоги, возникающей в определенных неблагоприятных условиях в жизни ребенка, как образования, возникающие в процессе его деятельности и общения. Иначе говоря, это явление социальное, а не биологическое.
Проблема тревожности имеет и другой аспект, — психо-физиологический.
Второе направление в исследовании беспокойства, тревоги идет по линии изучения тех физиологических и психологических особенностей личности, которые обуславливают степень данного состояния.
Большое число авторов считают, что тревога является составной частью состояния сильного психического напряжения – «стресса».
Отечественные психологи, изучавшие состояние стресса, внесли в его определение различные толкования.
Так, В.В. Суворова изучала стресс, полученный в лабораторных условиях. Она определяет стресс как состояние, возникающее в экстремальных условиях, очень трудных и неприятных для человека.
В.С. Мерлин определяет стресс, как психологическое, а не нервное напряжение, возникающее в «крайне трудной ситуации».
При всех различиях в толковании понимания «стресса», все авторы сходятся в том, что стресс – это чрезмерное напряжение нервной системы, возникающее в весьма трудных ситуациях. Ясно потому, что стресс никак нельзя отождествлять с тревожностью, хотя бы потому, что стресс всегда обусловлен реальными трудностями, в то время как тревожность может проявляться в их отсутствии. И по силе стресс и тревожность – состояния разные. Если стресс – это чрезмерное напряжение нервной системы, то для тревожности такая сила напряжения не характерна.
Можно полагать, что наличие тревоги в состоянии стресса связано именно с ожиданием опасности или неприятности, с предчувствием его. Потому тревога может возникнуть не прямо в ситуации стресса, а до наступления этих состояний, опережать их. Тревожность, как состояние, и есть ожидание неблагополучия. Однако тревога может быть различной в зависимости от того, от кого субъект ожидает неприятности: от себя (своей несостоятельности), от объективных обстоятельств или от других людей.
Важный факт: во-первых, как при стрессе, так и при фрустрации, авторы отмечают у субъекта эмоциональное неблагополучие, которое выражается в тревоге, беспокойстве, растерянности, страхе, неуверенности. Но эта тревога всегда обоснованная, связанная с реальными трудностями. Так И.В.Имедадзе прямо связывает состояние тревоги с предчувствием фрустрации. По ее мнению, тревога возникает при антиципации ситуации, содержащей опасность фрустрации актуализированной потребности.
Таким образом, стресс и фрустрация при любом их понимании включают в себя тревогу.
Подход к объяснению склонности к тревоге с точки зрения физиологических особенностей свойств нервной системы мы находим у отечественных психологов. Так, в лаборатории И.П.Павлова, было обнаружено, что, скорее всего нервный срыв под действием внешних раздражителей происходит у слабого типа, затем у возбудимого типа и меньше всего подвержены срывам животные с сильным уравновешенным типом с хорошей подвижностью.
Данные Б.М.Теплова также указывают на связь состояния тревоги с силой нервной системы. Высказанные им предположения об обратной корреляции силы и чувствительности нервной системы, нашло экспериментальное подтверждение в исследованиях В. Д. Небылицина.
Он делает предположение о более высоком уровне тревожности со слабым типом нервной системы.
Наконец, следует остановиться на работе В.С. Мерлина, изучавшего вопрос симптомокомплекса тревожности. Испытание тревожности В.В. Белоус проводил двумя путями – физиологическим и психологическим.
Особый интерес представляет исследование В.А. Бакеева, проведенное под руководством А.В. Петровского, где тревожность рассматривалась в связи с изучением психологических механизмов внушаемости. Уровень тревожности у испытуемых измерялся теми же методиками, которыми пользовался В.В. Белоус.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в основе отрицательных форм поведения лежат: эмоциональное переживание, неспокойствие, неуютность и неуверенность за свое благополучие, которое может рассматриваться как проявление тревожности.

1.2. Феномен тревожности в зарубежной психологии

Понимание тревожности было внесено в психологию психоаналитиками и психиатрами. Многие представители психоанализа рассматривали тревожность как врожденное свойство личности, как изначально присущее человеку состояние.
Основатель психоанализа З.Фрейд утверждал, что человек имеет несколько врожденных влечений – инстинктов, которые являются движущей силой поведения человека, определяют его настроение. З.Фрейд считал, что столкновение биологических влечений с социальными запретами порождает неврозы и тревожность. Изначальные инстинкты по мере взросления человека получают новые формы проявления. Однако в новых формах они наталкиваются на запреты цивилизации, и человек вынужден маскировать и подавлять свои влечения. Драма психической жизни индивида начинается с рождения и продолжается всю жизнь. Естественный выход из этого положения Фрейд видит в сублимировании «либидиозной энергии», то есть в направлении энергии на другие жизненные цели: производственные и творческие. Удачная сублимация освобождает человека от тревожности.
Чувство неполноценности может возникнуть от субъективного ощущения физической слабости или каких-либо недостатков организма, либо от тех психических свойств и качеств личности, которые мешают удовлетворить потребность в общении. Потребность в общении – это есть в то же время потребность принадлежать к группе. Чувство неполноценности, неспособности к чему-либо доставляет человеку определенные страдания, и он пытается избавиться от него либо путем компенсации, либо капитуляцией, отказом от желаний. В первом случае индивид направляет всю энергию на преодоление своей неполноценности. Те, которые своих трудностей не поняли, и у кого энергия была направлена на себя, терпят неудачу.
Стремясь к превосходству, индивид вырабатывает «способ жизни», линию жизни и поведения. Уже к 4-5 годам у ребенка может появиться чувство неудачливости, неприспособленности, неудовлетворенности, неполноценности, которые могут привести к тому, что в будущем человек потерпит поражение.
А.Адлер выдвигает три условия, которые могут привести к возникновению у ребенка неправильной позиции и стиля жизни.
Эти условия следующие:
1. Органическая, физическая неполноценность организма. Дети с этими недостатками бывают целиком заняты собой, если их никто не отвлечет, не заинтересует другими людьми. Сравнение себя с другими приводит этих детей к чувству неполноценности, приниженности, страданию, это чувство может усиливаться благодаря насмешкам товарищей, особенно это чувство увеличивается в трудных ситуациях, где такой ребенок будет себя чувствовать хуже, чем обычный ребенок. Но сама по себе неполноценность не является патогенной. Даже больной ребенок чувствует способность изменить ситуацию. Результат зависит от творческой силы индивидуума, который может иметь разную силу и по-разному проявляться, но всегда определяющей целью.
А.Адлер был первым, кто описал трудности и тревогу ребенка, связанные с недостаточностью органов, и искал пути их преодоления.
2. К таким же результатам может привести и избалованность. Возникновение привычки все получать, ничего не давая в обмен. Легко доступное превосходство, не связанное с преодолением трудностей, становится стилем жизни. В этом случае все интересы и заботы также направлены на себя, нет опыта общения и помощи людям, заботы о них. Единственный способ реакции на трудность – требования к другим людям. Общество рассматривается такими детьми как враждебное.
3. Отверженность ребенка. Отверженный ребенок не знает, что такое любовь и дружеское сотрудничество. Он не видит друзей и участия. Встречаясь с трудностями, он переоценивает их, а так как не верит в возможность преодолеть их с помощью других и поэтому и в свои силы. Он не верит, что может заслужить любовь и высокую оценку путем действий, полезных людям. Поэтому он подозрителен и никому не доверяет. У него нет опыта любви к другим, потому что его не любят, и он платит враждебностью. Отсюда – необщительность, замкнутость, неспособность к сотрудничеству.
Умение любить других требует развития и тренировки. В этом А. Адлер видит роль членов семьи и, прежде всего, матери и отца. Итак, у А. Адлера в основе конфликта личности, в основе неврозов и тревожности лежит противоречие между “хотеть” (воли к могуществу) и “мочь” (неполноценность), вытекающие из стремления к превосходству. В зависимости от того, как разрешается это противоречие, идет все дальнейшее развитие личности. Сказав о стремлении к могуществу как изначальной силе, А. Адлер приходит к проблеме общения, т.е. стремление к превосходству не может иметь место без группы людей, в которой может быть осуществлено это превосходство.
Проблема тревожности стала предметом специального исследования у неофрейдистов и, прежде всего у К. Хорни.
В теории К. Хорни главные источники тревоги и беспокойства личности коренятся не в конфликте между биологическими влечениями и социальными запретами, а являются результатом неправильных человеческих отношений.
К. Хорни считает, что при помощи удовлетворения этих потребностей человек стремится избавиться от тревоги, но невротические потребности ненасыщаемы, удовлетворить их нельзя, а, следовательно, от тревоги нет путей избавления.
В большой степени К. Хорни близок С. Салливен. Он известен как создатель “межличностной теории”. Личность не может быть изолирована от других людей, межличностных ситуаций. Ребенок с первого дня рождения вступает во взаимоотношение с людьми и в первую очередь с матерью. Все дальнейшее развитие и поведение индивида обусловлено межличностными отношениями. С. Салливен считает, что у человека есть исходное беспокойство, тревога, которая является продуктом межличностных (интерперсональных) отношений.
С. Салливен рассматривает организм как энергетическую систему напряжений, которая может колебаться между определенными пределами – состоянием покоя, расслабленности (эйфория) и наивысшей степенью напряжения. Источниками напряжения являются потребности организма и тревога. Тревога вызывается действительными или мнимыми угрозами безопасности человека.
С. Салливен так же, как и К. Хорни, рассматривает тревожность не только как одно из основных свойств личности, но и как фактор, определяющий ее развитие. Возникнув в раннем возрасте, в результате соприкосновения с неблагоприятной социальной средой, тревога постоянно и неизменно присутствует на протяжении всей жизни человека. Избавление от чувства беспокойства для индивида становится “центральной потребностью” и определяющей силой его поведения. Человек вырабатывает различные “динамизмы”, которые являются способом избавления от страха и тревоги.
Иначе подходит к пониманию тревожности Э. Фромм.
Он считает, что в эпоху средневекового общества, с его способом производства и классовой структурой, человек не был свободен, но он не был изолирован и одинок, не чувствовал себя в такой опасности, и не испытывал таких тревог, потому что он не был “отчужден” от вещей, от природы, от людей. Человек был соединен с миром первичными узами, которые Э. Фромм называет “естественными социальными связями, существующими в первобытном обществе. С развитием общества разрываются первичные узы, появляется свободный индивид, оторванный от природы, от людей, в результате чего он испытывает глубокое чувство неуверенности, бессилия, сомнения, одиночества и тревоги. Чтобы избавиться от тревоги, порожденной “негативной свободой”, человек стремится избавиться от самой этой свободы. Единственный выход он видит в бегстве от свободы, то есть бегство от самого себя, в стремлении забыться и этим подавить в себе состояние тревоги.
Э. Фромм, К. Хорни и С. Салливен пытаются показать различные механизмы избавления от тревоги.
Э. Фромм считает, что все эти механизмы, в том числе “бегство в себя”, лишь прикрывает чувство тревоги, но полностью не избавляет индивида от нее. Наоборот, чувство изолированности усиливается, ибо утрата своего “Я” составляет самое болезненное состояние. Психические механизмы бегства от свободы являются иррациональными, по мнению Э. Фромма, они не являются реакцией на окружающие условия, поэтому не в состоянии устранить причины страдания и тревоги.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что тревожность основана на реакции страха, а страх является врожденной реакцией на определенные ситуации, связанные с сохранением целостности организма.
Авторы не делают различия между беспокойством и тревожностью. И то и другое появляется как ожидание неприятности, которая однажды вызвала у ребенка страх. Тревога или беспокойство – это ожидание того, что может вызвать страх. При помощи тревоги ребенок может избежать страха.
Анализируя и систематизируя рассмотренные теории можно выделить несколько источников тревоги, которые в своих работах выделяют авторы:
1. Тревога из-за потенциального физического вреда. Этот вид беспокойства возникает в результате ассоциирования некоторых стимулов, угрожающих болью, опасностью, физическим неблагополучием.
2. Тревога из-за потери любви (любви матери, расположения сверстников).
3. Тревога может быть вызвана чувством вины, которая обычно проявляется не ранее 4-х лет. У старших детей чувство вины характеризуется чувствами самоунижения, досады на себя, переживание себя как недостойного.
4. Тревога из-за неспособности овладеть средой. Она происходит, если человек чувствует, что не может справиться с проблемами, которые выдвигает среда. Тревога связана с чувством неполноценности, но не идентична ему.
5. Тревога может возникнуть и в состоянии фрустрации. Фрустрация определяется как переживание, возникающее при наличии препятствия к достижению желаемой цели или сильной потребности. Нет полной независимости между ситуациями, которые вызывают фрустрации и теми, которые приводят в состояние тревоги (потеря любви родителей и так далее) и авторы не дают четкого различия между этими понятиями.
6. Тревога свойственна каждому человеку в той или иной степени. Незначительная тревога действует мобилизующе к достижению цели. Сильное же чувство тревоги может быть “эмоционально калечащим” и привести к отчаянию. Тревога для человека представляет проблемы, с которыми необходимо справиться. С этой целью используются различные защитные механизмы (способы).
7. В возникновении тревоги большое значение придается семейному воспитанию, роли матери, взаимоотношениям ребенка с матерью. Период детства является предопределяющим последующее развитие личности.
М.С. Каган с одной стороны, рассматривает тревогу как врожденную реакцию на опасность, присущую каждой личности, с другой стороны – ставит степень тревожности человека в зависимость от степени интенсивности обстоятельств (стимулов), вызывающих чувство тревоги, с которыми сталкивается человек, взаимодействуя с окружающей средой.
Можно рассматривать состояние страха, беспокойства и тревоги как реакцию субъекта на события, происходящие непосредственно в окружающей обстановке. Различия между этими явлениями не делается. Беспокойство присуще уже младенцу, когда он слышит громкий звук, испытывает внезапное перемещение или потерю опоры, а также другие внезапные раздражители, к которым организм оказывается неподготовленным. Однако маленький ребенок остается нечувствительным ко многим стимулам, которые могут его потенциально тревожить в более позднем возрасте.
Иначе рассматривает эмоциональное самочувствие К. Роджерс.
Он определяет личность как продукт развития человеческого опыта или как результат усвоения общественных форм сознания и поведения.
В результате взаимодействия с окружающей средой у ребенка возникает представление о самом себе, самооценка. Оценки привносятся в представление индивида о самом себе не только как результат непосредственного опыта соприкосновения со средой, но также могут быть заимствованы у других людей и восприняты так, словно индивид выработал их сам.
К. Роджерс признает то, что человек думает о себе, – это еще не есть для него реальность, а что человеку свойственно проверять свой опыт на практике окружающего мира, в результате чего, он оказывается в состоянии вести себя реалистически.
Другой источник тревожности К. Роджерс видит в том, что есть явления, которые лежат ниже уровня сознания, и если эти явления носят угрожающий характер для личности, то они могут быть восприняты подсознательно еще до того, как они осознанны. Это может вызвать вегетативную реакцию, сердцебиение, которое сознательно воспринимается как волнение, тревога, а человек не в состоянии оценить причины беспокойства. Тревога ему кажется беспричинной.
Основной конфликт личности и основную тревогу К. Роджерс выводит из соотношения двух систем личности – сознательной и бессознательной. Если между этими системами имеется полное согласие, то у человека хорошее настроение, он удовлетворен собой, спокоен. И, наоборот, при нарушении согласованности между двумя системами возникают различного рода переживания, беспокойства и тревога. Главным условием, предупреждающим эти эмоциональные состояния, является умение человека быстро пересматривать свою самооценку, изменять ее, если этого требуют новые условия жизни. Таким образом, драма конфликта в теории К. Роджерса переносится от плоскости “биосоцио” в плоскость, возникающую в процессе жизни индивида между его представлениями о себе, сложившегося в результате прошлого опыта и данного опыта, который он продолжает получать. Это противоречие – основной источник тревожности.
Анализ основных работ показывает, что в понимании природы тревожности у зарубежных авторов можно проследить два подхода – понимание тревожности как изначально присущее человеку свойство, и понимание тревожности как реакцию на враждебный человеку внешний мир, то есть выведение тревожности из социальных условий жизни.
Однако, несмотря на, казалось бы, принципиальное различие между пониманием тревожности как биологической или социальной, мы не можем разделить авторов по этому принципу. Эти две точки зрения постоянно сливаются, смешиваются у большинства авторов. Так, К. Хорни или С. Салливен, которые считают тревогу изначальным свойством, “основной тревогой”, тем не менее, подчеркивают и ее социальное происхождение, ее зависимость от условий формирования в раннем детстве.
Наоборот, Э.Фром, который, стоит как будто на совсем других социальных позициях, в то же время считает, что тревога возникает в результате нарушения “естественных социальных связей”, “первичных уз”. А что такое естественные социальные узы? — это природные, то есть не социальные. Тогда тревога является результатом вторжения социального в биологическое. Это же рассматривает З.Фрейд, но только вместо разрушения естественных влечений, по его мнению, происходит разрушение “естественных связей”.
Такое же смешение социального и биологического в понимании тревожности мы наблюдаем у других авторов. Помимо отсутствия четкости в понимании природы тревожности у всех авторов, несмотря на бесконечные частные различия, имеется еще одна общая черта: никто не делает различия между объективно обоснованной тревожностью и тревожностью неадекватной.
Таким образом, если рассматривать тревогу или тревожность как состояние, переживание, или как более или менее устойчивую особенность личности, то несущественно, насколько она адекватна ситуации. Переживание обоснованной тревоги, по-видимому, не отличается от необоснованного переживания. Субъективно же состояния равны. Но объективно разница очень велика. Переживания тревоги в объективно тревожной для субъекта ситуации – это нормальная, адекватная реакция, реакция, свидетельствующая о нормальном адекватном восприятии мира, хорошей социализации и правильном формировании личности. Такое переживание не является показателем тревожности субъекта. Переживание же тревоги без достаточных оснований означает, что восприятие мира является искаженным, неадекватным. Адекватные отношения с миром нарушаются. В этом случае речь идет о тревожности как особом свойстве человека, особом виде неадекватности.

