УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ПРИОБРЕТЕНИЕ, ХРАНЕНИЕ, ПЕРЕВОЗКУ, ИЗГОТОВЛЕНИЕ, ПЕРЕРАБОТКУ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………………………….. 4

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, НАПРАВЛЕННОГО НА БОРЬБУ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ…………………..

8

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННОМ ПРИОБРЕТЕНИЕМ, ХРАНЕНИЕМ, ПЕРЕВОЗКОЙ, ИЗГОТОВЛЕНИЕМ, ПЕРЕРАБОТКОЙ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ……..

20
2.1. Понятие объекта и предмета преступления………………………………………….. 20
2.2. Объективная сторона преступления…………………………………………………….. 25
2.3. Субъект преступления………………………………………………………………………… 34
2.4. Субъективная сторона преступления…………………………………………………… 35
2.5. Квалифицированные и особо квалифицированные составы преступлений, предусмотренных за незаконный оборот наркотических средств…………………………………………………………………………….

37

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ НАКАЗАНИЙ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ …………………………………………………………………

46
3.1. Проблемы квалификации незаконного производства наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов…………………………………………..
46
3.2. Правоприминительная практика незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов…………………………………………..
50

3.3. Проблемы освобождения от уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ…………………………….
66

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………….…………………… 72

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.… 74

ВВЕДЕНИЕ

Cреди многих проблем, стоящих перед российским обществом, на одно из первых мест выходит проблема наркомании как глобальная угроза здоровью населения страны и национальной безопасности. Статистика показывает опасность растущей наркоугрозы как в обществе, так и по стране в целом, делая акцент на том, что наркомания это самая прогрессирующая проблема в уголовной сфере, набирающая обороты ежедневно. Темпы прироста потребителей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (далее – наркотики) ежегодно растут. Если в 1999 г. они составили 65%, то в 2006 г. достигли 85%. Эта тенденция сохранится по существующим прогнозам вплоть до 2010 г.
По данным Минздрава РФ за 2006 г., с диагнозом “наркомания” в стране состоит на учете 411797 человек, с диагнозом “токсикомания” – 32377, из них 283458 – в возрасте 18-30 лет, а общее число официально зарегистрированных потребителей наркотиков в стране давно превысило полумиллионный рубеж. Поэтому даже с учетом поправочных коэффициентов, фактическое число наркоманов в несколько раз выше самых смелых прогнозов, а отмечается серьёзное негативное влияние наркомании на различные слои и сферы общества. Это доказывает актуальность проводимого дипломного исследования.
Глобальной проблемой, усугубляющей положение как экономической, так и социальной деятельности общества и государства является преступная деятельность в области незаконного оборота наркотических средств в РФ. В эту незаконную деятельность вовлечены все слои населения, начиная от школьников и заканчивая влиятельными людьми, получающими за это немалую финансовую выгоду.
Наркотическая ситуация в сфере незаконного оборота наркотиков в Новгородской области вызывает большие опасения и связана прежде всего со следующими характеристиками:
— подконтрольностью сферы незаконного оборота наркотиков действующим в регионе организованным преступным формированиям;
— ростом объемов незаконного оборота наркотиков и количества преступлений, совершаемых на почве наркотической зависимости;
— участием в незаконном обороте наркотиков значительного числа лиц цыганской национальности, превративших торговлю наркотиками в основной источник получения доходов;
— осуществлением транзитного перемещения наркотиков по территории области по трассе Москва – Санкт — Петербург.
Привлекательность области для распространения наркотиков объясняется, помимо ее географического положения, наличием развитой транспортной инфраструктуры. Определенную роль играют миграционные процессы, активные международные контакты области.
С 2000 года в Новгородской области наблюдается устойчивое снижение темпов заболеваемости наркоманией (количество пациентов, впервые поставленных на наркологический учет). За последние 3 года этот показатель в расчете на 100 тыс. населения области уменьшился с 14,6 до 7,6 в 2004 году, то есть почти в 2 раза. По сравнению с 2000г. заболеваемость сократилась в 7,9 раза. На фоне снижения темпов заболеваемости абсолютные количественные показатели болезненности (число состоящих на учете с диагнозом «наркомания») остаются высокими и имеют тенденцию к росту; в 2002 году на учете находилось 1109 наркозависимых, в 2003- 1197, по состоянию на 01.01.2005г.- 1267 человек.
Анализируя перечисленные показатели можно сделать вывод о том, что незаконный оборот наркотических средств является глобальной проблемой государства, изучением которой будет посвящена данная дипломная работа.
Объектом дипломной работы выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе реализации уголовной ответственности за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.
Предмет исследования – российское законодательство, регулирующее уголовную ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств; правоприменительная практика по уголовным делам данной категории.
Цель исследования – дать уголовно-правовую характеристику преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также изучить особенности уголовно-правовой ответственности за этот вид преступлений.
Для достижения указанной цели в работе последовательно будут решаться следующие задачи:
— рассмотрена история российского уголовного законодательства, направленного на борьбу с незаконным оборотом наркотических средств,
— определена общая характеристика и выделены виды составов преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств;
— исследованы факторы, образующие состав данного преступления и наступление уголовно-правовой ответственности, а именно: объективные и субъективные признаки, исследовать квалифицирующие признаки.
— проанализированы особенности назначение наказания за преступления, с учётом отягчающих и смягчающих вину обстоятельств.
В работе используются труды ученых-юристов, которые исследовали различные аспекты уголовной политики в сфере борьбы с наркоманией, в том числе преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств мошенничества: Андреева Л.А., Генайло С.П., Готлиб Р.М., Романова Л.И. Меребуков Г.М.., Миньковский Г.М., Побегайло Э.Ф., Ревик В.П., Мирошниченко Н.А., Музыка А.А., Омигов В.И. Поветкин И. и других исследователей.
Нормативной базой исследования послужили Конституция Российской Федерации, Уголовный Кодекс РФ, Уголовно-процессуальный Кодекс РФ и другие федеральные законы.
Теоретическая часть работы дополняется анализом материалов судебной практики по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков.
Практическая значимость работы заключается в выработке конкретных предложений на основе анализа материалов судебной практики для совершенствования процесса правоприменения уголовной ответственности.
Теоретическая значимость работы состоит в том, что выводы и предложения, сформулированные и обоснованные в настоящем исследовании дополняют некоторые положения науки уголовного права и уголовного процесса.
Структурно дипломная работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованных источников и литературы.
Общий объём работы составляет 79 страниц.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, НАПРАВЛЕННОГО НА БОРЬБУ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ

Распространение наркотических средств в мировой истории начинается с IX века и вплоть до начала XX века практически не существовало ограничений на их производство и потребление. Но рост наркомании к началу ХХ века вынуждает законодателя пойти на принятие мер борьбы с нарастающей опасностью. Так, в Уголовном уложении 1903 г. в главе “О преступлениях и поступках против постановлений, ограждающих народное здравие” имелось общее отделение “О нарушении правил, установленных для продажи, хранения и употребления веществ ядовитых и сильнодействующих”.
По основаниям ответственности (продажа лицам, не имеющим право на покупку, сильнодействующих или ядовитых веществ, незаконное их приобретение, нарушение правил приготовления или торговли азотной кислотой) Уголовное уложение 1903 г. дифференцировало санкции в зависимости от признаков субъекта преступления, выделив специально три статьи. В одной из них криминализировалось нарушение правил хранения, отпуска или использования такого рода средств ответственным лицом аптек и производств; в другой – лицом, имеющим право их использовать; в третьей предусматривалась ответственность лиц, виновных в хранении для продажи или в продаже сильнодействующих и ядовитых веществ без лицензии или с нарушением ее условий . Таким образом, были криминализированы только некоторые составы преступлений, связанные с незаконным оборотом сильнодействующих и ядовитых веществ. Уголовная ответственность за преступные операции с наркотиками в России появилась позже.
В отличие от Уголовного уложения 1903 г. УК РСФСР 1922 г. в ст. 215 упоминал об уголовной ответственности за приготовление, хранение, сбыт ядовитых и сильнодействующих веществ. Наркотики не были еще распространены настолько, чтобы обрушивать на них мощь уголовно-правовых мер.
Появление в Союзе ССР в последующие годы кокаина, опия и их производных, привело к необходимости установления уголовной ответственности за преступные операции с наркотическими средствами. 24.12.1922 г. декретом ВЦИК и СНК СССР “О дополнении Уголовного кодекса статьей 140-д” была введена уголовная ответственность за изготовление и хранение с целью сбыта кокаина, морфия и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения, а также за содержание притонов, в которых производится сбыт или потребление наркотических средств. В августе 1926 г. постановлением ВЦИК и СНК СССР “О государственной монополии на опий” в стране вводится монополия на опий. Свою роль в осуществлении государственного контроля над оборотом наркотиков имело постановление ВЦИК и СНК СССР от 23.05.28 г. “О мерах регулирования торговли наркотическими веществами”, которое запретило свободное обращение в пределах страны кокаина, его солей, гашиша, опия, морфия, героина, дионина и их солей и пантопона. Постановление устанавливало, что количество упомянутых средств, необходимое для лечебных целей, ежегодно определяется соглашением народных Комиссариатов здравоохранения союзных республик. Им оговаривался перечень предприятий, имеющих право производить и продавать указанные средства, а также порядок торговли ими на территории Союза ССР .
С ростом количества незаконных операций с наркотическими и сильнодействующими веществами, увеличения числа лиц, их потребляющих, в УК РСФСР систематически вносились новые статьи, криминализирующие наиболее опасных деяния с указанными веществами, либо дополнялись более жесткими санкциями уже действующие нормы. В частности УК РСФСР 1926 г. в главе VII был дополнен двумя составами преступлений, устанавливающих ответственность за нарушения правил, охраняющих народное здоровье, общественную безопасность и порядок. Так ст. 179 УК РСФСР 1926 г. предусматривала наказание за изготовление, хранение, приобретение и сбыт сильнодействующих ядовитых веществ без специального разрешения, а также нарушение установленных правил производства, хранения, отпуска, учета и перевозки сильнодействующих ядовитых веществ. Кроме того, отдельные статьи о преступлениях против здоровья и нравственности содержались в других главах УК. В главе II “Преступления против порядка управления” предусматривалась ответственность за изготовление, хранение и покупку с целью сбыта, а равно самый сбыт в виде промысла продуктов, материалов и изделий, относительно которых имелось специальное запрещение или ограничение (ст. 99); изготовление и хранение с целью сбыта и сам сбыт кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ без надлежащего разрешения” (ст. 104). В ч. 2 ст. 104 устанавливалась ответственность за содержание притонов, в которых производился сбыт или потребление кокаина, опия, морфия, эфира и других одурманивающих веществ.
В последующий период в главу VIII Кодекса вводились статьи об ответственности за новые преступления. Так, была введена ответственность за изготовление или сбыт ядовитых или наркотических веществ, посев опийного мака, индийской, южно-маньчжурской или южно-чуйской конопли; за нарушение установленных правил производства, хранения, учета и другие действия с наркотическими средствами; за склонение несовершеннолетних к потреблению наркотиков и т. д.
В 1938 г. принимается постановление Совнаркома о правилах потребления, сбыта и перевозки наркотиков, ядовитых и сильнодействующих веществ. С 1952 по 1962 г. в республиканские уголовные кодексы вводится новая статья, предусматривающая ответственность за сбыт, хранение и перевозку наркотиков .
УК РСФСР 1960 г. расширил пределы уголовной ответственности за незаконные действия с наркотическими и сильнодействующими веществами. В него были включены составы преступлений, непосредственно связанные с незаконным обращением с наркотическими веществами. Предусматривалась уголовная ответственность за изготовление, приобретение, хранение, перевозку, сбыт, посев и выращивание запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества. Позднее была установлена также ответственность за незаконные операции с сильнодействующими веществами.
В 70-х годах наркотики стали распространяться в молодежной среде. На это стремительно отреагировал подпольный рынок, который начал поставлять кустарно изготовленные наркотические препараты. Политика борьбы с наркоманией носила ярко выраженный характер искоренения этого явления, а главное, самих наркоманов из жизни людей .
В антинаркотическом законодательстве Союза ССР прослеживается два направления. Во-первых, с учетом малозначительности общественной опасности деяний и тяжести последствий отдельные правонарушения декриминализировались и переводились в разряд административных проступков. Указом Президиума Верховного Совета СССР 15.07.74 г. впервые была введена административная ответственность за немедицинское потребление наркотических средств (ст. 44 КоАП РСФСР).
Во-вторых, усиливались репрессивные уголовно-правовые меры в отношении лиц, которые, несмотря на применение административных санкций, упорно продолжали свою противоправную деятельность: была введена уголовная ответственность за потребление наркотиков лицами, ранее подвергнутыми за это административному наказанию; особо строгие санкции предусматривались к сбытчикам наркотических препаратов. Квалифицирующими признаками предусматривались повторность; предварительный сговор группой лиц; совершение преступления лицом, ранее уже совершавшим подобное общественно опасное деяние с наркотиками; совершение преступления особо опасным рецидивистом, если предметом этих действий были наркотические средства в крупных размерах.
Последующие изменения, внесенные Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29.06.87 г. и Законом РСФСР от 05.12.91 г. в ст. 224 УК РСФСР, также имели значение в борьбе с наркоманией: в соответствии с примечанием к ст. 224 УК РСФСР лицо, добровольно сдавшее наркотические средства, освобождается от уголовной ответственности за приобретение сданных наркотических средств, а также за хранение, перевозку или пересылку.
За время действия УК РСФСР 1960 г. был введен ряд новелл усиливающих профилактическую направленность борьбы с наркотизмом. Это достигалось путем освобождения от ответственности лиц, страдающих наркоманией, добровольно изъявивших желание лечиться и отказаться от совершения в дальнейшем противоправных действий. Это гарантировало неприменение принудительных мер воздействия к гражданам, самостоятельно решившим покончить с пагубной привычкой. Своевременность данной нормы определялась тем, что были известны случаи, когда нуждающиеся в квалифицированной помощи отказывались от лечения только потому, что боялись огласки и уголовного преследования. Государство провозгласило на законодательном уровне отказ применения к этим лицам мер уголовной ответственности. Наркоманы, по сути, освобождались от уголовной ответственности не только за потребление, но и за перевозку и хранение разовой дозы наркотиков, которые они собирались потребить.
К сожалению, данная мера не способствовала резкому сокращению числа потребителей наркотиков и увеличению обратившихся за лечением. Распространители наркотических средств использовали эту возможность в своих преступных целях. Перевозя наркотики с целью сбыта, наркоторговцы заранее заготовляли расписку о якобы добровольной выдаче их правоохранительным органам, что нередко позволяло им уходить от ответственности на “законных” основаниях.
В 1998 г. был принят Федеральный закон от 08.01.98 г. “О наркотических средствах и психотропных веществах” запретивший в РФ потребление наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача.
Общество стало возвращаться к утраченному пониманию необходимости массового практического контроля за самой незначительной, с точки зрения борьбы с наркобизнесом, и самой главной, с точки зрения эффективной профилактики наркомании, стадией незаконного оборота наркотиков – их потребление без назначения врача .
С введением в действие в 1997 г. УК РФ наметился новый этап в уголовно-правовой борьбе со всеми преступными проявлениями, порождаемыми наркоманией. Требовались самые решительные меры, чтобы обуздать стремительный рост наркопреступности, обусловливающий ухудшение криминальной ситуации и высокие темпы наркотизации населения страны.
УК РФ внес существенные изменения в нормы, устанавливающие ответственность за деяния с наркотиками. При этом была выдержана основная концепция борьбы с наркоманией: ужесточение наказания за наиболее опасные преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и смягчение ответственности за менее серьезные преступления. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков содержалась в 6 статьях УК РФ. В ч. 2 ст. 188 УК РФ наркотические средства, психотропные вещества предусмотрены в качестве предмета, образующего при прочих необходимых признаках состав контрабанды, независимо от размера перемещения указанных веществ через таможенную границу РФ. В ст. 23 УК РФ оговорено, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, в том числе и вызванного употреблением наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности .
Однако существенного сдерживания развивающегося роста наркопреступности в РФ нормативные акты последних лет не привнесли. Поэтому вышел в свет ФЗ от 08.12.03 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации”, который из ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) выделил незаконное приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта, а также незаконное производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. В ч. 2 ст. 5 закона установлено, что данные нормы вступают в силу через пять месяцев со дня его официального опубликования. Дата официального опубликования закона– 16 декабря 2003 г.
С 1997 г. правительство РФ взяло курс на “либерализацию уголовной системы”, и размеры доз наркотиков решено было пересмотреть. После нескольких лет обсуждения было издано постановление Правительства РФ от 06.05.04 г. “Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей Уголовного кодекса Российской Федерации” № 231 , которое ввело количественное значение средней разовой дозы для определения крупного и особо крупного размера данных средств (веществ).
Новые нормы не коснутся сбытчиков наркотиков, которых ждет уголовная ответственность вне зависимости от количества нарковещества.
В результате принятия данного постановления часть преступлений, за которые осужденные уже отбывают наказание, в настоящее время декриминализированы, поскольку уголовно-наказуемая доза наркотика увеличена.
Гражданин К. осужден приговором Измайловского районного суда Москвы по ч. 1 и 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.). К. обратился в суд с ходатайством о пересмотре приговора вследствие издания нового уголовного закона. Согласно постановлению Правительства РФ от 06.05.04 г. средняя разовая доза героина составляет 0,1 г. Московский городской суд приговор изменил: исключил осуждение К. по ч. 1 ст. 228 УК РФ по эпизоду по факту незаконного приобретения, хранения без цели сбыта героина массой 0,0028 г. Действия К. переквалифицированы с ч. 4 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ (в ред. 08.12.03г.).
По другому уголовному делу органом предварительного расследования гражданин Ф. обвинялся по п. 1 ст. 228 УК РФ (в ред. 08.12.03 г.) в незаконном сбыте наркотических средств 8 и 16 июня 2004 г. Он в неустановленное время, в неустановленном месте, неустановленным путем с целью сбыта незаконно приобрел наркотическое средство – смесь массой 0,2329 г., с абсолютным содержанием героина – 0,0145 г., 6-моноацетилморфина – 0,0015 г., ацетилкодена – 0,0008 г., которое хранил при себе с той же целью до 08.06.04 г., когда он незаконно сбыл путём продажи указанное наркотическое средство г-ну Ц. В судебном заседании государственный обвинитель отказался от обвинения по факту сбыта 08.06.04 г., просил уголовное преследование в этой части прекратить ввиду недостижения указанных размеров наркотического средства средней разовой дозы. Суд удовлетворил ходатайство .
Вызывает сомнение правомерность позиции прокурора, поскольку по смыслу ч.1 ст. 228 УК РФ в объективную сторону преступления входит незаконный сбыт наркотиков без указания на количественный размер, т.е. не зависимо от размера.
По другому эпизоду от 16.06.04 г. Ф. при таких же обстоятельствах с целью сбыта незаконно приобрел наркотическое средство – смесь массой 0,4025 г., с абсолютным содержанием героина – 0,1057 г., 6-моноацетилморфина – 0,0074 г., ацетилкодена – 0,0049 г., которые незаконно хранил при себе с той же целью до 16.06.04 г., когда он незаконно сбыл путем продажи указанное наркотическое средство г-ну под псевдонимом “Степанов”. Ф. предъявлено обвинение по п. 1 ст. 228 УК РФ в незаконном сбыте наркотического средства .
До введения в действие данного постановления действовала Сводная таблица заключений постоянного комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном обороте, разработанная комитетом Министерства здравоохранения по контролю за наркотическими веществами, определявшая небольшие, крупные и особо крупные размеры наркотических средств и психотропных веществ. Список не был закреплен юридически. При этом уголовная ответственность предусматривалась за незаконные приобретение или хранение в целях сбыта, изготовление, переработку, перевозку, пересылку либо сбыт наркотиков вне зависимости от их размера.
Первая международная конвенция о наркотиках была принята в Гааге в 1912 г., в которой участвовала Россия. Конвенцией был провозглашен ряд принципов, нашедших дальнейшее развитие в международных соглашениях (использование наркотиков только “в медицинских и других разумных целях”, правовое регулирование производства и торговли и т. д.).
После I мировой войны злоупотребление наркотическими средствами повсеместно усилилось, возросли масштабы их контрабанды, и идея недопустимости противоправного распространения наркотиков стала общепризнанной. В связи с этим на созданную международную организацию – Лигу Наций был возложен общий контроль за выполнением соглашений по вопросам торговли опиумом и другими наркотическими веществами. За 20 лет существования Лиги Наций было принято несколько международно-правовых актов по борьбе с наркоманией и контроля над распространением наркотиков (Женевское соглашение 1925 г. и дополнившее его Бангкокское соглашение 1931 г.), закрепивших принципы Гаагской конвенции 1912 г. и установивших, что наркотики могут производиться только для законных потребностей, а также расширивших список наркотиков.
Существенную новизну в международно-правовую практику внесла Женевская конвенция 1936 г.: было установлено международное уголовное преследование за преступления, связанные с незаконным распространением наркотических веществ. Нарушение законов о наркотиках влекло за собой при определенных условиях выдачу преступника иностранному государству. Это было вызвано, в частности, тем, что наркодельцы объединялись в межгосударственные преступные сообщества и в опасный для себя момент укрывались на территориях различных государств. Была предпринята попытка обязать договаривающиеся стороны установить в своем законодательстве уголовную ответственность в отношении лиц, занимающихся незаконным распространением наркотиков . Но конвенция имела недостаток: под контроль ставились лишь готовые наркотики, а вещества – сырьё для их производства, оставались за пределами такого контроля.
В 1946 г. Экономический и Социальный Совет ООН создал Комиссию по наркотическим средствам – основную организацию, осуществляющую координацию международной деятельности в рассматриваемой сфере. После многолетней работы Комиссии по наркотическим средствам в Нью-Йорке в 1961 г. была принята действующая и поныне Единая конвенция о наркотических средствах, которая заменила международные документы, принятые ранее на протяжении полувека (кроме Женевской конвенции 1936 г.). Основные положения Конвенция с поправками, внесенными Протоколом 1972 г.: предусматривается классификация наркотиков по 4 спискам-перечням наркотических веществ или препаратов, причем отнесение к тому или иному списку обуславливается различием мер контроля, применяемых к тем или иным наркотическим средствам; государства – участники конвенции взяли на себя обязательство объявить наказуемыми правонарушениями культивирование и производство, изготовление, предложение, распределение, покупка, продажа, доставка на каких бы то ни было условиях, маклерство, отправка, переотправка транзитом, перевоз, ввоз и вывоз наркотических средств. Приведенный перечень не является исчерпывающим, и государства могут объявлять преступными и иные действия; объявлено желательным, чтобы перечисленные в конвенции преступления были включены в число преступлений, за которые виновные подлежат выдаче. Приговоры иностранных судов за такие преступления должны учитываться для целей установления рецидива.
Система международного контроля над психотропными веществами предусмотрена Венской конвенцией о психотропных веществах 1971 г . В соответствии с видами контроля, основанных на неодинаковой степени опасности психотропных веществ и разнице в их фармакологическом действии и терапевтической полезности, утверждены 4 списка режима контроля. Конвенция установила эффективную систему регистрации психотропных веществ; регулирование проводимых проверок хранения этих веществ, регистраций и деятельности лабораторий; запрет публичной рекламы; строгую систему инспектирования производителей, экспортеров, оптовых и розничных распространителей психотропных веществ, а также медицинских и научных учреждений, применяющих эти препараты.
Конвенция ООН 1988 г. о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ обязывает государства наказывать за незаконный оборот наркотиков, за сговор или намерение заниматься им, а также за отмывание денег, полученных от продажи наркотиков. Она предлагает объявить преступлением приобретение и хранение наркотиков лицами, использующими их. Государства обязываются обеспечить конфискацию выручки от незаконного оборота наркотиков. На лиц, обвиненных в незаконной торговле наркотиками, распространяются правила об экстрадиции, и все договоры об экстрадиции в настоящее время обязательно включают этот вид преступлений. Конвенция может выполнять роль договора об экстрадиции между государствами, которые такого договора не заключали, но ратифицировали данную конвенцию.
В данный момент РФ подписала и ратифицировала все три вышеперечисленные конвенции.
Проведённый историко-правовой анализ законодательства ХХ-го столетия свидетельствует о том, что проблема преступной деятельности в области незаконного оборота наркотических средств является глобальной проблемой, усугубляющей положение как экономической, так и социальной деятельности общества и государства. Именно с целью противодействия наркопреступности законодатель формулирует основные правовые нормы об ответственности как на международном, так и на внутригосударственном уровнях.

ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННОМ ПРИОБРЕТЕНИЕМ, ХРАНЕНИЕМ, ПЕРЕВОЗКОЙ, ИЗГОТОВЛЕНИЕМ, ПЕРЕРАБОТКОЙ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ

2.1. Понятие объекта и предмета преступления

Под преступлениями против здоровья населения понимаются предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния, сопряженные с нарушением правил, обеспечивающих здоровье населения, причиняющие здоровью населения существенный вред или создающие опасность его причинения . Видовым объектом рассматриваемых преступлений является здоровье населения. Здоровье населения – совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное физическое и психическое здоровье множества не персонифицированных граждан. В ряде случаев при совершении преступлений против здоровья населения ущерб может причиняться и дополнительным объектам: при хищении наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ) наряду со здоровьем вред причиняется и отношениям собственности.
В чисто практических целях необходимо обозначить вещественное состояние того, на что посягает преступник. Отсюда признание того, что именно указание на предмет преступления позволяет выявить объект посягательства. Элементом объекта преступления, на который непосредственно воздействует преступник в процессе преступного посягательства, является предмет.
Диспозиции норм о преступлениях против здоровья населения носят бланкетный характер. Законодатель не раскрывает, в чем конкретно состоит нарушение соответствующих правил, либо не дает конкретного перечня предметов преступлений. Вследствие этого для уяснения признаков предмета и характера объективной стороны преступлений необходимо обращение к другим нормативным актам, в частности к ФЗ от “О наркотических средствах и психотропных веществах” , раскрывающее в ст.1 понятие предмета посягательства:
– наркотические средства – вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, в соответствии с законодательством РФ, международными договорами РФ, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.;
– психотропные вещества – вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, природные материалы, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, в соответствии с законодательством РФ, международными договорами РФ, в том числе Конвенцией о психотропных веществах 1971 г.;
– прекурсоры наркотических средств и психотропных веществ – вещества, часто используемые при производстве, изготовлении, переработке наркотических средств и психотропных веществ, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, в соответствии с законодательством РФ, международными договорами РФ, в том числе Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.;
– аналоги – это запрещенные для оборота в РФ вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят.
Закон “О наркотических средствах и психотропных веществах” и ст. 228 ч.1 УК РФ передают практически всю сферу заявленного регулирования Правительству РФ и ведомствам, предусматривая принятие более 40 подзаконных актов. Согласно ст. 2, перечень наркотических средств, а также изменения и дополнения этого перечня утверждаются Правительством РФ. Такой порядок не соответствует ч.3 ст. 55 Конституции РФ , устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только ФЗ.
Именуясь законом о наркотиках, закон о том, что такое наркотики, ничего не говорит, отдавая решение Правительству РФ, составляющему такой перечень без гласного обсуждения, в обстановке закрытости. К человеку, подвергающемуся уголовному преследованию, применяется уже не закон, а перечень. Каждого могут подвергнуть наказанию на том только основании что, то или иное вещество будет включено в этот перечень неконституционным путем.
Существующая в настоящее время система признания средств и веществ наркотическими или психотропными позволяет установить контроль, в том числе и над аналогами этих средств (веществ). По смыслу постановления Правительства РФ “Об утверждении размеров средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228 ч.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации” изомеры перечисленных в списках наркотических средств и психотропных веществ (если таковые определенно не исключены) в тех случаях, когда существование таких изомеров возможно в рамках данного химического обозначения, эфиры сложные и простые перечисленных в списках наркотических средств и психотропных веществ, соли перечисленных в списках наркотических средств и психотропных веществ, если существование таких солей возможно, отнесены к аналогам наркотических средств или психотропных веществ. Размеры средних разовых доз аналогов наркотических средств и психотропных веществ соответствуют размерам приведенных в перечне средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ.
К числу наркотических средств или психотропных веществ относятся также препараты — смесь веществ в любом физическом состоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ. В отношении препаратов предусматриваются меры контроля, аналогичные тем, которые устанавливаются в отношении наркотических средств и психотропных веществ, содержащихся в них. Однако в отношении препаратов, которые содержат малые количества наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, внесенных в списки II, III или IV, и поэтому не представляют опасности в случае злоупотребления ими или представляют незначительную опасность и из которых указанные средства или вещества не извлекаются легкодоступными способами, могут исключаться некоторые меры контроля, установленные законодательством. Порядок применения мер контроля в отношении указанных препаратов устанавливается Правительством РФ.
Предмет анализируемых преступлений должен отвечать двум критериям – медицинскому и правовому. Медицинский критерий означает, что наркотическими средствами признаются только те вещества, которые обладают способностью воздействовать на центральную нервную систему и приводят к состоянию особого наркотического состояния и наркотической зависимости. Психотропные вещества – это вещества различного происхождения, оказывающие влияние на психические функции, эмоциональное состояние и поведение человека. Правовой критерий означает, что перечень этих предметов должен содержаться в специальных нормативных актах.
Единая конвенция 1961 г. содержит Списки I-IV, включающие в себя перечень наркотических средств, в том числе препараты, находящиеся под международным контролем. Конвенция 1971 г. – Списки I-IV, включающие перечень психотропных веществ. Конвенция 1988 г. содержит Таблицы I и II, часто используемые при изготовлении наркотических средств и психотропных веществ и поэтому нуждающиеся в международном контроле. Однако государственный суверенитет предполагает, что международные обязательства выполняются путем принятия нормы национального законодательства. На территории России право признания того или иного вещества наркотическим, психотропным или их аналогами предоставлено Правительству РФ.
В настоящий момент на территории страны установлены следующие списки: Список I : список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в РФ запрещен в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ; Список II : список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ; Список III : список психотропных веществ, оборот которых в РФ ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ; Список IV : список прекурсоров, оборот которых в РФ ограничен, и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством РФ и международными договорами РФ.
Внесение изменений и дополнений в списки осуществляется по представлению Министерства здравоохранения и социального развития РФ совместно с Министерством внутренних дел РФ.