1.3. Причины возникновения тревожности и особенности ее проявления у детей дошкольного возраста

Эмоции играют важную роль в жизни детей: помогают воспринимать действительность и реагировать на нее. Проявляясь в поведении, они информируют взрослого о том, что ребенку нравится, сердит или огорчает его. Особенно это актуально в младенчестве, когда вербальное общение не доступно. По мере того, как ребенок растет, его эмоциональный мир становится богаче и разнообразнее. От базовых (страха, радости и др.) он переходит к более сложной гамме чувств: радуется и сердится, восторгается и удивляется, ревнует и грустит. Меняется и внешнее проявление эмоций. Это уже не младенец, который плачет и от страха, и от голода.
В дошкольном возрасте ребенок усваивает язык чувства – принятые в обществе формы выражения тончайших оттенков переживаний при помощи взглядов, улыбок, жестов, поз, движений, интонаций голоса и т. д.
С другой стороны ребенок овладевает умением сдерживать бурные и резкие выражения чувств. Пятилетний ребенок, в отличие от двухлетнего, уже может не показать страх или слезы. Он научается не только в значительной степени управлять выражением своих чувств, облекать их в
культурно принятую форму, но и осознанно пользоваться ими, информируя окружающих о своих переживаниях, воздействуя на них.
Но дошкольники все еще остаются непосредственными и импульсивными. Эмоции, которые они испытывают, легко прочитываются на лице, в позе, жесте, во всем поведении. Для практического психолога поведение ребенка, выражение им чувств – важный показатель в понимании внутреннего мира маленького человека, свидетельствующий о его психическом состоянии, благополучии, возможных перспективах развития. Информацию о степени эмоционального благополучия ребенка дает психологу эмоциональный фон. Эмоциональный фон может быть положительным или отрицательным.
Отрицательный фон ребенка характеризуется подавленностью, плохим настроением, растерянностью. Ребенок почти не улыбается или делает это заискивающе, голова и плечи опущены, выражение лица грустное или индифферентное. В таких случаях возникают проблемы в общении и установлении контакта. Ребенок часто плачет, легко обижается, иногда без видимой причины. Он много времени проводит один, ничем не интересуется. При обследовании, такой ребенок подавлен, не инициативен, с трудом входит в контакт. Одной из причин такого эмоционального состояния ребенка может быть проявление повышенного уровня тревожности.
Под тревожностью в психологии понимают склонность человека переживать тревогу, т. е. эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. Тревожные люди живут, ощущая постоянный беспричинный страх. Они часто задают себе вопрос: «А вдруг что-нибудь случится?» Повышенная тревожность может дезорганизовать любую деятельность (особенно значимую), что, в свою очередь, приводит к низкой самооценке, неуверенности в себе («Я же ничего не мог!»).
Таким образом, это эмоциональное состояние может выступать в качестве одного из механизмов развития невроза, так как способствует углублению личностных противоречий (например, между высоким уровнем притязаний и низкой самооценкой).
Все что характерно для тревожных взрослых, можно отнести и к тревожным детям. Обычно это очень не уверенные в себе дети, с неустойчивой самооценкой. Постоянно испытываемое ими чувство страха перед неизвестным приводит к тому, что они крайне редко проявляют инициативу. Будучи послушными, предпочитают не обращать на себя внимание окружающих, ведут себя примерно и дома, и в детском саду, стараются точно выполнять требования родителей и воспитателей — не нарушают дисциплину, убирают за собой игрушки. Таких детей называют скромными, застенчивыми. Однако их примерность, аккуратность, дисциплинированность носят защитный характер — ребенок делает все, чтобы избежать неудачи. Какова же этиология тревожности? Известно, что предпосылкой возникновения тревожности является повышенная чувствительность (сензитивность).
Однако не каждый ребенок с повышенной чувствительностью становиться тревожным. Многое зависит от способов общения родителей с ребенком. Иногда они могут способствовать развитию тревожной личности.
Например, высока вероятность воспитания тревожного ребенка родителями, осуществляющими воспитание по типу гиперпротекции (чрезмерная забота, мелочный контроль, большое количество ограничений и запретов, постоянное одергивание). В этом случае общение взрослого с ребенком носит авторитарный характер, ребенок теряет уверенность в себе и в своих собственных силах, он постоянно боится отрицательной оценки, начинает беспокоиться, что он делает, что – то не так, т.е. испытывает чувство тревоги, которое может закрепиться и перерасти в стабильное личностное образование – тревожность.
Воспитание по типу гиперопеки может сочетаться с симбиотическим, т.е. крайне близкими отношениями ребенка с одним из родителей, обычно с матерью. В этом случае общение взрослого с ребенком может быть как авторитарным, так и демократичным (взрослый не диктует ребенку свои требования, а советуется с ним, интересуется его мнением). К установлению подобных отношений с ребенком склонны родители с определенными характерологическими особенностями – тревожные, мнительные, неуверенные в себе. Установив тесный эмоциональный контакт с ребенком, такой родитель заражает своими страхами сына или дочь, т.е. способствует формированию тревожности.
Например, существует зависимость между количеством страхов у детей и родителей, особенно матерей. В большинстве случаев страхи, испытываемые детьми, были присущи матерям в детстве или проявляются сейчас. Мать, находящаяся в состоянии тревоги, непроизвольно старается оберегать психику ребенка от событий, так или иначе напоминающих о ее страхах. Также каналом передачи беспокойства служит забота матери о ребенке, состоящая из одних предчувствий, опасений и тревог.
Усилению в ребенке тревожности могут способствовать такие факторы, как завышенные требования со стороны родителей и воспитателей, так как они вызывают ситуацию хронической не успешности. Сталкиваясь с постоянными расхождениями между своими реальными возможностями и тем высоким уровнем достижений, которого ждут от него взрослые, ребенок испытывает беспокойство, которое легко перерастает в тревожность. Еще один фактор, способствующий формированию тревожности, — частые упреки, вызывающие чувство вины (“Ты так плохо вел себя, что у мамы заболела голова”, “Из-за твоего поведения мы с мамой часто ссоримся”). В этом случае ребенок постоянно боится оказаться виноватым перед родителями.
Одним из факторов, влияющих на появление тревожности у детей, как указывают А.И. Захаров, А.М. Прихожан и другие, являются родительские отношения.
Надо заметить, что факторы семейного воспитания, прежде всего взаимоотношения «мать – ребенок», выделяются в настоящее время в качестве центральной, «базовой» причины тревожности едва ли не всеми исследователями данной проблемы, практически независимо от того, к какому психологическому направлению они принадлежат. Вместе с тем существует достаточно мало сведений о тех факторах детско-родительских отношений, семейного воспитания, которые являются специфическими с токи зрения возникновения у детей устойчивой тревожности. Вопросы влияния характеристик семьи и особенностей семейного воспитания на тревожность более старших детей и подростков разрозненны и встречаются главным образом в работах, посвященным другим проблемам.
Детально анализировала проблему зависимости подростковой тревожности от взаимоотношений в семье А. М. Прихожан. Исследователем была проанализирована взаимосвязь тревожности детей и родителей, и, по полученным данным, связь тревожности детей и родителей отмечалась для детей дошкольного, младшего школьного и подросткового возрастов. А. М. Прихожан делает вывод, что эмоциональные трудности и проблемы чаще встречаются у тех детей, родители которых характеризуются личностными нарушениями, склонностью к неврозоподобным состояниями, депрессии и т. п.
Однако само по себе установление вышеуказанной связи не позволяет понять, каким образом связаны тревожность детей и родителей. Тем не менее, считает М. А. Прихожан, гораздо более вероятным представляется влияние тревожности родителей на тревожность детей через подражание, воздействие на условия жизни ребенка (например, ограничение контактов со сверстниками, чрезмерная опека и т. п.).
«Обращает на себя внимание тот факт, — пишет А. М. Прихожан, — что в качестве наиболее частого ответа у родителей тревожных детей выделяется чувство раздражения, а не беспокойства, уныния, как этого можно было бы ожидать. Этот момент, на наш взгляд, чрезвычайно важен, поскольку при общении с раздраженным взрослым, тем более особо значимым для него, ребенок испытывает острый дискомфорт, в основе которого чувство вины. Причем причину этой вины ребенок чаще всего понять не может». Подобное переживание ведет к глубинной, «безобъектной» тревожности.
Из-за нарастания тревожности и связанной с ней низкой самооценки снижаются учебные достижения, закрепляется неуспех. Неуверенность в себе приводит к ряду других особенностей — желанию бездумно следовать указаниям взрослого, действовать только по образцам и шаблонам, боязни проявить инициативу, формальному усвоению знаний и способов действий.
Взрослые, недовольные падающей продуктивностью учебной работы ребенка, все больше и больше сосредотачиваются на этих вопросах в общении с ним, что усиливает эмоциональный дискомфорт. Получается замкнутый круг: неблагоприятные личностные особенности ребенка отражаются на его учебной деятельности, низкая результативность деятельности вызывает соответствующую реакцию окружающих, а эта отрицательная реакция в свою очередь, усиливает сложившиеся у ребенка особенности. Разорвать этот круг можно, изменив установки и оценки родителей. Близкие взрослые, концентрируя внимание на малейших достижениях ребенка, не порицая его за отдельные недочеты, снижают уровень его тревожности и этим способствуют успешному выполнению учебных заданий.
Второй вариант – демонстративность – особенность личности, связанной с повышенной потребностью в успехе и внимании к себе окружающих. Источником демонстративности обычно становится недостаток внимания взрослых к детям, которые чувствуют себя в семье заброшенными, «недолюбленными». Но бывает, что ребенку оказывается достаточное внимание, а оно его не удовлетворяет в силу гипертрофированной потребности в эмоциональных контактах. Завышенные требования к взрослым предъявляются не безнадзорными, а наоборот, наиболее избалованными детьми. Такой ребенок будет добиваться внимания, даже нарушая правила поведения. («Лучше пусть ругают, чем не замечают»). Задача взрослых — обходиться без нотаций и назиданий, как можно менее эмоционально делать замечания, не обращать внимание на легкие проступки и наказывать за крупные (скажем, отказом от запланированного похода в цирк). Это значительно труднее для взрослого, чем бережное отношение к тревожному ребенку.
Если для ребенка с высокой тревожностью основная проблема — постоянное неодобрение взрослых, то для демонстративного ребенка — недостаток похвалы.
Третий вариант — «уход от реальности». Наблюдается в тех случаях, когда у детей демонстративность сочетается с тревожностью. Эти дети тоже имеют сильную потребность во внимании к себе, но реализовать ее не могут благодаря своей тревожности. Они мало заметны, опасаются вызвать неодобрение своим поведением, стремятся к выполнению требований взрослых. Неудовлетворенная потребность во внимании приводит к нарастанию еще большей пассивности, незаметности, что затрудняет и так недостаточные контакты. При поощрении взрослыми активности детей, проявлении внимания к результатам их учебной деятельности и поисках путей творческой самореализации достигается относительно легкая коррекция их развития.
Интересно также обратить внимание на то, как тревожные дети и подростки воспринимают свою семью и отношение к ним родителей. А. М. Прихожан указывает, что тревожные дети значительно чаще, чем их нетревожные сверстники, испытывали затруднения в ответе на вопрос о предполагаемой оценке мамы, считая, что это во многом зависит от того, как он будет себя вести, а также от маминого настроения и самочувствия (56,2% против 12,5%). Таким образом, эти данные указывают на то, что тревожные дети чувствуют себя в семье значительно менее уверенно, чем нетревожные, семья не дает им переживания межличностной надежности, защищенности.
Часто причиной большого числа страхов у детей является и сдержанность родителей в выражении чувств, при наличии многочисленных предостережений, опасностей и тревог. Излишняя строгость родителей также способствует появлению страхов. Однако это происходит только в отношении родителей того же пола, что и ребенок, т. е., чем больше запрещает мать дочери или отец сыну, тем больше вероятность появления у них страхов. Часто, не задумываясь, родители внушают детям страхи своими никогда не реализуемыми угрозами вроде: “Заберет тебя дядя ”, “Уеду от тебя” и т. д.
Обобщая данные, касающиеся влияния особенностей семейного воспитания и детско-родительских отношений на тревожность детей, можно сказать, что возникновению и закреплению тревожности способствует, с одной стороны, все, что нарушает чувство защищенности ребенка в семье, а с другой – все, что ограничивает социальный опыт ребенка, заставляя его всецело ориентироваться на семью.
Помимо перечисленных факторов, страхи возникают и в результате фиксации в эмоциональной памяти сильных испугов при встрече со всем, что олицетворяет опасность или представляет непосредственную угрозу для жизни, включая нападение, несчастный случай, операцию или тяжелую болезнь.
Если у ребенка усиливается тревожность, появляются страхи – непременный спутник тревожности, то могут развиться невротические черты. Неуверенность в себе, как черта характера — это самоуничтожительная установка на себя, на свои силы и возможности. Тревожность как черта характера — это пессимистическая установка на жизнь, когда она представляется как преисполненная угроз и опасностей.
Неуверенность порождает тревожность и нерешительность, а они, в свою очередь, формируют соответствующий характер.
Таким образом, неуверенный в себе, склонный к сомнениям и колебаниям, робкий, тревожный ребенок нерешителен, несамостоятелен, нередко инфантилен, повышенно внушаем.
Неуверенный, тревожный человек всегда мнителен, а мнительность порождает недоверие к другим. Такой ребенок опасается других, ждет нападения, насмешки, обиды. Он не справляется с задачей в игре, с делом.
Это способствует образованию реакций психологической защиты в виде агрессии, направленной на других. Так, один из самых известных способов, который часто выбирают тревожные дети, основан на простом умозаключении: “чтобы ничего не боятся, нужно сделать так, чтобы боялись меня”. Маска агрессии тщательно скрывает тревогу не только от окружающих, но и от самого ребенка. Тем не менее, в глубине души у них — все та же тревожность, растерянность и неуверенность, отсутствие твердой опоры.
Так же реакция психологической защиты выражается в отказе от общения и избежания лиц, от которых исходит “угроза”. Такой ребенок одинок, замкнут, малоактивен.
Возможен также вариант, когда ребенок находит психологическую защиту “уходя в мир фантазий”. В фантазиях ребенок разрешает свои неразрешимые конфликты, в мечтах находит удовлетворение его невоплощенные потребности.
Фантазии — одно из замечательных качеств, присущих детям, для нормальных фантазий (конструктивных фантазий) характерна их постоянная связь с реальностью.
С одной стороны, реальные события жизни ребенка дают толчок его воображению (фантазии как бы продолжают жизнь); с другой стороны — сами фантазии влияют на реальность — ребенок испытывает желание воплотить свои мечты в жизнь. Фантазии тревожных детей лишены этих свойств. Мечта не продолжает жизнь, а скорее противопоставляет себя жизни.
Этот же отрыв от реальности и в самом содержании тревожных фантазий, которые не имеют ничего общего с фактическими возможностями и способностями, перспективами развития ребенка. Такие дети мечтают вовсе не о том, к чему действительно лежит у них душа, в чем они на самом деле могли бы проявить себя.
Тревожность как определенный эмоциональный настрой с преобладанием чувства беспокойства и боязни сделать что-либо не то, не так, не соответствовать общепринятым требованиям и нормам развивается ближе к 7 и особенно 8 годам при большом количестве неразрешимых и идущих из более раннего возраста страхов. Главным источником тревог для дошкольников и младших дошкольников оказывается семья. В дальнейшем, уже для подростков такая роль семьи значительно уменьшается; зато вдвое возрастает роль школы.
Замечено, что интенсивность переживания тревоги, уровень тревожности у мальчиков и девочек различны. В дошкольном и школьном возрасте мальчики более тревожны, чем девочки. Это зависит от того, с какими ситуациями они связывают свою тревогу, как ее объясняют, чего опасаются. И чем старше дети, тем заметнее эта разница. Девочки чаще связывают свою тревогу с другими людьми. К людям, с которыми девочки могут связывать свою тревогу, относятся не только друзья, родные, учителя. Девочки боятся так называемых “опасных людей” — пьяниц, хулиганов и т.д.
Мальчики же, боятся физических травм, несчастных случаев, а также наказаний, которые можно ожидать от родителей или вне семьи: учителей, директора школы и т.д.
Отрицательные последствия тревожности выражаются в том, что не влияя в целом на интеллектуальное развитие, высокая степень тревожности может отрицательно сказаться на формировании дивергентного (т.е. креативного, творческого) мышления, для которого естественны такие личностные черты, как отсутствие страха перед новым, неизвестным.
Тем не менее, у детей старшего дошкольного и дошкольного возраста тревожность еще не является устойчивой чертой характера и относительно обратима при проведении соответствующих психолого-педагогических мероприятий, а также можно существенно снизить тревожность ребенка, если педагоги и родители, воспитывающие его, будут соблюдать нужные рекомендации.

1.4. Самооценка. Особенности развития самооценки у детей дошкольного возраста

Самооценка – это оценка личностью самой себя, своих возможностей, способностей, качеств и места среди других людей. Самооценка относится к фундаментальным образованиям личности. Она в значительной степени определяет ее активность, отношение к себе и другим людям.
Различают общую и частную самооценку. Частной самооценкой будет, например, оценка каких-то деталей своей внешности, отдельных черт характера. В общей, или глобальной самооценке отражается одобрение или неодобрение, которое переживает человек по отношению к самому себе.
Человек может оценивать себя адекватно и неадекватно (завышать либо занижать свои успехи, достижения). Самооценка может быть высокой и низкой, различаться по степени устойчивости, самостоятельности, критичности.
Процесс формирования глобальной самооценки противоречив и неравномерен. Это обусловлено тем, что частные оценки, на основе которых формируется глобальная самооценка, могут находится на разных уровнях устойчивости и адекватности. Кроме того, они могут по-разному взаимодействовать между собой: быть согласованными, взаимно дополнять друг друга или противоречивыми, конфликтными. В глобальной самооценке отражается сущность личности.
Итоговым измерением Я, формой существования глобальной самооценки является самоуважение личности. Самоуважение — устойчивая личностная черта, и поддержание его на определенном уровне составляет важную заботу личности. Самоуважение личности определяется отношением ее действительных достижений к тому, на что человек претендует какие цели перед собой ставит.
Совокупность таких целей образует уровень притязаний личности. В его основе лежит такая самооценка, сохранение которой стало для личности потребностью. Уровень притязаний – это тот практический результат, которого субъект рассчитывает достичь в работе. В своей практической деятельности человек обычно стремится к достижению таких результатов, которые согласуются с его самооценкой, способствуют ее укреплению, нормализации. Как фактор, определяющий удовлетворенность или неудовлетворенность деятельностью, уровень притязаний имеет большое значение для лиц, ориентированных на избежание неудач, а не на достижение успехов. Существенные изменения в самооценке появляются в том случае, когда сами успехи или неудачи связываются субъектом деятельности с наличием или отсутствием у него необходимых способностей.
Следовательно, функции самооценки и самоуважения психической жизни личности состоят в том, что они выступают внутренними условиями регуляции поведения и деятельности человека. Благодаря включению самооценки в структуру мотивации деятельности личность постоянно соотносит свои возможности, психические ресурсы с целями и средствами деятельнос¬ти.
Знания, накопленные человеком о самом себе, а также глобальная самооценка, формирующаяся на основе таких знаний, позволяют сформировать многомерное образование, которое называется Я — концепцией и составляет ядро личности. Я — концепция — это более или менее осознанная, пе¬реживаемая как неповторимая система представлений чело¬века о себе, на основе которой он строит взаимодействие с другими людьми, осуществляет регуляцию своего поведе¬ния и деятельности.
Таким образом, важнейший компонент целостного самосознания личности, каким является самооценка, выступает необходимым условием гармонических отношении человека как с самим собой, так и с другими людьми, с которыми он вступает в общение и взаимодействие.
Важные новообразования в развитии самосознания, связанные с зарождением самооценки, происходят в конце раннего возраста. Ребенок начинает осознавать собственные желания, отличающиеся от желания взрослых, переходит от обозначения себя в третьем лице к личному местоимению первого лица – « Я ». Это ведет к рождению потребности действовать самостоятельно, утверждать, реализовывать свое « Я ». На основе представлений ребенка о своем «Я» начинает формироваться самооценка.
В дошкольный период самооценка ребенка интенсивно развивается. Решающее значение в генезисе самооценки на первых этапах становления личности (конец раннего, начало дошкольного периода) имеет общение ребенка с взрослыми. Вследствие отсутствия (ограниченности) адекватного знания своих возможностей ребенок первоначально на веру принимает его оценку, отношение и оценивает себя как бы через призму взрослых, целиком ориентируется на мнение воспитывающих его людей. Элементы самостоятельного представления о себе начинают формироваться несколько позже. Впервые появляются они в оценке не личностных, моральных качеств, а предметных и внешних. В этом проявляется неустойчивость представлений о другом и о себе вне ситуации узнавания.
Постепенно изменяет предмет самооценки. Существенным сдвигом в развитии личности дошкольника является переход от предметной оценки другого человека к оценке его личностных свойств и внутренних состояний самого себя. Во всех возрастных группах дети обнаруживают способность объективнее оценивать других, нежели самих себя. Однако здесь наблюдаются определенные возрастные изменения. В старших группах можно заметить детей, которые оценивают себя с положительной стороны косвенным путем. Например, на вопрос «Какая ты: хорошая или плохая?» они обычно отвечают так: Я не знаю… Я тоже слушаюсь». Ребенок же младшего возраста на этот вопрос ответит: «Я самый хороший».
Изменения в развитии самооценки дошкольника в значительной степени связаны с развитием мотивационной сферы ребенка. В процессе развития личности ребенка меняется иерархия мотивов. Ребенок переживает борьбу мотивов, принимает решение, затем отказывается от него во имя более высокого мотива. То, какие именно мотивы оказываются ведущими в системе, отчетливо характеризуют личность ребенка. Дети в раннем возрасте совершают поступки по непосредственному указанию взрослых. Совершая объективно положительные поступки, дети не дают себе отчета в их объективной пользе, не осознают своего долга по отношению к другим людям. Чувство долга зарождается под влиянием той оценки, которые дают взрослые поступку, совершенному ребенком. На основе этой оценки у детей начинает развиваться дифференцировка того, что хорошо и что плохо. В первую очередь они учатся оценивать поступки других детей. Позднее дети в состоянии оценить не только поступки сверстников, но и свои собственные поступки.
Появляется умение сравнивать себя с другими детьми. От самооценки внешнего вида и поведения ребенок к концу дошкольного периода все чаще переходит к оценке своих личностных качеств, отношений с окружающими, внутреннего состояния и оказывается способным в особой форме осознать свое социальное «Я», свое место среди людей. Достигая старшего дошкольного возраста, ребенок уже усваивает моральные оценки, начинает учитывать, с этой точки зрения, последовательность своих поступков, предвосхищать результат и оценку со стороны взрослого. Дети шестилетнего возраста начинают осознавать особенности своего поведения, а по мере усвоения общепринятых норм и правил использовать их в качестве мерок для оценки себя и окружающих.
Это имеет огромное значение для дальнейшего развития личности, сознательного усвоения норм поведения, следования положительным образцам. Для шестилеток характерна в основном еще не дифференцированная завышенная самооценка. К семилетнему возрасту она дифференцируется и несколько снижается. Появляется отсутствующая ранее оценка сравнивания себя с другими сверстниками.
Недифференцированность самооценки приводит к тому, что ребенок шести-семи лет рассматривает оценку взрослым результатов отдельного действия как оценку своей личности в целом, поэтому использование порицаний и замечаний при обучении детей этого возраста должно быть ограничено. В противном случае у них появляется заниженная самооценка, неверие в свои силы, отрицательное отношение к учению.
Неадекватная заниженная самооценка также может сформироваться у ребенка как результат частого неуспеха в какой-то значимой деятельности. Существенную роль в ее формировании играет демонстративное подчеркивание этого неуспеха взрослыми или другими детьми. Специальными исследованиями установлены следующие причины появления у ребенка заниженной самооценки:
Объективные недостатки: низкий рост, непривлекательная внешность и т.п.; вымышленные недостатки: мнимая полнота, кажущееся отсутствие способностей; неуспех в общении: низкий социометрический статус в группе, непопулярность среди сверстников; угроза отчуждения в детстве: нелюбовь родителей, воспитание в «ежовых рукавицах» и т.п.; чрезмерная сензитивность к внешним оценкам, исходящим от значимых других и т.д.
Дети с заниженной самооценкой переживают чувство неполноценности, как правило, они не реализуют своих потенций, т.е. неадекватная заниженная самооценка становится фактором, тормозящим развитие личности ребенка.