2.2. Объективная сторона преступления

Диспозиция ст. 228 УК РФ построена таким образом, что предусматривает три альтернативных состава преступления, различающиеся по объективной стороне.
Объективная сторона преступлений, предусмотренных ч. 1 — 4 ст. 228 УК, характеризуется совершением активных действий. Законодательная конструкция составов указанных преступлений такова, что для признания их оконченными достаточно лишь установить факт совершения лицом предусмотренного законом деяния (так называемые формальные составы). Последствия же (а они могут быть самыми тяжкими) лежат за пределами состава и влияют лишь на индивидуализацию ответственности.
Объективная сторона криминального деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК, выражается в незаконном приобретении или хранении без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере.
Незаконным приобретением наркотических средств или психотропных веществ следует считать их покупку, получение в обмен на другие товары и вещи, в уплату долга, взаймы или в дар, присвоение найденного, сбор дикорастущих конопли и мака или их частей, а также остатков неохраняемых посевов наркосодержащих растений после завершения их уборки и т.п . В данном случае речь идет о противоправных способах получения наркотиков во владение (кроме похищения или выращивания, образующих составы других преступлений). Оно может быть как возмездным (покупка, оплата услуги, принятие в виде погашения долга), так и безвозмездным (в виде дара, по наследству, при находке). Чаще всего приобретение наркотиков носит возмездный характер. Приобретение наркотических средств считается оконченным преступлением с момента их перехода во владение виновного.
Под незаконным хранением наркотических средств или психотропных веществ следует понимать любые умышленные действия, связанные с их нахождением во владении виновного — при себе, в помещении, в тайнике и других местах . Иными словами, это фактическое обладание наркотическими средствами или психотропными веществами лицом, не имеющим на это прав, независимо от места их нахождения и продолжительности времени хранения. Хранение наркотических средств или психотропных веществ — длящееся преступление.
Ответственность за хранение наркотических средств или психотропных веществ должно нести также лицо, принявшее их на сохранение от другого лица. Это не всегда учитывается в правоприменительной практике.
Изучение судебной практики показывает, что при обнаружении у лица названных средств квалификация практически всегда происходит как по признаку хранения, так и приобретения (по-видимому, считается, что одно не может существовать без другого). Например, С. пыталась передать своему другу Б., находящемуся под арестом в отделении милиции, 0,02 грамма героина, спрятанного в военный билет последнего. Этот военный билет с героином С. взяла из дома Б. и перевезла в отделение милиции для передачи Б. Органы предварительного следствия действия С. оценили как незаконное приобретение и хранение в целях сбыта, а также перевозку наркотических средств. Однако представляется, что приобретения наркотических средств в данном случае не было.
Обратимся к толкованию — «Приобретением наркотических средств или психотропных веществ надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, содержащих наркотические вещества, и т.д.». Следовательно, при приобретении наркотических средств или психотропных веществ лицо получает возможность распоряжаться ими по своему усмотрению. Приобретение наркотических средств для личного потребления практически всегда связано и с их незаконным хранением, и здесь квалификация содеянного по обоим признакам обоснованна. Но такой жесткой связи указанных действий может не быть в случаях, когда наркотические средства приобретаются или хранятся в целях сбыта.
Необходимость четкого разграничения признаков приобретения и хранения наркотических средств диктуется и соображениями процессуального характера. Дело в том, что сам факт обнаружения у задержанного наркотических средств, которые находились у него без законных оснований, является вполне достаточным для предъявления обвинения в незаконном хранении наркотиков. В то же время органы предварительного следствия жестко связывают хранение наркотиков с их приобретением, хотя очень часто не имеют возможности установить обстоятельства такого приобретения. Поэтому в процессуальных документах пишется ставшая шаблонной фраза, что обвиняемый в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрел такое-то количество наркотических средств. Подобная формулировка означает, что фактически лицо обвиняется в преступлении, объективная сторона которого не установлена. Между тем в описательной части обвинительного заключения должна быть изложена сущность дела: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства. Эти же данные согласно ст. 314 УПК должны содержаться в приговоре. Без их установления едва ли можно считать обвинение доказанным, а приговор — обоснованным и законным. Неустановление признаков объективной стороны преступления и, следовательно, фактически непредъявление лицу обвинения в этой части существенно ограничивает его право на защиту. К тому же нередки случаи, когда задержанные по подозрению в приобретении наркотиков утверждают, что обнаруженные у них наркотики подброшены работниками милиции . Именно установление обстоятельств приобретения наркотических средств позволило бы опровергнуть такие утверждения. В настоящее время их истинность обычно проверяют путем допроса оперативных работников, проводивших задержание, которые, естественно, все дружно отрицают. Считаю такой способ проверки абсолютно неубедительным.
Объективная сторона преступного деяния, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК, выражается в незаконном приобретении или хранении с целью сбыта, изготовлении, переработке, перевозке, пересылке либо сбыте наркотических средств.
Под незаконным изготовлением следует понимать любые действия, в результате которых без соответствующего на то разрешения были получены готовые к потреблению наркотические средства или психотропные вещества .
Незаконно наркотические средства чаще всего изготавливаются путем выработки их из природного сырья (например, гашиша из индийской конопли) либо посредством соединения ряда веществ любыми способами (как частными лицами, так и не уполномоченными на то работниками фармацевтических предприятий, медицинских и других учреждений).
Практические работники по-разному определяют момент окончания преступления, связанного с незаконным изготовлением наркотического средства. Иногда полагают, что оконченный состав данного преступления определяется фактом получения готового наркотика . Такое понимание не соответствует смыслу закона.
Согласно Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. их изготовление означает все процессы, при помощи которых они могут быть извлечены, включая рафинирование, превращение одних наркотических средств в другие. Получение при этом готового наркотика — не обязательное условие наличия оконченного состава преступления. Сам по себе процесс незаконного приготовления этих средств из наркосодержащих растений и их частей либо переработка сырья или полуфабрикатов, а равно различных лекарственных препаратов с целью извлечения содержащихся в них наркотических средств или получения таких средств путем химических реакций означает оконченный состав незаконного изготовления наркотических средств. Следовательно, понятие «изготовление наркотиков» охватывает и процесс их производства. То же самое касается и «изготовления психотропных средств». По одному уголовному делу химическая экспертиза установила, что обнаруженная и изъятая у обвиняемого растительная масса представляет собой измельченные коробочки растения масличного мака снотворного; в ней содержатся алкалоиды опия (наркотические вещества — морфин, кодеин, тебаин). По заключению экспертизы указанная растительная масса является наркотическим средством — изготовленной кустарным способом маковой соломкой. Суд ошибочно квалифицировал действия виновного как покушение на изготовление наркотического средства. Между тем перечень N 3 Списка растений и веществ, отнесенных к наркотическим средствам и запрещенных для применения на людях, включает в число таких средств и маковую соломку, поскольку она сама по себе пригодна к употреблению в качестве наркотического средства.
Таким образом, в приведенном примере налицо процесс изготовления наркотического средства, т.е. оконченный состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК.
Оконченным составом незаконного изготовления наркотических средств является также извлечение сока из головок мака, так как свернувшийся сок мака содержит наркотическое средство — опий. Одним из способов изготовления наркотических средств и их сокрытия является, например, пропитка бинтов и тампонов млечным соком мака. Поэтому ошибочной признана практика отдельных судов, которые не усматривали в таких действиях состава преступления и необоснованно прекращали дела в отношении лиц, виновных в незаконном изготовлении и перевозке наркотиков подобным способом.
Не имеет значения для оконченного состава незаконного изготовления наркотического средства или психотропного вещества степень их концентрации и активности.
Незаконная переработка наркотических средств или психотропных веществ означает их переделку и рафинирование (очистку от посторонних примесей) без соответствующего на то разрешения в целях повышения их концентрации и одурманивающего эффекта.
Незаконная перевозка наркотических средств или психотропных веществ заключается в их перемещении из одного места в другое любым видом транспорта — наземным, подземным, водным, воздушным, независимо от способа транспортировки и места хранения незаконно перемещаемых средств или веществ. Переноска наркотических средств должна рассматриваться в качестве разновидности их хранения. Перевозка может совершаться не только владельцем наркотических средств или психотропных веществ, но и другими лицами, получившими их на временное хранение.
Незаконная пересылка наркотических средств или психотропных веществ заключается в их отправке из одного места в другое по почте или багажом, с нарочным, а также путем использования животных, например собак или птиц (голубей) . Транспортировка этих средств и веществ осуществляется без участия отправителя. Перевозка или пересылка в пределах одного населенного пункта должна квалифицироваться как разновидность описанных выше деяний.
Незаконную пересылку и хранение наркотических средств или психотропных веществ нужно отграничить от их незаконного перемещения через таможенную границу РФ. Такие действия представляют собой разновидность уголовно наказуемой контрабанды и подлежат дополнительной квалификации по ст. 188 УК.
Наиболее опасной формой распространения (реализации) наркотических средств или психотропных веществ является их незаконный сбыт, т.е. любые способы их распространения (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы, введение инъекций другому лицу и т.п.). В результате указанных действий другое лицо становится обладателем названных средств или веществ. Форма передачи наркотика или психотропного вещества в фактическое обладание другого лица не влияет на правовую квалификацию содеянного точно так же, как и то, была ли эта передача возмездной или безвозмездной. Сбыт наркотических средств или психотропных веществ следует считать оконченным преступлением с момента получения их другим лицом.
Скупка и перепродажа наркотических средств в зависимости от наличия или отсутствия отягчающих обстоятельств квалифицируются по ч. 2, 3, 4 ст. 228 УК.
Для состава незаконного сбыта наркотических средств или психотропных веществ не имеет значения, каким образом получившее их лицо распорядится ими: употребит лично, передаст другому лицу, будет хранить и т.п. Если сбытчик заведомо знает, что наркотик либо психотропное вещество используется покупателем для осуществления иных преступных действий (например, для склонения к потреблению или для продажи посетителям притона), то его деяние следует квалифицировать и как пособничество в совершении соответствующих преступлений.
Часть 3 ст. 228 УК устанавливает ответственность за квалифицированный вид преступления, предусмотренного ч. 2 данной статьи. Опасность рассматриваемого преступления повышается при совершении данного преступления:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) в крупных размерах.
Под совершением преступления группой лиц по предварительному сговору следует понимать участие в преступлении двух или более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении. Сговор означает соглашение между участниками группы на изготовление и другие незаконные операции с наркотиками или психотропными веществами, достигнутое до начала соответствующих действий. Форма сговора для квалификации значения не имеет. Неоднократность означает совершение лицом одного из указанных в ч. 2 ст. 228 УК действий два раза или более. При этом не имеет значения (поскольку говорится не о судимости, но именно о неоднократности), было ли лицо судимо ранее за предыдущее деяние .
В решении вопроса о том, совершены ли незаконные приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка, пересылка, а также сбыт наркотических средств или психотропных веществ в крупных размерах, следует исходить из рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения и медицинской промышленности РФ. В них дан «нормативный ключ» к однозначному решению этого сложного вопроса квалификации преступлений, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами.
На наш взгляд, уголовно – законодательная база в области борьбы с наркотиками нуждается в совершенствовании понятийных определений терминов оборота и незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ. В теории уголовного права и в судебно-следственной практике возникают проблемы разграничения признаков изготовления и переработки, пересылки, перевозки и хранения, приобретения и хищения наркотических средств, психотропных веществ.
Таким образом, признаки, образующие объективную сторону преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, имеют дискуссионный характер, они не являются универсальными для использования в науке уголовного права, судебной практике.

2.3. Субъект преступления

Субъект преступлений в сфере незаконного производства, сбыта или пересылки наркотиков – вменяемое физическое лицо, гражданин России, иностранный гражданин или апатрид, достигшее шестнадцатилетнего возраста. Субъекты рассматриваемых преступлений могут быть специальные – должностные лица, а чаще всего частные. Подавляющее большинство осужденных на момент совершения преступления нигде не работали и не учились .
Особо беспокоит ситуация вокруг участия в этих преступлениях несовершеннолетних. Данные НИИ наркологии свидетельствуют о том, что основной возраст детей, потребляющих наркотики (60% потребляющих) – 14-15 лет. Каждый четвертый девятиклассник попробовал наркотики, причем в школах отмечены факты массовой их продажи по сверхнизким ценам, с целью обеспечить привыкание к наркотикам большего числа подростков .
Решение проблемы видится в необходимости снижения возрастного порога привлечения к уголовной ответственности лиц за незаконный оборот наркотиков с 16 до 14 лет. В указанном возрасте современный человек имеет реальную возможность получить достаточную информацию о негативных последствиях употребления наркотиков и способен осознать это зло для себя и общества.
В связи с тем, что рассматриваемые преступления часто совершаются лицами, которые сами употребляют наркотики, в том числе имеющими уже диагноз “наркомания”, надо помнить о необходимости проведения судебно-психиатрической экспертизы. Как правило, наркоманы признаются вменяемыми в отношении совершенных ими общественно опасных деяний. Объясняется это тем, что сознательно употребляющее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги лицо, даже попав в зависимость от них, отдает отчет в своих действиях, когда приводит себя в состояние наркотического опьянения. У большинства наркоманов, правда, снижен контроль над своими поступками, способность руководить своими действиями (особенно при наркотическом голодании) . Но поскольку субъект виновно привел себя в подобное состояние, он в силу ст. 23 УК РФ должен нести ответственность за содеянное деяние. Вместе с тем в случаях, когда систематическое употребление наркотиков достигло столь значительной степени, что возникли стойкие изменения в психике, и лицо потеряло возможность руководить своими действиями, экспертиза может признать его невменяемым.