ГЛАВА 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИЗУЧЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ И СТАТУСА РЕБЕНКА В ГРУППЕ СТАРШЕГО ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

Исследование проводилось в городе Великий Новгород в дошкольном образовательном учреждении № 7 компенсирующего типа, на детях старшего возраста подготовительной к школе группе.
Объект исследования: тревожность у детей подготовительной к школе группы и их статусное положение.
Предмет исследования: зависимость личностной тревожности у детей подготовительной группы от статусного положения в группе.
Гипотеза исследования: Существует взаимосвязь между уровнем тревожности у детей и их статусным положением в группе.
Использованы методики:
1. Диагностика межличностных отношений детей по методике изучения детской группы (социометрия и аутосоциометрия).
2. Рисуночный тест Бака «Дом – Дерево – Человек».
3. Методика «Рисунок несуществующего животного».
А также наблюдения за деятельностью детей во время прогулки, на занятиях, в игре.

2.1. Характеристика эмоциональной сферы детей
Рисуночный тест «Дом. Дерево. Человек»
Для изучения эмоционального состояния дошкольников мы использовали рисуночный тест Дж.Бака «Дом. Дерево. Человек». Американский психолог Дж.Бак первым создал и разработал детально систему интерпретации теста «Дом. Дерево. Человек». Он позволяет выявить степень выраженности незащищенности, тревожности, недоверия к себе, чувства неполноценности, враждебности, конфликтности, трудности в общении, депрессивности.
Слова дом, дерево, человек – знакомы каждому, но они не специфичны, и поэтому при выполнении задания испытуемый вынужден проецировать свое представление каждого объекта и свое отношение к тому, что данный объект символизирует для него. Считается, что рисунок дома, дерева, человека- это своеобразный автопортрет рисующего человека, так как в своем рисунке он представляет те черты объектов, которые в той или иной мере значимы для него.
Для выполнения теста ДДЧ исследуемому ребенку предлагается бумага, простой карандаш, листок. Стандартный лист для рисования складывается пополам. На первой странице в горизонтальном положении наверху печатными буквами пишется «ДОМ», на второй и третьей в вертикальной позиции сверху каждого листа – соответственно «ДЕРЕВО» и «ЧЕЛОВЕК», на четвертой – имя и фамилия испытуемого, дата проведения исследования. Для рисования обычно используется простой карандаш 2М, так как при употреблении этого карандаша наиболее ярко видны изменения в силе нажима.
Инструкция для ребенка: «Нарисуй пожалуйста, как можно лучше дом, дерево и человека» На все уточняющие вопросы испытуемого следует отвечать, что он может рисовать так, как ему хочется. Во время теста проводится наблюдение за тем, как ребенок рисует.
Качественный анализ рисунков проводится с учетом их формальных и содержательных аспектов. Информативными формальными признаками рисунка считаются, например, расположение рисунка на листе бумаги, пропорции отдельных частей рисунка, его величина, стиль раскрашивания, сила нажима карандаша, стирание рисунка или его отдельных частей, выделение отдельных деталей. Содержательные аспекты включают в себя особенности, движение и настроение нарисованного объекта.
Для анализа рисунков используются три аспекта оценки – детали рисунков, их пропорции и перспектива. Считается, что детали рисунка представляют осознание и заинтересованность человека в каждодневной жизненной ситуации. Испытуемый может показать в своем рисунке, какие детали имеют для него личностную значимость, двумя способами: позитивным (если во время работы над рисунком ребенок подчеркивает или стирает некоторые детали рисунка, а также если он возвращается к ним) или негативным (если пропускает основные детали рисуемых объектов). Интерпретация таких значимых деталей или комплексов деталей может выявить некоторые конфликты, страхи, переживания рисующего. Но интерпретировать значение таких деталей следует с учетом целостности всех рисунков, а также в сотрудничестве с рисующим, так как символическое значение деталей часто бывает индивидуально. Например, отсутствие таких основных деталей человека, как рот или глаза, может указывать на определенные трудности в человеческом общении или его отрицание.
Пропорции рисунка иногда отражают психологическую значимость, важность и ценность вещей, ситуации или отношений, которые непосредственно или символически представлены в рисунке дома, дерева и человека. Пропорция может рассматриваться как отношение целого рисунка к данному пространству бумаги или как отношение одной части целого рисунка к другой. Например, очень маленький рисунок человека может показать чувство неадекватности субъекта в его психологическом окружении.
Перспектива показывает более сложное отношение человека к его психологическому окружению. При оценке перспективы внимание обращается на положение рисунка на листе по отношению к зрителю (взгляд сверху или снизу), взаимное расположение отдельных частей рисунка, движение нарисованного объекта.
Для количественной оценки теста ДДЧ общепринятые качественные показатели сгруппированы в следующие симптомокомплексы: 1) незащищенность, 2) тревожность, 3) недоверие к себе, 4) чувство неполноценности, 5) враждебность, 6) конфликт (фрустрация), 7) трудности в общении, 8) депрессивность. Каждый симптомокомплекс состоит из ряда показателей, которые оцениваются баллами. Если показатель отсутствует, ставится ноль во всех случаях, присутствие некоторых признаков оценивается в зависимости от степени выраженности. При наличие большинства признаков ставится 1 или 2 балла в зависимости от значимости данного признака в интерпретации отдельного рисунка или всей целостности рисунков теста. Например, отсутствие основных деталей лица: глаз, носа или рта – 2 балла (симптомокомплекс «трудности в общении»), факт изображения человека в профиль в том же симптомокомплексе – 1 балл (см. табл. 1). Выраженность симптомокомплекса показывает сумма баллов всех показателей данного симптомокомплекса.
Таблица 1
Симптомокомплексы теста «дом – дерево – человек»
Симптомокомплекс № Симптом Баллы
Незащищенность 1 Рисунок в самом центре листа 0;1;2;3
2 Рисунок в верхнем углу листа 0;1;2;3
3 Дом, дерево – с самого края 0;1;2
4 Рисунок внизу листа 0;1;2;3
5 Много второстепенных деталей 0;1;2;3
6 Дерево на горе 0;1
7 Очень подчеркнутые корни 0;1
8 Непропорционально длинные руки 0;1
9 Широко расставленные ноги 0;1
10 Другие возможные признаки
Тревожность 1 Облака 0;1;2;3
2 Выделение отдельных деталей 0;1
3 Ограничение пространства 0;1;2;3
4 Штриховка 0;1;2;3
5 Линия с сильным нажимом 0;1;2;3
6 Много стирания 0;1;2;3
7 Мертвое дерево, больной человек 0;2
8 Подчеркнутая линия основания 0;1;2;3
9 Толстая линия фундамента дома 0;2
10 Интенсивно затушеванные волосы 0;1
11 Другие возможные признаки
Недоверие к себе 1 Очень слабая линия рисунка 0;2
2 Дом с краю листа 0;1
3 Слабая линия ствола 0;1
4 Одномерное дерево 0;1
5 Очень маленькая дверь 0;1
6 Самооправдывающие оговорки во время рисования, прикрывание рисунка рукой 0;1
7 Другие возможные признаки
Чувство неполноценности 1 Рисунок очень маленький 0;1;2;3
2 Отсутствуют ноги, руки 0;2
3 Руки за спиной 0;1
4 Непропорционально короткие руки 0;1
5 Непропорционально узкие плечи 0;1
6 Непропорционально большая система веток 0;1
7 Непропорционально крупные двумерные листья 0;1
8 Дерево, умершее от гниения 0;1
9 Другие возможные признаки
Враждебность 1 Отсутствие окон 0;2
2 Дверь – замочная скважина 0;1
3 Очень большое дерево 0;1
4 Дерево с краю листа 0;1
5 Обратный профиль дерева, человека 0;1
6 Ветки двух измерений, как пальцы 0;1
7 Глаза – пустые глазницы 0;2
8 Длинные, острые пальцы 0;2
9 Оскал – видны зубы 0;1
10 Агрессивная позиция человека 0;2
11 Другие возможные признаки
Конфликтность 1 Ограничение пространства 0;1;2;3
(фрустрация) 2 Перспектива снизу (взгляд червя) 0;1;2;3
3 Перерисовывание объекта 0;2
4 Отказ рисовать какой-либо объект 0;2
5 Дерево, как два дерева 0;2
6 Явное несоответствие качества одного из рисунков 0;2
7 Противоречивость рисунка и высказываний 0;1
8 Подчеркнутая талия 0;1
9 Отсутствие трубы на крыше 0;1
10 Другие возможные признаки
Трудности 1 Отсутствие двери 0;2
Общения 2 Очень маленькая дверь 0;1
3 Отсутствие окон 0;2
4 Излишне закрытые окна 0;1
5 Окна – отверстия без рам 0;1
6 Выделенное лицо 0;1
7 Лицо, нарисованное последним 0;1
8 Отсутствие основных деталей лица 0;2
9 Человек, нарисованный схематично, из палочек 0;2
10 Дом, человек в профиль 0;1
11 Дверь без ручки 0;1
12 Руки в оборонительной позиции 0;1
13 Высказывание о нарисованном человеке как об одиноком, без друзей 0;1
14 Другие возможные признаки
Депрессивность 1 Помещение рисунков в самый низ листа 0;1;2;3
2 Вид дерева или дома сверху 0;1
3 Линия основания, идущая в низ 0;1
4 Линия, слабеющая в процессе рисования 0;2
5 Сильная усталость после рисования 0;2
6 Очень маленькие рисунки 0;2
7 Другие возможные признаки

При интерпретации теста ДДЧ необходимо исходить из целостности всех рисунков. Наличие только одного признака не свидетельствует о наличии определенной психологической особенности.
Рисунки теста ДДЧ могут показывать органическую дисфункцию центральной нервной системы. Существует 5 показателей органического поражения центральной нервной системы: 1. Двойные линии в рисунке; 2. Несоединенные между собой линии; 3. Сильный уклон нарисованной фигуры; 4. Очень большая голова или 5. Неадекватно выделенная в рисунке человека. Присутствие более 5 признаков в рисунках дает основание предполагать, что у рисовавшего ребенка может быть органическое поражение центральной нервной системы. Наличие органической дисфункции центральной нервной системы еще не свидетельствует об умственной отсталости ребенка. Часто это может проявляться как локальные затруднения в определенных сферах интеллектуальной деятельности или на определенных ее этапах. Такие дети могут скоро уставать, быть менее внимательными.
В результате проведенного исследования и количественной оценки теста получены данные по симптомокомплексам, которые представлены в виде таблицы:
Таблица 2
Количественный состав группы по уровням выраженности симптомокомплексов

Симптомокомплекс Количество детей по уровню
Высокий Средний Низкий
чел. % Чел. % Чел. %
Незащищенность — — 7 24% 22 76%
Тревожность 2 7% 5 17% 22 76%
Недоверие к себе — — 7 24% 22 76%
Чувство неполноценности — — 4 14% 25 86%
Враждебность — — 6 21% 23 79%
Конфликтность (фрустрация) — — 6 21% 23 79%
Трудности общения — — 5 17% 24 83%
Депрессивность — — 7 24% 22 76%

Получены следующие результаты:
В таблице 2 указаны следующие полученные данные: по симптомокомплексу «незащищенность» — 24% детей имеют средний уровень выраженности незащищенности и 76% детей – низкий уровень незащищенности. По симптомокомплексу «тревожность» — высокий уровень тревожности имеют 7% детей, средний уровень тревожности имеют 17% детей и низкий уровень – 76% детей группы. 24% детей имеют средний уровень выраженности по симптомокомплексу «недоверие к себе» и 76% детей имеют низкий уровень. По симптомокомплексу «чувство неполноценности»: 14% детей имеют средний уровень выраженности, 86% детей – низкий уровень. 21% детей имеют средний уровень выраженности по симптомокомплексу «враждебность» и 79% детей имеют низкий уровень. По симптомокомплексу «конфликтность (фрустрация)» имеют средний уровень 21% детей и низкий уровень имеют 79% детей. По симптомокомплексу «трудности общении» имеют средний уровень 17% человек и низкий уровень – 83% человек. И по симптомокомплексу «депрессивность» имеют средний уровень 24% детей и 76% детей из всей группы имеют низкий уровень.
Анализируя таблицу количественной обработки данных по симптомокомплексам, можно увидеть некоторую взаимосвязь уровня тревожности, степени выраженности конфликтности и трудности общения, а именно у детей с высоким и повышенным уровнем тревожности наблюдаются трудности в общении, которые появляются возможно, в результате конфликтности.
Анализируя рисунки некоторых детей, мы получили следующие результаты. Например, анализ рисунка Кирилла Л. показал нам наличие у ребенка высокого уровня эмоциональной тревожности. А именно, на рисунке мальчик изобразил линию земли, что выражает чувство тревоги, неуверенности в себе, отражающее его реальное положение в системе взаимоотношений с другими (мальчик имеет неблагоприятную статусную категорию). Возле дома изобразил забор, что говорит о чувстве незащищенности. При рисовании ребенок использовал штриховку (заштриховал всего человека), штриховка размашистая и выходит за контур, это может нам сказать о трудностях в социальных контактах, с которыми у него связано чрезмерное эмоциональное напряжение. При рисовании сильно нажимал на карандаш, несколько раз исправлял рисунок. Когда рисовал человека, руки изобразил в виде кулаков, что может говорить о существующих признаках агрессии, и возможно является причиной трудностей в общении с детьми. Руки широко расставлены, что свидетельствует о потребности в широком круге социальных контактов, но эта потребность в общении не удовлетворена. Все три рисунка ребенок расположил в самом низу листа, поэтому мы можем предполагать о том, что ребенок неуверен в себе, может быть заниженная самооценка.
В некоторых рисунках дети изображают военную тематику, человека в агрессивной позе, кисти рук в виде кулаков, что говорит о наличии у некоторых детей агрессивных тенденций, например рисунок Миши В., Вовы Т., Леши Б.
При анализе рисунка Владика В. заметно проявление у мальчика агрессивности, о чем говорит агрессивная поза человека, человек вооружен (в руках держит шпаги). На лице человека не изображены глаза, и голова нарисована в профиль. Такое положение рисунка рассматривается как проявление закрытости ребенка, ухода от общения. Отсутствие таких основных деталей лица, как глаза может указывать на определенные трудности в человеческом общении или его отрицание.
Можно предположить, что агрессивность мальчика выражается в стремление доминировать над сверстниками, прибегать к силе, как средству привлечения внимания или разрешения конфликтов, что возможно и является причиной возникновения трудностей в общении с другими детьми группы.
По результатам социометрического исследования видно, что Владик В. имеет только два выбора из всех детей группы, мальчик имеет неблагополучную статусную категорию, и из этого мы также можем сделать вывод, что у мальчика возникают трудности в общении с другими детьми. Следствием агрессивности может являться и то, что большинство детей испытывают по этой причине к мальчику негативные эмоции и отрицательно их оценивают и, следовательно, не принимают Владика В. в свой круг общения. В группе при проведении наблюдения за детьми у Владика В. проявлялись в поведении признаки агрессии по отношению к другим детям. Дети часто жаловались на него («Владик обижает меня…», «А Владик толкается…»).
Также в рисунках многих детей наблюдаются элементы демонстративности. Особенно это видно на рисунках девочек Вари Б., Иры М. Девочки изображают принцесс в пышных платьях, с коронами; на платьях множество разнообразных, необычных форм кармашков, нашивок, украшений. Такая степень декорированности фигуры свидетельствует о преобладающих демонстративных тенденций у детей.
Демонстративные дети весьма успешны в игровой деятельности, они могут предложить разнообразные и интересные игры. Поэтому с ними охотно и часто контактируют сверстники, что создает впечатление успешности их взаимоотношений. У этих детей повышена потребность во внимании, поэтому у них могут возникать проблемы во взаимоотношениях в семье, а иногда и в группе.
Несмотря на такую особенность в группе девочки пользуются популярностью, дети тянутся к ним. Девочки имеют по социометрическому исследованию благоприятную статусную категорию и с ними охотно общаются многие дети.
Анализ еще одного рисунка показал немного другой результат. Это анализ рисунка Сони Б. Прежде всего по рисунку можно сказать, что у Сони высокий уровень тревожности и наблюдаются трудности в общении с детьми группы. По социометрическому исследованию мы получили результаты о том, что Соня Б. находится в статусной категории «не принятые» и не имеет выборов детей.
При исследовании рисунка также можно сказать о проявлении демонстративности, только это проявление немного другого типа, т.е. можно предположить, что у Сони Б. возможно проявление демонстративности по типу «бегства в воображение».
Ребенок с таким видом демонстративности менее благополучен в общении и взаимоотношениях. А именно, испытывая потребность в общении, он не может ее реализовать в силу присущей ему тревожности, что еще более усугубляет тревожный компонент в структуре его личности, а демонстративные тенденции переносятся в воображаемый план.
Компенсируя испытываемый им недостаток внимания, такой ребенок иногда лжет, что вызывает к нему отрицательное отношение со стороны детей (особенно, если такая черта отрицательно оценивается воспитателем).
Рисуя человека, ребенок с таким видом демонстративности компенсирует свое чувство неуверенности, как правило, за счет изображения себя в виде принцессы или других необычных персонажей, то есть за счет украшения своего образа. Однако на рисунке Сони Б. элементы декорированности носят более сдержанный характер, чем декорированность фигур на рисунках Вари Б, Иры М. На рисунке есть некоторые показатели, которые свидетельствуют о неблагополучном личностном развитии. Одна из отличительных особенностей демонстративности, как личностной черты от демонстративности, носящей компенсаторный характер — прорисовка ног.
В первом случае девочки рисовали длинное платье и выглядывающие из под него нарядные туфельки. При компенсаторной демонстративности (рисунок Сони Б.) ноги нарисованы с нарушением пропорций. Дети с компенсаторной демонстративностью если и рисуют обувь, то она не декорирована и иногда имеет весьма внушительные размеры, как будто призвана придать значимость, весомость всей фигуре человека.
В процессе рисования Соня Б. часто обращалась за поддержкой, переспрашивала правильно она рисует и все ли она правильно делает. При рисовании сильно нажимала на карандаш. О повышенной степени тревожности свидетельствует «тревожная линия». На рисунке изображенного дома отсутствуют двери, из чего можно сделать вывод, что ребенок испытывает трудности при стремлении раскрыться перед другими (особенно это может быть в домашнем кругу). Редуцированные кисти рук свидетельствуют о сниженной практике общения ребенка. При этом потребность в общении не обязательно снижена. Возможно, что у девочки наоборот, потребность в общении может быть очень высокая, но в силу неблагоприятно складывающихся взаимоотношений эта потребность подавлена, загнана внутрь. Волосы девочка изобразила сильной штриховкой, что также может говорить о тревоге, связанной с мышлением или воображением.
Исследуя рисунки некоторых детей, можно увидеть наиболее яркое проявление тревожности. Например, рассмотрим рисунок Рената Ж. Прежде всего надо сказать, что ребенок при рисовании вел себя неспокойно, прикрывал рисунок рукой. На рисунке видна сильная линия нажима карандаша на бумагу. В рисунке человека, Ренат сильно выделил туловище: оно слишком крупное, что говорит о наличии неудовлетворенных, остро осознаваемых ребенком потребностей; туловище сильно затушевано, что говорит о присутствии тревоги у ребенка. Руки слишком крупные, т.е. у ребенка сильная потребность к лучшей приспособляемости в социальных отношениях с чувством неадекватности и склонностью к импульсивному поведению. Одновременно фигура человека изображена как бы на ветру, что говорит о потребности этого ребенка в любви, привязанности, теплоте. В нарисованном доме отсутствует дверь, т.е. можно сказать, что ребенок испытывает трудности при стремлении раскрыться перед другими, есть трудности в общении с детьми, может быть из-за повышенного уровня тревожности. При зарисовке дерева изобразил только ствол и ветки. Ветки нарисованы в разные стороны — это поиск самоутверждения, контактов, суетливость, чувствительность к окружающему.
Рисунок Семена В. показывает наличие у ребенка тревоги, эмоциональной зависимости, чувство дискомфорта и скованности, недостаток веры в себя, т.к. все три рисунка очень маленькие и изображены в самом низу листа. Линии рисунка неуверенные, выделение некоторых деталей рисунка говорит о возможном существовании тревожности. А также изменчивый нажим может говорить об эмоциональной нестабильности. Во время рисования ребенок просил помощи, переспрашивал, что надо рисовать. Изображение человека: руки человека короткие, отсутствуют кисти, что свидетельствует о сниженной практике общения ребенка. Потребность в общении не удовлетворяется. У ребенка возможно отсутствие стремления к общению и проявление чувства неадекватности. Рисунок дерева: ветки нарисованы вверх, одной линией, т.е. возможно ребенок старается избегать неприятностей реальности, приукрашивание реальности. Рассмотрим рисунок дома — опять таки отсутствие двери, что говорит о замкнутости ребенка, возникающие трудности в общении.
По социометрическим исследованиям Семен В. получил только один выбор, нет взаимных выборов. Мальчик имеет неблагоприятный статус в системе взаимоотношений в группе.
Изучая рисунок Владика Т., можно увидеть следующие особенности: сильная линия нажима карандаша при рисовании, неуверенная линия рисунка, в рисунке человека выделил ноги, используя сильную штриховку, а также прорисовка глаз — признаки тревожности. Видны элементы агрессии, т.е. изображение кистей рук в виде кулаков. Изображены непропорционально длинные ноги — возможно у мальчика сильная потребность в независимости и стремление к ней.
В рисунке дерева можно сказать о таких особенностях: ствол изображен двумя линиями с нажимом, что говорит о решительности и активности ребенка. Веток нет. Круглая крона говорит об эмоциональности ребенка. В рисунке дома отсутствует дверь, но ребенок пририсовал лестницу, это может говорить о том, что ребенок чувствует недостаток в общении, хотя сам тянется к общению и взаимодействию с другими детьми.
Анализируя рисунок Лизы Г., можно также увидеть некоторые проявления тревожности, а именно это — очень сильный нажим на карандаш при рисовании. В изображении человека: очень сильно затушевала волосы, что можно связать с тревогой, руки у человека очень длинные с невыраженными кистями, что говорит о стремлении и потребности девочки к самостоятельности, автономности. Руки изображены близко к телу, что может говорить о существующем напряжении. Также в изображении человека есть некоторые элементы демонстративности. В изображении дерева: круглая крона — показывает эмоциональность ребенка.
Исследуяя рисунок Симы Г., можно сделать следующие выводы: Возможно проявление признаков агрессии, так как в рисунке человека мы видим, что Сима изобразила мальчика. О признаках агрессии может говорить и изображение пальцев без ладоней. У человека сильно затушеваны волосы и также видно выделение некоторых деталей, что говорит о повышенном уровне тревожности. (листву дерева ребенок изобразил также в виде затушевки, но не выразительной).
В рисунке человека руки очень короткие, это говорит о том, что у девочки возможно отсутствия стремления вместе с чувством неадекватности. В рисунке дома отсутствует труба – это говорит о том, что девочка, возможно, чувствует нехватку психологической теплоты дома. Отсутствие двери на рисунке означает то, что ребенок испытывает трудности при стремлении раскрыться перед другими (особенно это может быть в домашнем кругу).
Однако при социометрическом исследовании получены такие результаты: девочка пользуется популярностью среди детей, получила большое количество выборов, т.е. имеет благоприятную статусную категорию, и трудностей в общении с детьми не возникало.
Вова Т. также из данных социометрического исследования имеет благоприятную статусную категорию в системе взаимоотношений, однако по анализу рисунка можно сказать о проявлении признаков агрессии, а именно: сильные руки, одна рука спрятана за спину, что может говорить о чувстве вины, неуверенности в себе. Другая рука сильно вытянута вперед, пальцы крупные и длинные, похожи на гвозди, что говорит о враждебности, открытая агрессия. Для рисунка дерева характерно то, что ствол несколько зачернен, что может указывать на внутреннюю тревогу, боязнь быть покинутым, подозрительность, может быть скрытая агрессия.
Для рисунка дерева характерна размашистая штриховка, особенно выделены ветки деревьев, которые направлены вверх – проявление тревожности и одновременно – порыв, стремление к власти. В рисунке дома – окна сильно открыты, может быть ребенок ведет себя несколько развязно и прямолинейно, отсутствие двери, т.е. возможны трудности в общении. Из трубы показана тоненькая струйка дыма, что указывает на чувство недостатка эмоциональной теплоты дома, что скорее всего и является причиной агрессии ребенка.
Возможно Вова Т. – агрессивный лидер, так как прорисовывается при изучении рисунка стремление к власти. Мальчик находится в центре отношений, получил много выборов детей, но он предпочитает общаться только с двумя детьми (это взаимные выборы) с группы, которые имеют одинаковую с ним статусную категорию «звезды». У ребят образовался как бы свой круг общения, который не хочет принимать других детей.
Елисей М. расположил все три рисунка в самом низу листа бумаги, рисунки очень маленькие, что может говорить о незащищенности ребенка, о неуверенности в себе, чувство неполноценности. На всех трех рисунках ребенок интенсивно выделял некоторые детали – это показывает на тревожность ребенка. В рисунке человека – ноги широко расставлены – возможно, пренебрежение (неподчинение, игнорирование или незащищенность) ребенка. Ступни непропорционально длинные – потребность ребенка в безопасности, а может потребность демонстрировать мужественность. В рисунке дерева ветви нарисованы в разные стороны, что показывает поиск контактов с окружающим, чувствительность к окружающему.
Домик маленький, расположен с самого края листа бумаги, что говорит о зависимости ребенка от других, неуверенности в себе. Отсутствие двери показывает на замкнутость, неудовлетворенность потребности в общении.
Настя К. на рисунке изобразила линию земли – это показатель чувства тревоги, неуверенности ребенка, отражающее его реальное положение в системе взаимоотношений с другими. По данным социометрического исследования известно, что Настя находится в статусе «принятые» и имеет мало выборов. (может быть причина в том, что девочка совсем недавно появилась в группе и возможно еще не установлен контакт с детьми).
На рисунке девочка штриховкой выделила волосы, платье человека, листву дерева – это также говорит о признаках тревожности. Руки изображены короткими, кисти не выделены, что говорит о сниженной практике общения. Потребность в общении есть, но не удовлетворена. Штриховка рук также свидетельствует о трудностях в социальных контактах, с которыми у Насти связано чрезмерное эмоциональное напряжение. Во время рисования Настя вела себя спокойно, прикрывала рукой рисунок от других детей.