2.4. Субъективная сторона преступления

С субъективной стороны преступления связанных с незаконным оборотом наркотиков – умышленные с прямым умыслом. Лицо, производя, сбывая или пересылая наркотик, осознает общественную опасность содеянного, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления.
Диспозиция статьи 228 УК РФ в качестве обязательного условия ответственности субъективного характера указывает или подразумевает наличие специальной цели или отсутствие таковой. Наркоманы, как правило, осведомлены, что потребление не влечет уголовной ответственности, а за сбыт наркотиков установлены более суровые санкции. Поэтому они обычно всячески убеждают, что наркотик приобретался в целях личного потребления, а не для распространения. О фактическом намерении в использовании приобретенного наркотика могут свидетельствовать поведение данного наркомана, его устойчивые связи с другими распространителями наркотиков, неоднократность, большие объемы незаконных операций с запрещенным товаром и т. д .
Во многих случаях антиобщественное поведение, в котором проявляется процесс деморализации в результате криминогенного влияния употребления наркотиков, способствует формированию мотива и умысла на совершение преступлений. Нередко такое поведение создает непосредственную ситуацию для совершения преступлений. Помимо того криминогенная среда использует приобщение к наркотикам как способ вовлечения в преступную деятельность новых лиц . По данным МВД России, в числе 1,3 млн. выявленных правонарушителей находились: 53% — лица, не имеющие постоянного источника дохода, 24 — совершившие преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, 24 — ранее судимые, 18 — женщины (идет процесс феминизации преступности), 11 — несовершеннолетние и только 3,6% — совершившие преступления в составе организованных групп или преступных сообществ .
Наркотики, как известно, требуют больших денег. Наркоману со стажем, использующему героин, требуется сегодня ежедневно до 500 рублей на приобретение наркотика. Естественно, что легальным путем добыть эти деньги в подавляющем большинстве случаев не представляется возможным. Соответственно, наркомания в своем зародыше несет преступление .

2.5. Квалифицированные и особо квалифицированные составы преступлений, предусмотренных за незаконный оборот наркотических средств

Уголовно-правовая норма предусматривает квалифицированные и особо квалифицированные виды преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Первым видом является совершенные группой лиц по предварительному сговору (п. “а” ч. 2 ст. 228 УК РФ) или организованной группой (п. “а” ч. 3 ст. 228 УК РФ).
Данная группа должна состоять из двух и более лиц, все участники группы – соисполнители, когда само посягательство осуществляется их объединенными, совместными усилиями, причем действия, охватываемые признаками объективной стороны состава преступления, могут выполняться каждым участником в полном объеме либо даже частично и, когда каждый участник группового преступления должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие соисполнители, что их действия связаны с его собственными и что само преступление совершается совместными усилиями всех участников.
В группе совершается примерно каждое третье преступление, связанное с наркотиками. Однако число осужденных за групповые преступления составляет не более 5%. Причем подавляющее большинство групп, привлеченных к уголовной ответственности, состояло из двух человек.
Когда ряд действий по незаконному обороту наркотиков совершен одним лицом, например, приобретение, хранение и сбыт, а затем лицо, купившее наркотик, совершает другие незаконные действия – перерабатывает его, то каждый субъект несет ответственность только за свои действия.
На характер распределения ролей в посягательстве, совершаемом группой лиц по предварительному сговору, влияют особенности конструкции конкретных составов. При незаконном обороте наркотиков законодатель при описании признаков объективной стороны преступления формулирует не один, а несколько возможных вариантов совершения одного и того же посягательства. При существенных внешних (по объективным показателям) различиях этих деяний, все они однородны по своему характеру и отражают лишь различные методы посягательства на один и тот же объект охраны. Поэтому групповое преступление налицо не только тогда, когда его участники выполняют одинаковые деяния (только приобретение, только изготовление, производство, только сбыт), но и тогда, когда по предварительной договоренности один из них приобретает, другой хранит, а третий сбывает наркотики. В данном случае вариантом распределения ролей является совершение преступления (в конечном итоге сбыта наркотиков в корыстных целях) объединенными усилиями соучастников, когда действия любого из них, при рассмотрении в отрыве от действий других, не содержат всех признаков объективной стороны совершаемого преступления.
Ч. вступил с М. в преступный сговор с целью незаконного сбыта наркотического средства – героин. Находясь в автомобиле с целью продажи героина получил от лица под псевдонимом “Саша”, действовавшего в рамках ОРМ “контрольная закупка”, деньги, которые передал М. М. действовал согласованно с Ч., согласно распределенной роли после получения денег в автомобиле, незаконно сбыл передав лицу под псевдонимом “Саша”, сверток с героином массой 0,190 г.
Признак предварительного сговора М. и Ч. в преступлении подтверждается их совместными и согласованными действиями: после телефонного разговора “Саши” с Ч., в ходе которого последний согласился продать героин, Ч. позвонил М. и он договорился о встрече, которая состоялась сразу же после этого разговора, полученные от “Саши” деньги Ч. передал М., а тот только после этого отдал пакет с героином “Саше” Предварительным следствием действия М. и Ч. были квалифицированы по п. “а” ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. 08.12.03 г.). В судебном заседании государственный обвинитель просил переквалифицировать их действия на п. “а” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) мотивируя тем, что в момент совершения подсудимыми преступления ст. 228 УК РФ еще не вступила в действие и предусматривает наказание за совершенные ими деяния более суровое, чем ст. 228 УК РФ в старой редакции. Суд согласился и переквалифицировал действия М. и Ч. каждого по п. “а” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) как незаконный сбыт наркотических средств совершенный группой лиц по предварительному сговору.
По общему правилу, от группы лиц по предварительному сговору организованная группа отличается признаками устойчивости – постоянную преступную деятельность, рассчитанную на неоднократность совершения преступных действий, относительную непрерывность в совершении преступлений. Вместе с тем, данный признак во многом оценочный, включающий длительный срок существования преступной группы, постоянный состав участников, наличие межличностных связей, иерархичность структуры группы, в том числе наличие ярко выраженного лидера, организатора преступной деятельности.
Уже из перечисленных характеристик вытекают планирование преступной деятельности, распределение ролей, тщательный подбор соучастников, наличие отработанных каналов сбыта наркотических средств.
Ряд авторов выделяют дополнительные признаки, отличающие организованную группу от группы лиц по предварительному сговору. Так, Новик В.В. указывает на предварительную сорганизованность организованной группы, когда каждый член группы должен сознавать, что он входит в организованную группу, участвует в выполнении части или всех взаимно согласованных действий и осуществляет совместно с другими участниками единое преступление . Отличие предварительной сорганизованности от сговора о совершении конкретного преступления проводится по установлению более прочных связей между членами организованной группы, поскольку согласование основных моментов будущего деяния происходит заранее, а не перед самым совершением преступления, как в группе лиц по предварительному сговору.
Организованная группа отличается от группы, действующей по предварительному сговору, в достигаемом результате. Группа лиц по предварительному сговору стремится совершить какое-либо конкретное преступление, объединяясь для скорейшего достижения результата. Лидеры организованной группы стремятся к созданию постоянного рынка сбыта наркотиков. Для этого принимаются меры по склонению к употреблению наркотиков новых лиц, организации притонов для приема наркотиков, а также к расширению источников поступления и масштабов производства и распространения. Эта деятельность включает в себя конкретные звенья преступных, четко отлаженных действий по изготовлению, производству, хищению наркотиков, их оптовой скупке, транспортировке и сбыту.
При доказанности совершения преступления организованной группой, члены которой изготавливали, хранили, перевозили или пересылали, сбывали наркотические средства, все перечисленные квалифицирующие признаки должны быть вменены каждому из них, вне зависимости оттого, что конкретно совершил любой из них. Сбыт и приобретение наркотика внутри группы не будет иметь квалифицирующего значения.
Согласно ч. 5 ст. 35 УК РФ лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
Объем знаний организатора об основных элементах совершаемых деяний может быть различным. Организатор может не участвовать в совершении конкретного преступления, но поскольку он участвует в планировании той или иной операции, то он должен нести ответственность за любой возможный преступный результат, являющийся логическим окончанием преступления. Лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, несет ответственность за все совершенные группой преступления, если они охватывались его умыслом. Что касается остальных участников организованной группы, то каждый из вступивших в такую группу является не просто участником, а ее членом, независимо от места и выполняемых функций, отведенных ему при осуществлении планов преступной деятельности. Все члены организованной группы, независимо от выполняемых ими ролей, являются соисполнителями конкретного совершенного преступления.
Л. встретилась с неустановленным предварительным следствием лицом по имени “Наташа” и по предложению вступила с ней в преступный сговор с целью последующего систематического совершения незаконных операций с наркотическими средствами, обговорив роль каждого в данной преступной деятельности для достижения общего преступного результата в виде незаконного обогащения. При этом “Наташа” обязалась организовать доставку и снабжение Л. героином, а Л. в свою очередь обязалась подыскать покупателей и сбывать им наркотик. Таким образом, Л. и “Наташа”, при организующей роли последней создали устойчивую преступную группу, заранее объединившиеся для осуществлении в течение длительного времени задуманного преступления, предварительно определив роль каждой в незаконном обороте наркотиков в особо крупном размере.
В феврале и мае 2005 г. при проходивших встречах Л. у “Наташи” незаконно приобретала в целях последующего сбыта героин массой 5 г. и 10 г. соответственно (каждый в особо крупном размере). Далее Л. приносила наркотик к себе домой в г. Великом Новгороде, где незаконно хранила с целью последующего сбыта и сбывала по частям, а также употребляла сама путем внутривенных инъекций.
Таким образом, Л. в составе организованной преступной группы в результате незаконных действий незаконно приобрела и хранила в целях сбыта и сбыла 15 г. и 0,7535 г. героин, что охватывалось её единым умыслом.
Суд признал виновными Л. по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. до 08.12.03 г.) в незаконном приобретении и хранении в целях сбыта наркотических средств организованной группой в особо крупном размере .
Следующим квалифицирующим видом рассматриваемого преступления является: крупный (п. “б” ч.2 ст. 228 УК РФ) и особо крупный размер (п. “г” ч.3 ст. 228 УК РФ).
Размер наркотических средств имеет принципиальное значение для уголовной ответственности за их незаконный оборот. Понятие размера определяется в каждом конкретном случае, исходя из количества, свойств, степени воздействия наркотиков на организм человека, с учетом разработанных рекомендаций Постоянным комитетом по контролю наркотиков при Минздраве РФ. Степень активности наркотического средства устанавливается с помощью экспертизы.
Согласно примечанию 2 ст. 228 УК РФ крупным размером признается количество наркотического средства, психотропного вещества или их аналога, превышающее размеры средней разовой дозы потребления в 10 и более раз, а особо крупным – в 50 и более раз. Размеры средних разовых доз наркотических средств и психотропных веществ утверждаются Правительством РФ. Постановление имеет обратную силу, т. е. с 12.05.04 г. осужденные по “наркотическим” статьям могут рассчитывать на пересмотр приговора. Правда, для этого им придется самостоятельно обращаться в суды с соответствующим заявлением.
Б. осужден Чертановским межмуниципальным судом южного автономного округа г. Москвы по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.). Б. обратился в Советский районный суд РМЭ с ходатайством о пересмотре приговора. Судом из приговора исключен квалифицирующий признак – особо крупный размер, действия Б. переквалифицированы с ч. 4 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РМЭ приговор оставлен без изменений.
Совершенные в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста (п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ) и лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. “в” ч. 2 ст. 228 УК РФ) – это третий квалифицированный вид преступления.
Заведомость означает, что виновный знал или сознавал, что потерпевший является несовершеннолетним. Основной причиной выделения данных преступлений в квалифицированный состав является необходимость стимулирования более жесткой борьбы государства с распространением наркотиков, особенно когда это преступление совершается в отношении подрастающего поколения, за которым будущее и которое требует особой заботы со стороны общества и государства. Эта новелла уголовного закона, безусловно, повысит эффективность защиты уголовно-правовыми средствами интересов несовершеннолетнего гражданина условий для нормального физического, интеллектуального и нравственного формирования его личности. Несовершеннолетние в силу своих возрастных особенностей психофизического характера (доверчивость, эмоциональная избыточность, обостренное стремление к самоутверждению) самостоятельно не могут оказать действенного сопротивления негативному влиянию извне, тем более что в настоящее время сбыт наркотиков приобретает определенные черты вовлечения в потребление. Несомненно, данные дополнения в уголовное законодательство являются необходимыми нововведениями.
Субъектом преступления, совершенного в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. “в” ч. 2 ст. 228 УК РФ), согласно прямому указанию закона, является вменяемое лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. В связи с этим возникает вопрос, как квалифицировать преступные деяния лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, в отношении заведомо несовершеннолетнего. На основе действующего уголовного законодательства его деяния подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 228 УК РФ.
По смыслу ч.1 ст. 20 УК РФ субъектом преступного деяния, совершенного в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста является лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.
Возникает вопрос, почему субъектом преступления, предусмотренного п. “в” ч. 2 ст. 228 УК РФ является лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. Разве лицо, достигшее возраста уголовной дееспособности, не осознает в полной мере характер и степень общественной опасности своих преступных действий в отношении заведомо несовершеннолетнего, своего сверстника? Почему тогда субъектом преступления в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, является шестнадцатилетний(яя), а не восемнадцатилетний(яя)? Если лицо, достигшее шестнадцати лет, сбывает наркотики своему сверстнику, то к нему может быть применено уголовное наказание, согласно санкции ч. 1 ст. 228 УК РФ (простой состав), а к лицу, не достигшему четырнадцати лет, то – уже по п. “б” ч. 3 ст. 228 УК РФ (особо квалифицированный состав). Вовлечение несовершеннолетнего лица в преступную деятельность влечёт за собой суровое уголовное наказание.
Совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения в соответствии с п. “б” ч. 3 ст. 228 УК РФ является четвёртым квалифицирующим видом.
Под лицами, использующими свое служебное положение понимаются лица, которые используют предоставленные им полномочия по службе для производства, сбыта или пересылке наркотиков. Речь идет о специальном субъекте, который, благодаря наличию у него управленческих или властных полномочий либо других должностных возможностей, способен осуществить незаконные операции с наркотиками.
Совершение преступления данными лицами по УК РФ (в ред. 13.06.1996 г.) не являлось квалифицирующим обстоятельством. Полагаем, что включение этого признака в число квалифицирующих обстоятельств является обоснованным. Такая законодательная норма делает более эффективной реальную борьбу с производителями наркотиков и торговцами, которые используют служебное положение. Положительно к этому новшеству отнеслись теоретики и практики уголовного права.