Методика «Рисунок несуществующего животного»

Аспекты анализа рисунка разделяются на формальные и содержательные. К формальному аспекту относятся:
а) семантика расположения в пространстве;
б) графологические признаки;
Семантика пространства проективного рисунка. Пространство рисунка семантически неоднородно. Оно связано с эмоциональной окраской переживаний и временным периодом – настоящим, прошедшим и будущим., а также с действенным и идеальным.
На листе левая сторона и низ рисунка связаны с отрицательно окрашенными эмоциями, депрессией, неуверенностью, пассивностью. Правая сторона (соответственно доминантой правой руке) и верх – с положительно окрашенными эмоциями, энергией, активностью, конкретностью действия.
В норме рисунок расположен по средней линии (или несколько левее) и чуть выше середины листа бумаги. Положение листа ближе к верхнему краю листа (чем больше, тем лучше выражена) трактуется как высокая самооценка и неудовлетворенность собственным положением в обществе и недостаточным признанием окружающих, претензии на продвижение, тенденция к самоутверждению, потребность в признании. Повышение положения рисунка на листе бумаги говорит о стремлении соответствовать высокому социальному стандарту, стремлением к эмоциональному принятию со стороны окружения. Повышение рисунка также связано с уменьшением фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей.
Положение в нижней части листа – обратный показатель: неуверенность в себе, низкая самооценка, подавленность, нерешительность, нет заинтересованности в своем социальном положении, отсутствие стремления быть принятым окружением, склонность к фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей.
Правая и левая полуплоскость листа имеют противоположную конотацию по оппозициям “пассивность — деятельность”, “внутреннее – внешнее, “прошлое — будущее”. Соответственно расценивается местоположение рисунка вправо и влево от средней линии листа, а также ориентация головы и тела животного вправо, влево, в фас. Местоположение скорее символизирует готовые к реализации состояния и реакции на момент рисования, в то время как ориентация головы и тела символизирует общую направленность в сторону достижения тех или иных состояний в рамках указанных позиций.
Необходимо осторожно подходить к интерпретации рисунков, занимающих более 2/3 площади листа бумаги. Особую категорию составляют маленькие рисунки, расположенные в левом верхнем углу листа. Этот тип локализации часто свидетельствует о высокой тревожности, склонности к регрессивному поведению и эскапизму (желание выйти из ситуации, уход в прошлое, либо в фантазию), избежанию новых переживаний. Возможна выраженная дисгармония между самооценкой и уровнем притязаний.
К ряду интерпретационных приемов работы с пространством относится обращение внимания на ощущения, вызванные рисунком (например, шаткость-устойчивость, что относится к ориентации в социуме, самооценке и пр.) Можно попытаться представить куда двинется животное, если «открепить» его от плоскости (вправо, влево, вверх, вниз), или оно останется на месте.
Графологические аспекты интерпретации.
К первому аспекту относится анализ линии.
Колеблющаяся, прерывающаяся линия, «островки» перекрывающие друг друга линии, несоединенные узлы, «запачканные» рисунки говорят о легкой напряженности, повышенном уровне тревожности, что свойственно невротикам. Контуры рисунка здесь могут быть размытыми, «волосатыми», во всем исполнении может чувствоваться неуверенность, неловкость.
Во втором аспекте анализируется направление линии и характер контура.
«Падающие линии» и преимущественное направление сверху вниз влево свидетельствует о быстро истощаемом усилии, низком тонусе, возможной депрессии.
«Поднимающиеся линии», преобладание движения снизу вверх направо – хорошее энергетическое обеспечение движения, склонность к трате энергии, агрессивности.
Степень агрессивности выражена количеством, расположением и характером острых углов в рисунке, независимо от их связи с той или иной деталью. Особенно весомы в этом отношении прямые символы агрессии – когти, клювы, зубы.
Для изучения эмоциональной сферы детей мы провели также методику “Рисунок несуществующего животного”. В результате проведенного эксперимента мы имеем следующие показатели, например:
Анализируя рисунок Кирилла Л., можно видеть элементы агрессии, которые проявляются в таких символах агрессии, как острые зубы, оскал животного. Мы можем говорить об агрессии по названию рисунка. Мальчик назвал свое животное динозавр — острозуб. Также в рисунке видны признаки тревожности: мальчик много раз стирал рисунок, не знал, где его разместить. При рисовании спрашивал, правильно ли он рисует, прикрывал рукой рисунок. При рисовании очень сильно нажимал на карандаш. Рисунок получился очень крупный, также можно сказать, что рисунок как бы “запачканный”, что говорит о легкой напряженности и повышенном уровне тревожности.
Анализируя рисунок Сони Б. также можно сказать о существующих элементах агрессии, так как на рисунке животного Соня изобразила длинные пальцы с острыми когтями. Несколько раз стирала рисунок, не знала как расположить. При рисовании девочка немного была напряжена, что говорит о повышенном уровне тревожности. Повышение положения рисунка на листе бумаги говорит о стремлении соответствовать высокому социальному стандарту, стремлением к эмоциональному принятию со стороны окружения. У девочки возможно есть потребность в общении с детьми, но она не удовлетворяется (Соня имеет неблагоприятную статусную категорию).
Алена У. назвала свое животное кобра. Такое название говорит о некоторых признаках агрессии. При рисовании Алена У. вела себя тихо, прикрывала рукой рисунок, чтобы другие дети не могли увидеть, что она рисует. На рисунке виден сильный нажим на карандаш, несколько раз стирала рисунок – эти признаки говорят о проявлении повышенной тревожности. Рисунок расположен чуть ниже от центра листа, возможна некоторая неуверенность в себе.
А вот например Настя К. изобразила свой рисунок в левом нижнем углу листа, рисунок очень маленький. Анализируя рисунок по данным признакам можно сказать о том, что девочка испытывает чувство неуверенности в себе, возможна низкая самооценка, подавленность, нерешительность, она не заинтересована в своем социальном положении, отсутствие стремления быть принятым окружением, склонность к фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей. Вместо животного девочка изобразила человека- инопланетянина, так как девочка была не совсем внимательна. Также на рисунке видны некоторые признаки тревожности – сильный нажим на карандаш во время рисования.
Марина Д. назвала свой рисунок человек- конь. Рисунок изображен немного ниже от средней линии листа, что возможно связано с отрицательными эмоциями ребенка в этот день, так как девочка до рисования целый день капризничала, не хотела играть с детьми. Рисунок имеет “запачканный” вид, что говорит о некотором напряжении во время рисования, повышенном уровне тревожности. Сильно затушевала туловище животного и неуверенная линия рисунка, что также говорит о повышенной тревожности. Также можно сказать по анализу рисунка о некоторых признаках агрессии, так как для агрессии характерно большое количество острых углов, глаза – пустые глазницы.
Ренат Ж. назвал свое нарисованное животное динозавр. Заметны на рисунке признаки агрессии: острые когти, длинные пальцы, зубы, оскал, агрессивная поза животного. Видны признаки повышенной тревожности, так как мальчик сильно затушевал туловище животного, много раз стирал. Животное расположил в верхней части листа. Такое положения рисунка на листе бумаги может сказать о стремлении соответствовать высокому социальному стандарту, стремлением к эмоциональному принятию со стороны окружения. Повышение рисунка также связано с уменьшением фиксации на препятствиях к достижению ситуативных потребностей. Во время рисования вел себя спокойно и сосредоточено рисовал.
Сопоставляя полученные результаты двух рисуночных тестов – “Дом – дерево — человек” и “Несуществующее животное” можно сделать вывод, что в рисунках обоих тестов мы видим проявление повышенной тревожности в рисунках одних и тех же детей. Также в большинстве рисунков детей отражаются признаки агрессии, рисуют животных очень крупными, что говорит о характерном для детей этого возраста эгоцентризме (старшая подготовительная группа, 6-7 лет).
2.2. Характеристика межличностных отношений в группе детей старшего дошкольного возраста
Методика исследования межличностных отношений в группе детей старшего дошкольного возраста (подготовительная к школе группа).
Cоциометрический эксперимент:
«У кого больше» (разработан Я.Л. Коломинским)
Ход исследования.
Было предварительно приготовлено по три картинки на каждого ребенка группы. На обратной стороне каждой картинки поставили номер, присвоенный каждому ребенку в данном эксперименте (списочный номер). Детей выводят, за исключением одного, в другое помещение. Дети по -одному входят в группу, а после эксперимента выходят в третье помещение. Мы следили, чтобы дети, участвовавшие в эксперименте, не встречались с теми, кто еще не участвовал. Затем ребенку предлагаем три картинки и объясняем: «Можешь положить их по одной любым трем детям группы. У кого окажется больше всех картинок – тот выиграет. Никто не будет знать, кому ты положил картинку. Даже мне можешь не говорить, если не хочешь.» Фиксируются все действия, которые выполняет ребенок.
Обработка результатов социометрического изучения детской группы осуществляем следующим образом: в заготовленной социометрической таблице (матрице) мы фиксируем выборы детей. Потом осуществляем подсчет выборов, полученных каждым ребенком, и находим взаимные выборы, которые подсчитываем и записываем.
Далее результаты экспериментов оформляем графически в виде социограммы (карты групповой дифференциации). Вначале чертим четыре концентрические окружности, делим их диаметром пополам. Справа располагаем мальчиков, слева – девочек. Мальчиков изобразим в виде треугольников, девочек в виде кружков. Размещение детей на социограмме будет соответствовать числу полученных ими выборов. Так, в центральной окружности будут находиться дети, получившие 5 и больше выборов – 1 группа, второй круг – 2 группа – 3-4 выборов; третий круг – 1-2 выбора; четвертый круг – ни одного выбора.
Потом, соединив линиями выборы детей, мы увидим характер связей, особенности половых дифференцировок, взаимных симпатий, явления «неразделенной любви».
Следующий этап работы – определение диагностических показателей социометрического исследования и их интерпретация. В качестве таковых выступают:
а) социометрический статус ребенка в системе межличностных отношений.
Статус ребенка определяется числом полученных им выборов. Дети могут быть отнесены в зависимости от этого к одной из 4-х статусных категорий:
1 – «звезды» : 5 и более выборов,
2 – «предпочитаемые» — 3-4 выбора,
3 – «принятые» — 1-2 выбора,
4 – «не принятые» — 0 выборов.
1 и 2 статусная группы являются благоприятными. Исходя из этого, мы можем знать насколько благоприятен статус каждого ребенка в группе. Иными словами, насколько ребенок желанен в системе межличностных отношений, испытывают ли к нему дети симпатию или нет. В зависимости от этого можно говорить об эмоциональном климате группы для каждого воспитанника: теплый, благоприятный, холодный, отчужденный.
б) уровень благополучия взаимоотношений (УБВ).
Если большинство детей группы оказывается в благоприятных (1 и 2) статусных категориях, УБВ определяется как высокий, при одинаковом соотношении — как средний, при преобладании в группе детей с неблагоприятным статусом — как низкий, означающий неблагополучие большинства детей в системе межличностных отношений, их неудовлетворенность в общении, признании сверстниками;
в) коэффициент взаимности (КВ) выражает характер отношений, существующий в группе.
Он может быть показателем действительной сплоченности, привязанности, дружбы детей, но может свидетельствовать о фактической разобщенности группы на отдельные группировки. По величине показателя КВ можно отнести группу к одному из 4-х уровней взаимности: 1 — КВ = 15-20% (низкий), 2 — КВ = 21-30% (средний), 3 — КВ = 31-40% (высокий), 4 — КВ = 40% и выше (сверхвысокий);
г) коэффициент удовлетворенности взаимоотношениями (КУ).
На основании данного показателя можно судить, насколько дети удовлетворены своими отношениями в конкретной группе, что осуществляется на основе сравнения с нормативными показателями: 1 — КУ = 33% и ниже, 2 — КУ = 34-49%, 3 — КУ = 50-65%, 4 — КУ = 66% и выше.
КУ каждого отдельного ребенка показывает, насколько удовлетворен своими отношениями каждый ребенок группы, для этого можно отнести ребенка в одну из 4-ех групп: 1 — высшая входят дети, КУ которых равен 45 — 100%, 2 — 50-75%, 3 — 25-50%, 4- 0-25%;
д) индекс изолированности (ИИ).
Группу можно считать благополучной, если в ней нет изолированных, или их число достигает 5-6%, менее благополучной, если ИИ = 15-25%;
е) мотивация социометрических выборов: выясняется, какие мотивы лежат в основе предложений каждого ребенка, в какой степени дети разного пола, возраста осознают мотив своего избирательного отношения к сверстникам;
ж) половая дифференциация взаимоотношений.
Аутосоциометрический эксперимент
Ход исследования:
После проведения выше описанного социометрического эксперимента ребенку задаем вопрос: «А как ты думаешь (называем имя ребенка), кто тебе уже положил или положит открытку.» Предполагаемые выборы фиксируем, затем сопоставляем с результатами социометрического эксперимента.
Фиксируем в таблице число ожидаемых выборов, число оправдавшихся выборов.
В результате проведенного социометрического исследования в группе детей старшего дошкольного возраста с целью изучения межличностных отношений определены следующие диагностические показатели:
Статусные категории каждого ребенка. В итоге: «звезды» — 6 человек, «предпочитаемые» — 5 человек, «принятые» — 17 человек и «не принятые» — 1 человек.
Уровень благополучия взаимоотношений (УБВ) — 61% . Мы получили низкий уровень благополучия взаимоотношений, так как в группе большее количество детей имеет неблагоприятный статус (3 и 4 статус являются неблагоприятными). Низкий УБВ означает неблагополучие большинства детей группы в системе межличностных отношений, их неудовлетворенность в общении, признании сверстниками.
Коэффициент взаимности (КВ) — индекс групповой сплоченности, выражает различный характер отношений, существующих в группе. КВ — 28%, из чего следует, что данная группа относится ко 2-ому уровню взаимности (средний уровень). Значение коэффициента взаимности и построение социограммы на основе вычисленных взаимных выборов дает нам представление о характере отношений, существующих в группе, то есть свидетельствует о разобщенности группы на отдельные группировки по 3 — 2 человека. Причем мы заметили, что девочки и мальчики создают свои группировки обособлено друг от друга, то есть наблюдается высокая половая дифференциация в группе (старший дошкольный возраст).
Коэффициент удовлетворенности дошкольников своими взаимоотношениями (КУ) — 46%. Также мы определили КУ каждого отдельного ребенка группы и получили следующие результаты: в первую (высшую) группу КУ входят 2 человека, во вторую группу КУ — 7 человек, в третью группу КУ входят 4 человека и в четвертую группу — 16 человек.
Из условного распределения детей на группы видно, что дети, которых выбрали все или почти все сверстники из числа тех, кого они сами выбирали, имеют почву для более высокого эмоционального самочувствия, жизнерадостности, чем те дети, которых может быть и выбирают, но совсем не те, к которым они сами стремятся. Индекс изолированности (ИИ) — 4%, т.е. данную группу можно считать благополучной, статусную категорию «не принятые» имеет один ребенок.
Выяснили, каким образом дети мотивировали свои выборы. Например дети, у которых были взаимные выборы с Аленой К. (« 1 » статусная группа, «звезды») на вопрос «Почему ты в первую очередь решил(-а) подарить картинку Алене К», — ответили следующим образом: девочки: «Она моя самая хорошая подружка.., с ней интересно играть…», мальчики отвечают: «Она хорошая, нравится.., она красивая…»
Тогда детям задавали следующий вопрос: «Если бы у тебя было много картинок, но одному ребенку из группы не хватило, кому бы ты не дал картинку и почему…» Дети отвечают, например: «Он(-а) всегда дерется…», «Толкается…», «Жадная…» и т.д.
Поэтому, у девочек, например, в основе мотива выбора находятся дружеские отношения, а также проявляется интерес к совместной деятельности с этим ребенком. Мальчики выбирают, исходя из эмоционально положительного отношения к девочке, выделяют внешние качества, проявляют симпатию к ней.
При исследовании половой дифференциации межличностных отношений дошкольников данной группы заметили тенденцию более благоприятного положения в группе девочек, чем мальчиков. По данным социограммы мы выявили такой характер связи как взаимная симпатия (мальчик и девочка находятся в « 1 » статусной категории, «звезды»). Также наблюдаются явления «неразделенной любви» (в большинстве случаев мальчики выбирают девочек).
При проведении аутосоциометрического исследования мы получили результаты по количеству ожидаемых выборов и по количеству оправдавшихся выборов и получили коэффициент осознанности отношений (КО). Для данной группы средний показатель коэффициента осознанности отношений равен 27%.
Таким образом, у детей общее число ожидаемых выборов значительно больше, чем оправдавшихся и этот факт свидетельствует о высоком уровне притязаний детей группы, которые имеют неблагоприятный статус.