ГЛАВА 3. ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЯ НАКАЗАНИЙ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ ВЕЩЕСТВ ИЛИ ИХ АНАЛОГОВ

3.1. Проблемы квалификации незаконного производства наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов

Понятия “изготовление”, “производство” и “переработка” наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов тесно связаны между собой.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.05.98 г. разъяснил: “Под незаконным изготовлением наркотических средств или психотропных веществ следует понимать совершенные в нарушение законодательства РФ умышленные действия, направленные на получение из наркотикосодержащих растений, лекарственных, химических и иных веществ одного или нескольких готовых к использованию и потреблению наркотических средств или психотропных веществ из числа включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров”.
Чаще всего для получения готовых наркотиков используется природный материал в виде сырья из дикорастущей конопли, опийного мака. Например, производные конопли – это гашиш, анаша, “химка” и др.; из опийного мака извлекается млечный сок, из которого получают опий, которым в целях сокрытия пропитывают бинты и тампоны; из эфедрина кустарным способом получают сильнодействующий наркотик эфедрон. Изготовляются и синтетические наркотики, разрушительная сила которых превосходит силу своих растительных собратьев. “Изготовлением” охватывается не только конечный результат, когда получен готовый наркотик, но и сам процесс его “производства”, “изготовление” характеризуется формальным составом преступления.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор Центрального районного суда г. Пскова в отношении С. в части осуждения его по ч. 1 ст. 30 и п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) в приготовлении к незаконному изготовлению наркотических средств в крупном размере, в остальной части по ч. 1 ст. 228 УК РФ в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере приговор оставлен без изменения.
С. у не установленного следствием лица приобрел без цели сбыта опий в количестве 0,42 г. и шприц с жидкостью для изготовления наркотического средства. В этот же день С. был задержан работниками милиции. С. приобрел опий – наркотическое средство, входящие в Перечень наркотических средств, готовых к потреблению. Следовательно, действия С. были правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ и не требовали дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 30 и п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ. Действия же, связанные с разбавлением приобретенного им наркотического средства, не повлекшим изменения его химического состава, следует рассматривать как способ его употребления .
Разъяснение Пленума охватывает далеко не все случаи, с которыми сталкиваются правоохранительные органы. Например, как квалифицировать действия человека, собравшего дикорастущую коноплю, к моменту ее обнаружения и изъятия находившаяся в уже высохшем, в силу естественных процессов, состоянии?
Одни в этом случае говорят о приобретении и хранении наркотического средства – марихуаны; другие считают, что поскольку конопля уже высушена, то имеет место изготовление наркотика; третьи склоняются к тому, что в такой ситуации может иметь место оконченное приобретение и одновременно покушение на изготовление наркотического средства.
Но и это не все. Существует мнение, что, поскольку собирается не собственно наркотик, а побеги и верхушечные части конопли, т.е. части наркосодержащего растения, действия виновного подлежат квалификации как покушение на приобретение наркотического средства, а последующее высушивание конопли – как изготовление из нее марихуаны.
Однако здесь возникают сразу несколько вопросов: если высыхание конопли после ее сбора протекает естественным образом, то можно ли говорить об умысле лица, собравшего ее, на изготовление наркотиков? Кроме того, можно ли утверждать, что с момента высыхания собранной конопли в действиях ее обладателя образуется состав преступления, предусматривающий ответственность за незаконное хранение наркотических средств?
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор районного суда города Красноярск в части осуждения У. по п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) и дело прекратила из-за отсутствия в его действиях состава указанного преступления, так как суд неполно исследовал вопрос о способе изготовления наркотического средства и направленности умысла виновного: необоснованно признал перетирание конопли изготовлением наркотического средства. Эти действия также совершены не с целью повышения концентрации наркотического средства.
Ситуация с опием еще более неоднозначна. Например, как квалифицировать действия лица, приобретшего опий-сырец и изготовившего из него водный (или иной) раствор для последующего употребления? Будет ли здесь только приобретение наркотика, или же речь идет о приобретении опия, его хранении и изготовлении из него нового, готового к употреблению наркотического средства?
В то же время постановление Правительства РФ от 06.05.04 г. опий и его разновидности (экстракционный и ацетилированный) различает как самостоятельные наркотические средства.
Возникает вопрос и по поводу указания в постановлении такого наркотического средства, как марихуана невысушенная, т.к. сырая конопля, будучи непригодной к употреблению, не может рассматриваться в качестве наркотического средства. В данном случае речь может идти лишь о наркосодержащем растении, а его сбор и хранение надлежит квалифицировать, при определенных обстоятельствах, как покушение на приобретение и хранение наркотического средства.
Под незаконной переработкой наркотиков понимаются совершенные в нарушение законодательства РФ умышленные действия, направленные на рафинирование (очистку от посторонних примесей) твердой или жидкой смеси, содержащей одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, либо повышение в такой смеси (препарате) концентрации наркотика. Настоящее разъяснение Пленума совпадает с определением ст.1 ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах”.
Практические работники иногда полагают, что оконченный состав “изготовления” или “переработки” определяется фактом получения готового наркотика. Само начало переработки наркотиков, считается оконченным составом преступления. Состав преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ, является формальным. Не имеет значения для оконченного состава незаконного изготовления наркотика степень их концентрации и активности.
По мнению Л.И. Романовой объективная сторона рассматриваемого преступления предусматривает ряд по сути однотипных действий, направленных на получение из соответствующего сырья наркотиков, готовых к потреблению, путем изготовления, переработки или первоначального производства. Грань, отделяющая эти действия друг от друга, достаточна тонка. В процессе создания конечного готового к приему продукта наркоман может одновременно и перерабатывать, и изготавливать, и производить искомый продукт. Все эти действия в конечном итоге могут быть определены как незаконное получение наркотиков, готовых к использованию и потреблению. Применяемые наркоманами способы и приемы воздействия на соответствующие наркотикосодержащие ингредиенты в целях получения готового продукта особенного значения для решения вопроса о привлечении к ответственности не имеют и на квалификацию не влияют.
Представляется, что это ошибочное мнение. Понятие “производство” раскрывается в ст. 1 ФЗ “О наркотических средствах и психотропных веществах”: “производство наркотических средств, психотропных веществ – действия, направленные на серийное получение наркотических средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений.”
Если обратить к толковому словарю, то производить – это творить, созидать, создавать, чинить, делать, совершать, рождать, ждать, быть причиной чего-либо. Серия – группа, ряд одинаковых или однородных предметов, явлений .
Серия – это не единичное действие, а получение наркотика два и более раза. К тому же изготавливать наркотики можно и без переработки, и наоборот перерабатывать без изготовления. Таким образом, необходимо дополнить ч. 1 ст. 228 УК РФ таким незаконными деяниями, как изготовление, переработка, а ч. 1 ст. 228 УК РФ – производство без цели сбыта.