2.3. Статусное положение детей с различными уровнями тревожности

Сопоставляя статусное положение каждого ребенка группы с присущим ему уровнем тревожности, получены следующие результаты (см. табл.3):
Таблица 3
Статусное положение детей с различным уровнем тревожности
Уровень тревожности Количество детей, имеющих статус
I II III IV
Чел. % Чел. % Чел. % Чел. %
Высокий — — — — 1 3.5% 1 3.5%
Средний 1 3.5% 1 3.5% 3 10% — —
Низкий 5 17% 4 14% 13 45% — —

Из общего количества детей I статуса («звезды») 17% детей имеют низкий уровень тревожности и 3,5% — средний уровень тревожности; из всех детей группы, находящихся во II статусе («предпочитаемые») 14% детей имеют низкий уровень тревожности и 3,5% имеют средний уровень тревожности; из всех детей III статуса («принятые») 3,5% детей имеют высокий уровень тревожности, 10% детей имеют средний уровень тревожности и 45% детей имеют низкий уровень тревожности; 1 ребенок , находящийся в IV статусе («не принятые»), имеет высокий уровень тревожности.
Теперь рассмотрим процентное соотношение детей с разным статусом для каждого уровня тревожности (процент берется от общего числа детей для данного уровня тревожности). Представлено в таблице 4.

Таблица 4
Процентное соотношение детей с разным статусом для каждого уровня тревожности
Уровень тревожности Количество детей, имеющих статус
I – II III – IV
Чел. % Чел. %
Высокий — — 2 100%
Средний 2 40% 3 60%
Низкий 9 41% 13 59%

Из полученных соотношений видно, что чем выше уровень тревожности, тем больший процент детей имеет неблагоприятный статус в группе, особенно это характерно для детей с высоким уровнем тревожности: в неблагоприятную статусную категорию попали все дети.

2.4. Корреляционный анализ

Метод ранговой корреляции Спирмена позволяет определить тесноту (силу) и направление корреляционной связи между двумя признаками или двумя профилями признаков.
Описание метода. Для подсчета ранговой корреляции необходимо располагать двумя рядами значений, которые могут быть проранжированы. В нашем случае, такими рядами значений выступают два признака, измеренные в одной и той же группе испытуемых.
Вначале показатели ранжируются отдельно по каждому из признаков. Меньшему значению признака присваивается меньший ранг.
Если два признака связаны положительно, то испытуемые, имеющие низкие ранги по одному из них, будут иметь низкие ранги и по другому, а испытуемые, имеющие высокие ранги по одному из признаков, будут иметь по другому признаку также высокие ранги. Для подсчета rs необходимо определить разности (d) между рангами, полученными данным испытуемым по обоим признакам. Затем эти показатели d определенным образом преобразуются и вычитаются из 1. Чем меньше разности между рангами, тем больше будет rs, тем ближе он будет к +1.
Если корреляция отсутствует, то все ранги будут перемешаны и между ними не будет никакого соответствия. Формула составлена так, что в этом случае rs окажется близким к 0.
В случае отрицательной корреляции низким рангам испытуемых по одному признаку будут соответствовать высокие ранги по другому признаку, и наоборот.
Чем больше несовпадение между рангами испытуемых по двум переменным, тем ближе rs к –1.
В таблице 5 представлены показатели тревожности в баллах (по результатам методики «Дом – Дерево – Человек») и показатели статусного положения в группе (данные получены в результате социометрического эксперимента).

Таблица 5
Показатели тревожности и статусного положения детей в группе
( звезды, предпочитаемые, принятые, не принятые)
№ Испытуемый Тревожность (баллы) Статусные категории
1 Елисей М. 7 3
2 Алена К. 7 1
3 Оля К. 5 3
4 Марина Д. 8 3
5 Лиза Г. 7 3
6 Андрей В. 4 3
7 Ира М. 8 2
8 Алена У. 10 3
9 Ренат Ж. 7 3
10 Семен В. 8 3
11 Владик Т. 5 3
12 Сима Г. 5 1
13 Сергей Р. 8 3
14 Марина П. 6 3
15 Владик В. 7 3
16 Аня Н. 4 3
17 Кирилл Л. 16 3
18 Юля М. 7 2
19 Света З. 5 1
20 Егор В. 3 2
21 Варя Б. 4 2
22 Коля Т. 6 3
23 Миша В. 6 1

Продолжение таблицы 5
№ Испытуемый Тревожность (баллы) Статусные категории
24 Леша Б. 6 2
25 Соня Б. 14 4
26 Миша А. 5 1
27 Вова Т. 8 1
28 Вова И. 4 3
29 Настя К. 7 3
Суммы 197 71
Средние 6,8 2,4

Чтобы ответить на вопрос, связаны ли между собой тревожность и статусное положение сформулируем гипотезы.
Н0: Корреляция между уровнем тревожности и статусным положением в группе не отличается от нуля.
Н1: Корреляция между уровнем тревожности и статусным положением в группе статистически значимо отличается от нуля.
Далее необходимо проранжировать оба показателя, приписывая меньшему значению меньший ранг, затем подсчитать разности между рангами, который получил испытуемый по двум признакам, и возвести эти разности в квадрат. Произведем все необходимые расчеты в таблице 6 Расчет d2 для рангового коэффициента корреляции Спирмена при сопоставлении показателей уровня тревожности и статусного положения детей в подготовительной к школе группе. Количество испытуемых 29 детей.

Таблица 6
Расчет d2 для рангового коэффициента корреляции Спирмена rs при сопоставлении показателей уровня тревожности и статусного положения детей в подготовительной к школе группе (N=29)

№ Испытуемый Тревожность Ранг Статус Ранг d d2
1 Елисей М. 7 18 3 20 2 4
2 Алена К. 7 18 1 3,5 — 14,5 210,25
3 Оля К. 5 8 3 20 12 144
4 Марина Д. 8 24 3 20 — 4 16
5 Лиза Г. 7 18 3 20 2 4
6 Андрей В. 4 3,5 3 20 16,5 272,25
7 Ира М. 8 24 2 9 — 15 225
8 Алена У. 10 27 3 20 — 7 49
9 Ренат Ж. 7 18 3 20 2 4
10 Семен В. 8 24 3 20 — 4 16
11 Владик Т. 5 8 3 20 12 144
12 Сима Г. 5 8 1 3,5 — 4,5 20,25
13 Сергей Р. 8 24 3 20 — 4 16
14 Марина П. 6 12,5 3 20 7,5 56,25
15 Владик В. 7 18 3 20 2 4
16 Аня Н. 4 3,5 3 20 16,5 272,25
17 Кирилл Л. 16 29 3 20 — 9 81
18 Юля М. 7 18 2 9 — 9 81
19 Света З. 5 8 1 3,5 — 4,5 20,25
20 Егор В. 3 1 2 9 8 64
21 Варя Б. 4 3,5 2 9 5,5 30,25
22 Коля Т. 6 12,5 3 20 7,5 56,25
23 Миша В. 6 12,5 1 3,5 — 9 81
24 Леша Б. 6 12,5 2 9 — 3,5 12,25

Продолжение таблицы 6
№ Испытуемый Тревожность Ранг Статус Ранг d d2
25 Соня Б. 14 28 4 29 1 1
26 Миша А. 5 8 1 3,5 — 4,5 20,25
27 Вова Т. 8 24 1 3,5 — 20,5 420,25
28 Вова И. 4 3,5 3 20 16,5 272,25
29 Настя К. 7 18 3 20 2 4
Суммы 435 435 2551

Коэффициент ранговой корреляции Спирмена подсчитывается по формуле:

где d – разность между рангами по двум переменным для каждого испытуемого;
N – количество испытуемых (в данном случае).
Рассчитаем эмпирическое значение rs :

Определяем критические значения rsкр. (по таблице Критические значения выборочного коэффициента корреляции рангов по В.Ю.Урбаху, 1964). Связь достоверна, если rs эмп.≥ rs кр.0,05, и тем более достоверна, если rs эмп.≥ rs кр.0,01.
rs кр. 0,05 = 0,37
rs кр. 0,01 = 0,48
rs эмп.= rs кр.0,05
Ответ: Н0 отклоняется, но и определенно принять Н1 нельзя (по правилу отклонения Н0 и принятия Н1). Корреляция между уровнем тревожности и статусным положением детей подготовительной к школе группы статистически значима ( р ≤ 0,05) и является положительной.
Корреляционный анализ показал, что связь между предложенными показателями существует, при статистической значимости (0,05), она достоверна и положительна.
Таким образом, из проведенного исследования можно предположить, что результаты, полученные в данной группе, подтверждают гипотезу: существует взаимосвязь между уровнем тревожности у детей и их статусным положением в группе.

Выводы

1. В данной группе, большинство детей имеют низкий уровень тревожности, несколько детей имеют средний уровень тревожности и два ребенка имеет высокий уровень тревожности, а также небольшая часть детей имеют средний уровень выраженности враждебности, конфликтности, незащищенности, недоверия к себе, депрессивности, чувства неполноценности, трудностей общения, остальные дети имеют низкий уровень выраженности.
Сопоставляя полученные результаты двух рисуночных тестов – “Дом – дерево — человек” и “Несуществующее животное” можно сделать вывод, что в рисунках обоих тестов мы видим проявление повышенной тревожности в рисунках одних и тех же детей. Также в большинстве рисунков детей отражаются признаки агрессии.
2. В исследуемой группе большинство детей имеет неблагоприятный статус. Низкий уровень благополучия взаимоотношений означает неблагополучие большинства детей группы в системе межличностных отношений, их неудовлетворенность в общении, признании сверстниками. Значение коэффициента взаимности и построение социограммы на основе вычисленных взаимных выборов дает нам представление о характере отношений, существующих в группе, то есть свидетельствует о разобщенности группы на отдельные группировки по 3 — 2 человека. Наблюдается высокая половая дифференциация в группе (старший дошкольный возраст). Коэффициент удовлетворенности дошкольников своими взаимоотношениями 46%. Определив КУ каждого ребенка группы, можно сделать вывод, что дети которых выбрали все или почти все сверстники из числа тех, кого они сами выбирали, имеют почву для более высокого эмоционального самочувствия, жизнерадостности, чем те дети, которых может быть и выбирают, но совсем не те, к которым они сами стремятся. Индекс изолированности 4%, данную группу можно считать благополучной. В основе мотива выбора у девочек или мальчиков детей своего пола находятся дружеские отношения, а также проявляется интерес к совместной деятельности с выбираемым ребенком. Мальчики выбирают девочек, исходя из эмоционально положительного отношения к девочке, выделяют внешние качества, проявляют симпатию. В данной группе положение девочек более благоприятно, чем мальчиков. Выявлен такой характер связи как взаимная симпатия, наблюдаются явления «неразделенной любви» (в большинстве случаев мальчики выбирают девочек).
Для данной группы средний показатель коэффициента осознанности отношений равен 27% — у детей общее число ожидаемых выборов значительно больше, чем оправдавшихся и этот факт свидетельствует о высоком уровне притязаний детей группы, которые имеют неблагоприятный статус.
3. Сопоставляя статусное положение каждого ребенка группы с присущим ему уровнем тревожности, мы получили следующие результаты: из детей группы, находящихся на III и IV статусах, большинство имеет низкий уровень тревожности, несколько детей имеет средний уровень тревожности и два ребенка имеет высокий уровень тревожности. Из детей группы, находящиеся на I и II статусах, большинство детей имеет низкий уровень тревожности и два ребенка имеет средний уровень тревожности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В процессе проведенного исследования взаимосвязи тревожности и статусного положения детей в группе можно сказать, что гипотеза подтвердилась. Так же по полученным результатам видно, что чем выше уровень тревожности, тем больший процент детей имеет неблагоприятный статус в группе, особенно это характерно для детей с высоким уровнем тревожности: в неблагоприятную статусную категорию попали все дети с таким уровнем тревожности.
Тревожные дети могут не пользоваться всеобщим признанием в группе, но и не оказываются в изоляции, они чаще входят в число наименее популярных, так как очень часто такие дети крайне неуверенные в себе замкнутые, малообщительные, или наоборот, слишком общительные, назойливые. Причиной непопулярности иногда является их безынициативность из-за неуверенности в себе, поэтому эти дети скорее не могут быть лидерами в межличностных взаимоотношениях. Результатом безынициативности тревожных детей является и то, что у других детей появляется стремление доминировать над ними, что ведет к снижению эмоционального фона тревожного ребенка, к тенденции избегать общения, возникают внутренние конфликты, связанные со сферой общения, усиливается неуверенность в себе. В то же время, в результате отсутствия благоприятных взаимоотношений со сверстниками появляется состояние напряженности и тревожности, которые и создают либо чувство неполноценности и подавленности, либо агрессивности. Ребенок с низкой популярностью, не надеясь на сочувствие и помощь со стороны сверстников, нередко становится эгоцентричным, отчужденным. Это плохо в обоих случаях, так как может способствовать формированию отрицательного отношения к детям, людям вообще, мстительности, враждебности, стремлению к уединению.
Надо заметить, что факторы семейного воспитания, прежде всего взаимоотношения «мать – ребенок», выделяются в настоящее время в качестве центральной, «базовой» причины тревожности едва ли не всеми исследователями данной проблемы, практически независимо от того, к какому психологическому направлению они принадлежат. Вместе с тем существует достаточно мало сведений о тех факторах детско-родительских отношений, семейного воспитания, которые являются специфическими с токи зрения возникновения у детей устойчивой тревожности.
Тревожность — индивидуальная психологическая особенность, состоящая в повышенной склонности испытывать беспокойство в различных жизненных ситуациях, в том числе и тех, объективные характеристики которых к этому не предрасполагают.
Тревожность может порождаться как реальным неблагополучием личности в наиболее значимых областях деятельности и общения, так и существовать вопреки объективно благополучному положению, являясь следствием определенных личностных конфликтов, нарушений в развитии самооценки и т.п.
Тем не менее, у детей старшего дошкольного и дошкольного возраста тревожность еще не является устойчивой чертой характера и относительно обратима при проведении соответствующих психолого-педагогических мероприятий, а также можно существенно снизить тревожность ребенка, если педагоги и родители, воспитывающие его, будут соблюдать нужные рекомендации.
Педагогические рекомендации
1. Чтобы существенно снизить тревожность ребенка, необходимо педагогам и родителям, воспитывающим ребенка, обеспечить реальный успех ребенка в какой-либо деятельности (рисование, игра, помощь по дому и др.). Ребенка нужно меньше ругать и больше хвалить, причем не сравнивая его с другими, а только с ним самим, оценивая улучшение его собственных результатов (сегодня нарисовал лучше чем вчера; быстрее убрал игрушки и т.д.);
2. Необходим щадящий оценочный режим в той области, в которой успехи ребенка невелики. Например, если он медленно одевается, не нужно постоянно фиксировать на этом его внимание. Однако, если появился хотя бы малейший успех, обязательно нужно его отметить;
3. Больше обращать внимание на обстановку, которая складывается дома и в детском саду. Теплые эмоциональные отношения, доверительный контакт со взрослыми тоже могут способствовать снижению общей тревожности ребенка.
4. Необходимо изучить систему личных отношений детей в группе, для того чтобы целенаправленно формировать эти отношения, чтобы создать для каждого ребенка в группе благоприятный эмоциональный климат.
5. Нельзя оставлять без внимания непопулярных детей. Следует выявить и развить у них положительные качества, поднять заниженную самооценку, уровень притязаний, чтобы улучшить их положение в системе межличностных отношений. Также необходимо воспитателю пересмотреть свое личное отношение к этим детям.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Литература

1. Абрамова Г. С. Введение в практическую психологию / Г.С.Абрамова.- М.: Издательский центр академия, 1996.- 224 с.
2. Альфред Адлер. Понять природу человека / пер. Е. А. Ципина; под. ред. М.В. Козековой. — СПб.: Гуманитарное агентство Академический проект, 1997.- 256с.
3. Аниклева Н.П. Режиссура педагогического взаимодействия / Н.П.Аниклева Г.В.Винникова, С.А. Смирнов.- Новосибирск: НГПИ, 1991.- 365 с.
4. Аракелов Н. Е., Лысенко Е. Е. Психофизиологический метод оценки тревожности / Н.Е. Аркелов, Е.Е. Лысенко // Психологический журнал. – 1997. — №2. – с. 34-38.
5. Аракелов Н. Е. Тревожность: методы её диагностики и коррекции / Н.Е. Аркелов, Н. Шмикова // Вестник МУ, сер. Психология. – 1998. — №1 — С. 18-26.
6. Бабич Н. И. Особенности первого впечатления о другом человеке у младших школьников / Н.И. Бабич // Вопросы психологии. – 1990. — №2. — С. 13-21.
7. Божович Л. И. Проблемы формирования личности / Под ред. Д. И. Фельдштейна. – М.: изд-во Институт практической психологии, — Воронеж, 1995.- 352 с.
8. Бреслав Г. М. Эмоциональная особенность формирования личности в детстве: норма и отклонение / Г.М. Бреслав.- М.: Педагогика, 1990. – 144 с.
9. Введение в практическую социальную психологию: Учебное пособие для высших учебных заведений / Под ред. Ю. М. Жукова, А. А. Петровской, О.В.Соловьевой. – 2-ое издание.- М.: Смысл, 1996. – 373 с.
10. Гарбузов В. И. Нервные дети: советы врача / В.И. Гарбузов. -Ленинград: Медицина, 1990.- 176 с.
11. Годфруа Ж. Что такое психология? / Ж. Годфруа. — М., 2001.- 236 с.
12. Давыдов В.В. Возрастная и педагогическая психология: Учебник для студентов пед. институтов / В.В.Давыдов, Т.В. Драгунова, Л.Б. Ительсон; под. ред. А.В.Петровского. – 2-е изд., исп. и доп. – М.: Просвещение, 1979.- 288 с.
13. Дети с аффективным поведением /А.С.Славина. -М.: Просвещение, 1996.- 280 с.
14. Добрович А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения / А.Б. Добрович. -М.: Просвещение, 1987.- 217 с.
15. Зимбардо Р. Застенчивость. Что такое и как с ней справиться / Р. Зимбардо. -СПб., 1995. -175 с.
16. Захаров А. И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка / А.И.Захаров. – 3-изд.- СПб.: Союз, 1997.- 224 с.
17. Имедадзе И. В. Тревожность как фактор учения в дошкольном возрасте. Психологические исследования. / И.В. Имедадзе. Тбилиси: Мецнисреба, 1960.- С. 51-57.
18. Изард К. Е. Эмоции человека (пер. с англ.) / К.Е. Изард; под. ред. Л.Я.Гозмана, М.С.Егоровой; вступительная статья А.Е. Ольшанниковой. -М.: изд. МГУ, 1980.- 316 с.
19. Клюева Н. В. Учим детей общению, популярное пособие для родителей и педагогов / Н.В. Клюева, Ю.В.Касаткина. -Ярославль: Академия развития, 1997.- 240 с.
20. Козлова Е. В. Тревога – как одна из основных проблем, возникающих у ребенка в процессе социализации / Е.В.Козлова // Теоретические и прикладные проблемы психологии. -Сборник статей.- Ставрополь, 1997.- С. 16-20.
21. Коломинский Я.А. Психология личных взаимоотношений в детском коллективе / Я.А. Коломенский. -Минск, 1988. — 217 с.
22. Коломинский Я.Л. Диагностика и коррекция психического развития дошкольников / под. ред. Я.Л. Коломинского, Е.А. Панько. — Минск: Университетское, 1997.- 418 с.
23. Кочубей Б. Детские тревоги: что, откуда, почему? / Б. Кочубей // Семья и школа.- — 1988.- №7.- С. 11-17.
24. Кочубей Б. Ярлыки для тревоги / Б. Кочубей, Е.Новикова // Семья и школа.-1988.-№8.
25. Кочубей Б. Снимем маску с тревоги / Б. Кочубей, Е.Новикова // Семья и школа.- 1988.- №11.- С. 14-19.
26. Марцинковская Т.Д. Детская практическая психология: учебник / Т.Д. Марцинковская, Е.И. Изотова, Т.Н. Счастная; под. ред. Т.Д. Марцинковской. — М.: Гардарики, 2000.- 255 с.
27. Мухина В. С. Детская психология : Учебник для пединститутов / В.С. Мухина; под. ред. Л.А.Венгера. — М.: Просвещение, 1985. -412 с.
28. Макшанцева Л. В. Тревожность и возможности её снижения у детей / Л.В. Макшанцева // Психологическая наука и образование.- 1988.- №2.- С. 15.
29. Неймарк М. З. Аффекты у детей и пути их преодоления / М.З. Неймарк // Советская педагогика.- 1963.- №5.- С. 38-40.
30. Немчин Т. А. Состояние нервно – психического напряжения у детей / Т.А. Немчин. -Ленинград, 1983.- 173 с.
31. Немов Р. С. Психология. Для студентов высших учебных заведений. В 3 кн. Кн. 1. Общие основы психологии / Р.С.Немов.- 2-е изд.- М.: Просвещение ВЛАДОС, 1995.- 576 с.
32. Общая психодиагностика: Основы психодиагностики, немедицинской терапии и психологического консультирования / Под ред. Н. А. Бодалева, В. В. Столина.- М.: Издательство МГУ, 1987.- 304 с.
33. Пасечник Л. Особенные дети. Тревожный ребенок / Л. Пасенчик // Дошкольное воспитание.- 2007.- №10.- С.65-70.
34. Петровский А.В. Основы теоретической психологии / А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский.- М., 1998.- 281 с.
35. Практикум по возрастной и педагогической психологии / под ред. А. И. Щербакова.- М., 1987.- 296 с.
36. Практическая психология образования. Учебник для студентов высших и средних специальных учебных заведений / Под ред. И. В. Дубровиной.- 2-е издание.- М.: ТЦ Сфера, 1998.- 256 с.
37. Практическая психология: Учебно-методическое пособие / Под. Ред. С.В.Кондратьевой.-1997.- 269 с.
38. Прихожан А. М. Причины, профилактика и преодоление тревожности / А.М. Прихожан // Психологическая наука и образование.- № 2.- 1998.- С. 11 – 17.
39. Прихожан А. М. Тревожность у детей и подростков: психоаналитическая природа и возрастная динамика / А.М. Прихожан. -М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО. МОДЭК, 2000.- 365с.
40. Психолог в детском дошкольном учреждении. Методические рекомендации к практической деятельности / Под ред. Т. В. Лаврентьевой.- М.: Новая школа, 1996. — 144 с.
41. Раттер М. Помощь трудным детям / М. Раттер.- М.: Просвящение, 1987. — 148 с.
42. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании / Е.И. Рогов. — М., 1996.- 317 с.
43. Рубинштейн С.Л. Экспериментальные методики патопсихологии /С.Л. Рубинштейн.- М., 1970.- 283 с.
44. Рудестам К. Психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика. Пер. с англ. / Общ. ред. А.А. Петровский.- М.: Прогресс, 1990.- 397с.
45. Савина Е. Тревожные дети // Дошкольное воспитание. – 1996.- №4.- с. 11-14.
46. Славина А. С. Дети с аффективным поведением / под. ред. А.С.Славиной.- М., 1966.- 280 с.
47. Сидоренко Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В.Сидоренко; отв. ред. А.Б.Алексеев.- СПб.: ООО Речь, 2001.- 350 с.
48. Фрейд З. Психология бессознательного / З. Фрейд.- М., 1989.- 390 с.
49. Фром Э. Бегство от свободы / Э. Фром.- М., 1993.- 272 с.
50. Хорни К. Невротическая личность нашего времени: Самоанализ / К. Хорни пер. с англ.— М.: Издательская группа Прогресс—Универс, 1993.- 315 с.
51. Шапарь О. А. Детская психология. Теоретический и практический курс / О.А. Шапарь.- М.: Владос, 2001.- 293 с.

2. Справочные и информационные издания

52. Психология. Словарь. / Под ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского.- 2-е изд., испр. и доп. -М.: Политиздат, 1990.- 494 с.
53. Психологический словарь / Под ред. В.П.Зинченко, Б.Г.Мещерякова. -2-е изд., перераб.и доп.-М.: Педагогика-Пресс, 1999.- 439 с.
54. Словарь практического психолога / Сост. С. Ю. Головин.-Минск.: Харвест, 1997.- 530 с.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Яндекс.Метрика