3.2. Правоприменительная практика незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов

Незаконный сбыт наркотиков является наиболее общественно опасной формой их распространения, в силу чего влечет применение самых жестких уголовно-правовых санкций.
Под незаконным сбытом наркотиков следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплаты долга, дачу взаймы и т. д.), а также иные способы распространения, например, путем введения инъекций названных средств (веществ) .
Л. неоднократно незаконно сбывал наркотическое средство – кустарно изготовленный препарат из эфедрина при следующих обстоятельствах: В мае 2000 г. Л. неоднократно незаконно для собственного употребления и сбыта изготавливал и хранил кустарно изготовленный препарат из эфедрина. Препарат был изготовлен трижды в количестве 50 мл. каждый раз, 8 мл. которого каждый раз незаконно сбывал Т. путем введения тому внутривенно инъекции. Согласно “Списка наркотических средств” свыше 100 мл. кустарно изготовленных препаратов из эфедрина были отнесены к особо крупным размерам.
Новгородский городской суд квалифицировал действия Л. в части сбыта наркотического средства Т. по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.).
Собственником кустарно изготовленного препарата из эфедрина являлся Л. Тот факт, что указанное наркотическое средство было изготовлено Л. по предварительному сговору с Т. не порождает право собственности на данное наркотическое средство Т.
Чаще всего, сбыт состоит в передаче наркотика другим лицам за определенное вознаграждение либо бесплатно.
Гражданин А. в августе-сентябре 2003 г. на садовом участке в целях последующего сбыта, собирал дикорастущие растения мака, являющегося наркотическим средством, затем 20.11.03 г. в целях сбыта часть высушенной маковой соломы весом 534,77 г. на маршрутном автобусе, незаконно перевез к месту своего проживания. В этот же день А. незаконно сбыл С. и Б. высушенную маковую солому весом 314 г., которая относится к наркотическому средству в крупном размере. Позже, 20.11.03 г. в ходе обыска в жилище А. обнаружены и изъяты пакет и 3 мешка с высушенными частями растений мака, общим весом 4 кг. 646 г., которые являются наркотическим средством в особо крупном размере.
То обстоятельство, что А. собирал дикорастущие растения мака, а в последующем незаконно хранил их у себя дома и продавал, свидетельствует о незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотических средств в особо крупном размере. Тверской районный суд признал виновными А. по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.).
Сбыт наркотиков считается оконченным с момента, когда данные средства или вещества будут переданы хотя бы одному человеку, т.е. окончен в момент перехода наркотиков из фактического обладания преступника во владение другого лица. В результате указанных действий при сбыте другое лицо становится их обладателем. Форма их передачи не влияет на квалификацию. При этом могут использоваться тайники, условные места, третьи лица, переброс через режимную зону исправительной колонии и т. д.
Гражданин С. в неустановленное время, в неустановленном месте, неустановленным путем незаконно приобрел с целью сбыта наркотическое средство – смесь, содержащая героин, 6-моноацетилморфин, ацетилкоден общей массой не менее 1,6165 г. и незаконно хранил с той же целью до 01.06.04.г. Позже, он возле станции метро Просвящения г. Санкт — Петербург незаконно сбыл путем продажи г-ну под псевдонимом “Иванов”, участвующему в проведении оперативно-розыскного мероприятия (далее ОРМ) “проверочная закупка”, данное наркотическое средство. Он же аналогичным способом незаконно приобрел наркотическое средство с целью дальнейшего сбыта – смесь, содержащую героин, 6-моноацетилморфин, ацетилкоден общей массой не менее 0,2550 г., а затем, приготовив к сбыту с той же целью, незаконно хранил при себе. Но С. довести свой преступный замысел до конца не смог по независящим от него обстоятельствам, т.к. был задержан сотрудниками Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Органами следствия оба эпизода были квалифицированы по “б” ч. 2 ст. 228 УК РФ как сбыт наркотических средств в крупном размере.
За сбыт наркотического средства г-ну под псевдонимом “Иванов” суд считает переквалифицировать действия С. с п. “б” ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. от 08.12.03 г.) на ч. 1 ст. 228 УК РФ, ибо предъявленное обвинение в части незаконного сбыта наркотических средств в крупном размере не нашло подтверждения в ходе судебного разбирательства, т.е. незаконный сбыт наркотических средств. По второму эпизоду суд квалифицировал действие С. по ч.1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228 УК РФ как приготовление к совершению незаконного сбыта наркотических средств, поскольку он, приготовив наркотическое средство для сбыта в указанном количестве, не мог осуществить преступный замысел по независящим от него обстоятельствам ввиду задержания сотрудниками Госнаркоконтроля.
Для квалификации и назначения наказания за сбыт не имеет значение информация о том, как лицо, получившее наркотики, в дальнейшем распорядится ими: употребит лично, передаст другому лицу, будет хранить и т. п. Не может признаваться сбытом избавление от этих средств или веществ путем оставления в определенном, но не условленном с кем-либо месте или выбрасывание в мусоросборник, на свалку и т.п.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.05.98 г. обратил внимание на ошибки, встречающиеся при квалификации сбыта как введения наркотиков путем инъекции. Некоторые суды не учитывают, кому принадлежит наркотический препарат, предназначенный для инъекции. В постановлении сказано: “Имея в виду, что подобные случаи не единичны, Пленум обратил внимание судов на то, что не может квалифицироваться как незаконный сбыт введение одним лицом другому инъекций наркотика, если указанное средство или вещество принадлежит самому потребителю”.
Об умысле на сбыт могут свидетельствовать как наличие соответствующей договоренности с потребителем, так и другие обстоятельства дела: значительный объем этих средств (веществ), приобретение их лицом для реализации, промышленный способ изготовления, приобретение лицом, которое само их не потребляет. При этом надлежит иметь в виду, что ответственность за сбыт наркотических средств, психотропных, сильнодействующих или ядовитых веществ наступает независимо от их размера.
Для квалификации действий виновного не имеет значения, на территории РФ или иных государств планировалась реализация этих средств (веществ).
Хранение наркотиков с целью сбыта по предварительному сговору группой лиц не следует смешивать со сбытом тех же наркотиков, когда они распределяются внутри преступной группы в целях дальнейшей реализации. Следует отграничивать сбыт наркотиков от ситуаций, когда соучастники действуют согласованно, с распределением ролей по приобретению наркотиков, других компонентов для их употребления.
Верх-Исетским районным судом г. Екатеринбурга действия М. и Н. квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта героина в особо крупном размере. Вместе с тем суд ошибочно излишне квалифицировал действия М. по факту передачи части приобретенного героина Н. по ч. 4 ст. 228 УК как сбыт наркотика. М. и Н. заранее договорились приобрести героин для себя. С этой целью они едут на машине Н. к месту приобретения наркотика. М. приобретает наркотик. Н. в аптеке купил 2 шприца и воду. М. развел героин водой, набрал в оба шприца, один из которых передал Н., а второй шприц оставил себе. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда обоснованно признала, что отсутствует сбыт наркотиков со стороны М.
По смыслу абз.3 п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г действия лица, сбывающего под видом наркотиков какие-либо иные вещества в целях завладения ценностями граждан, следует квалифицировать как мошенничество, т.к. отсутствует предмет преступления предусмотренного ст. 228 УК РФ. Если же это лицо заблуждалось и полагало, что приобретает и сбывает наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, то содеянное необходимо квалифицировать как покушение на совершение данного преступления.
В судебно-следственной практике вызывают затруднения вопросы квалификации сбыта наркотиков, совершенного в соучастии. Обязательными признаками субъективной стороны названного деяния является цель, которую преследует виновный, совершая указанные действия, а именно – сбыт наркотических средств, которыми он незаконно владеет.
Нельзя согласиться с Меребуковым Г.М., который считает, что непосредственным исполнителем является лицо, совершающее куплю-продажу наркотика в крупном размере, а лица, давшие для этой цели деньги, являются пособниками, поскольку заранее обещали приобрести наркотик, своими действиями объективно создали условия для приобретения наркотика в крупном размере и осознавали это обстоятельство, понимали, что действуют совместно в целях общего результата .
Конститутивный признак пособничества – хотя бы частичное осуществление каждым соисполнителем объективной стороны состава преступления, участие в совершении преступления является отличительным признаком соисполнительства. Пособником может признаваться тот, кто содействует подготовке или совершению преступления, не принимая участия в действиях, образующих объективную сторону состава преступления, которому он способствует.
Действия Х., осужденного городским судом города Новгорода по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.), переквалифицированы Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ, т.к. установлено, что Х. не имел умысла на приобретение наркотического средства для личного потребления, а также на его сбыт. Поскольку Х. приобрел героин по просьбе своего знакомого на его деньги и передал ему. Судебная коллегия обоснованно признала осужденного соисполнителем другого лица в приобретении героина. Х. принимал участие в осуществлении объективной стороны состава преступления – незаконного приобретения героина. Умыслом Х. охватывалось приобретение героина, пусть даже не для себя лично, но для своего знакомого в целях личного потребления. Такие действия образуют соисполнительство, а не пособничество.
При изложении объективной стороны наркопреступления законодатель отдает предпочтение описанию действий. Соисполнителями незаконного оборота наркотиков должны признаваться и действующие, и бездействующие лица, если все они стремятся достигнуть одного результата, например, приобрести наркотик. Два лица решают приобрести наркотик для личного потребления. Наркотик передан в руки одному лицу, а второй соучастник находится здесь же. Обоих необходимо признавать соисполнителями в приобретении наркотического средства.
Однако Верховный Суд РФ зачастую допускает непоследовательность при квалификации таких деяний при схожих обстоятельствах. По делу К. указано, что когда виновный по просьбе другого лица и за его деньги незаконно приобретает наркотическое средство, он должен нести ответственность не за сбыт наркотиков, а за пособничество в приобретении наркотиков, независимо от того, возмездно или безвозмездно он это делает.
С учетом приведенных выше аргументов более правильно квалифицировать содеянное как соисполнительство в приобретении.
Квалификация действий соисполнителя зависит от того, действует ли он по поручению покупателя или продавца наркотиков. Соисполнитель не может быть одновременно соучастником в сбыте и приобретении наркотиков. Поэтому необходимо устанавливать, по чьему поручению действует соучастник. Возможно, что соучастник может действовать самостоятельно либо в группе сбытчиков в цепи реализации наркотиков. В последнем случае можно говорить о так называемом последовательном соисполнительстве, когда сбыт происходит по цепочке.
Если сбыт наркотиков имел место в крупном размере, а умысел был направлен на сбыт в особо крупном размере, то в целом деяние следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 и п. “г” ч. 3 ст. 228 УК РФ как покушение на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в особо крупном размере. Однако, когда часть объема наркотиков, которая была реализована, образует особо крупный размер, то двойной квалификации как оконченное преступление (п. “г” ч. 3 ст. 228 УК РФ) и покушение на сбыт (ч. 3 ст. 30 и п. “г” ч. 3 ст. 228 УК РФ) не требуется. Все действия квалифицируются как оконченное преступление – сбыт наркотиков в особо крупном размере.
Для правильной квалификации действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков, должен учитываться не только объективный критерий – размер наркотика, но и такой признак субъективной стороны состава преступления, как цель сбыта. Процесс доказывания такой цели сопряжен со значительными трудностями. Поэтому не исключена ситуация, когда лицо, у которого изъяты наркотики в особо крупном размере, за недоказанностью цели сбыта будет привлечено к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 228 УК РФ.
Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25.05.98 г. определил, что приобретением наркотических средств или психотропных веществ надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, содержащих наркотические вещества (в том числе на земельных участках сельскохозяйственных и иных предприятий, а также на земельных участках граждан, если эти растения не высевались и не выращивались), остатков находящихся на неохраняемых полях посевов наркотикосодержащих растений после завершения их уборки и т.д. Иными словами, сюда относятся любые действия, благодаря которым лицо получило и фактически стало обладать запрещенными законом наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами.
Граждане К., Ч., и Л., в целях совершения незаконного приобретения с последующим сбытом наркотического средства – героин, заранее договорились о встрече в г. Чудово, Новгородской области. Л. и Ч. несколько раз привозили и передавали К. для реализации героин по 50 г. каждый раз, которые Л. приобретал у неустановленных предварительным следствием лиц нерусской национальности в г. Великий Новгород. К. незаконно приобрёл у Л. и Ч. героин весом 50 г., что является особо крупным размером. Кроме того, Л. и Ч. при таких же обстоятельствах незаконно приобрели в целях сбыта героин массой 931,94805 г., что является особо крупным размером и хранили с той же целью у себя дома в г. Чудово, до момента обнаружения сотрудниками милиции.
Суд квалифицировал действия подсудимых как незаконное приобретение наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в отношении наркотического средства в особо крупном размере в соответствии с ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.)
Признак приобретения подтверждается тем, что Л. неоднократно покупал у лиц нерусской национальности героин, о чем сам Л. подтвердил в суде, а Ч., сожительствуя с ним, так же был осведомлён, что Л. употребляет наркотики.
Самая распространенная форма приобретения наркотиков заключалась в покупке у неустановленного в ходе следствия лица. Этот способ приобретения просматривался почти в 90% случаев. Как правило, потребитель идет в район рынка или центральной площади либо парка отдыха, здесь покупает у незнакомого лица наркотик, хранит его какое-то время при себе в кармане одежды, а затем задерживается сотрудниками милиции. В плане квалификации подобные правонарушения, как правило, не вызывают трудностей.
Изучение судебной практики показывает, что при обнаружении у лица наркотиков квалификация практически всегда происходит как по признаку хранения, так и приобретения (по-видимому, считается, что одно не может существовать без другого). Приобретение наркотических средств для личного потребления почти всегда связано и с их незаконным хранением, и здесь квалификация содеянного по обоим признакам обоснованна. Но такой жесткой связи указанных действий может не быть в случаях, когда наркотики приобретаются или хранятся в целях сбыта. На практике достаточно часто встречаются ситуации, когда нет возможности установить обстоятельства приобретения наркотика. Поэтому, не утруждая себя в поиске доказательств, в процессуальных документах правоприменители пишут ставшую шаблонной фразу, что обвиняемый в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрел такое-то количество наркотических средств.
В этой связи следует согласиться с мнением А. Васнецова, что подобная формулировка означает, что фактически лицо обвиняется в преступлении, объективная сторона которого не установлена. Между тем согласно п.3 ч.1 ст. 220 УПК РФ в описательной части обвинительного заключения должна быть изложена сущность дела: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства. Эти же данные согласно ст. 307 УПК РФ должны содержаться в приговоре. Без их установления едва ли можно считать обвинение доказанным, а приговор – обоснованным и законным. Нередки случаи, когда задержанные по подозрению в приобретении наркотиков утверждают, что обнаруженные у них наркотики подброшены работниками милиции. Именно установление обстоятельств приобретения наркотиков позволило бы опровергнуть такие утверждения. Сам по себе факт обнаружения наркотиков у лица хотя и является вполне достаточным для предъявления ему обвинения в их незаконном хранении, но еще отнюдь не свидетельствует о доказанности их приобретения. Данное действие нуждается в самостоятельном доказывании.
Под незаконным хранением следует понимать любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением наркотических средств или психотропных веществ во владении виновного (при себе, если это не связано с их перевозкой, в помещении, в тайнике и других местах). Ответственность за хранение наступает независимо от его продолжительности.
Л. с целью дальнейшего сбыта приобрел наркотическое средство – героин весом 0,0017 г., которое он хранил при себе до момента, когда он возле универмага «Русь» г. Великий Новгород незаконно сбыл Ж путём продажи.
По другому эпизоду Л. приобрел героин весом 0,004 г. Затем перевез его к дому по ул. Кочетова г. Великий Новгород. Там он часть указанного наркотического средства 0,0035 г., сокрыл в тайнике, образованном им в снежном сугробе возле вышеуказанного дома и незаконного хранил его там с той же целью до момента его добровольной выдачи сотрудникам Госнаркоконтроля. Оставшуюся часть героина весом 0,0005 г. хранил при себе, после чего данное наркотическое средство незаконно сбыл Ж.
Суд действия Л. квалифицировал по данным эпизодам каждый по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.), как незаконный сбыт наркотических средств.
Хранение – это фактическое обладание данными средствами в течение какого-то времени. Законодатель не определяет продолжительность хранения, поэтому ответственность за хранение наступает независимо от времени срока. Ответственность за хранение наркотиков должно нести также лицо, принявшее их на сохранение от другого лица. Это не всегда учитывается правоприменителем.
Некоторые авторы предлагают определение понятий приобретение, изготовление, переработка, хранение, пересылка и перевозка сформулировать как “хранение с целью сбыта”. Однако указанные действия не охватываются термином хранение, т.к. имеют совершенно различный смысл и содержание и вряд ли их нужно объединять.
В судебной практике нередки случаи, когда хранение наркотиков сопровождается и их переноской, перевозкой. Как правило, ответственность за перевозку наркотиков исключается, если наркотики хотя и хранились у лица, которое их переносило, не перевозились посредством транспорта. Т. е. перенос наркотиков при себе (на себе) рассматривается как разновидность незаконного хранения и не требует дополнительной квалификации.
С. в целях приобретения наркотиков для личного потребления приехал из г. Заволжье в г. Нижний Новгород, где приобрел наркотическое средство – героин массой 4,6г. При перевозке героина на автомашине из г. Нижнего Новгорода в г. Заволжье С. был задержан работниками милиции. В камере задержанных у С. в правой руке были обнаружены и изъяты 5 пакетиков с наркотическим веществом.
Сормовский районный суд г. Нижнего Новгорода квалифицировал действия С. по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) исходя из того, что тот имел при себе наркотическое средство при задержании во время переезда из г. Нижнего Новгорода в г. Заволжье, т. е. к себе домой. Однако суд не учел, хотя отразил это в приговоре, что наркотическое средство С. приобрел не с целью сбыта, а для личного потребления, хранил при себе. Транспортное средство С. использовал как средство передвижения к месту жительства, а не для перевозки наркотиков. С учетом этого Президиум Верховного Суда РФ признал, что в действиях осужденного нет признаков ч. 2 ст. 228 УК РФ, а значит, и ч. 4 ст. 228 УК РФ. Действия С. переквалифицированы с ч. 4 ст. 228 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ.
Под незаконной перевозкой понимается перемещение наркотических средств или психотропных веществ из одного места в другое независимо от способа транспортировки и места хранения. К перевозке относятся действия по перемещению наркотических и психотропных препаратов, осуществляемые лицом как из одного города (района и т. д.) в другой, так и в пределах одного и того же населенного пункта.
По данным исследователей, основными местами сокрытия наркотиков, используемых перевозчиками России, являются: транспортные средства – 38,3%, багаж – 33,9%, тело – 10,7%, личные вещи – 10,0%, почтовые отправления – 3,8%, ручная кладь – 3,3%. Для транспортировки наркотиков используются практически все виды транспорта: железнодорожный – 66,2%, воздушный – 18,4%, автомобильный – 5,5%, почта – 3,8%, морской – 1,6%, другие виды – 4,5% .
В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г дано неудачное толкование термина “незаконная перевозка” в части использования при совершении преступления любого вида транспортного средства. Для того чтобы избежать уголовной ответственности за незаконную перевозку наркотиков достаточно для их перемещения из одного места в другое (или в пределах одного и того же населенного пункта) использовать велосипед, самокат, роликовые коньки.
Представляется необходимым изложить абз.1 п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ в следующей редакции: “Под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия по перемещению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого средства передвижения и в нарушение общего порядка перевозки указанных средств и веществ, установленного Федеральным законом “О наркотических средствах и психотропных веществах”.
В ряде случаев из-за сложностей в отграничении хранения от перевозки исправить судебную ошибку по конкретному уголовному делу удается только Верховному Суду РФ.
Пленум Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. разъяснил, что не рассматривается как незаконная перевозка хранение наркотиков лицом во время поездки, если они предназначались только для личного потребления. При этом суды в своей практике, подчеркнул Пленум, должны руководствоваться рядом критериев. Чтобы признать в действиях виновного не хранение, а перевозку наркотических средств или психотропных веществ, надо установить обязательное использование транспортного средства; наличие при себе не разовой дозы, а крупного или особо крупного количества готового наркотика; значительный объем перевозимых наркотикосодержащих растений; укрытие перевозимых наркотиков в вещах, багажнике автомашины и иных потайных местах. Вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки или незаконного хранения наркотика во время поездки должен решаться в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств или психотропных веществ и всех других обстоятельств дела.
Лицо хранит нарковещества для личного потребления, либо для сбыта, третьего не дано. Если наркотик перевозится в целях сбыта, то всё содеянное охватывается ст. 228 УК РФ. Отграничение при этом хранения от перевозки не имеет решающего значения при квалификации.
Не всякое перемещение наркотиков в пространстве можно оценивать как их перевозку. Если наркотик перевозится без цели сбыта, то умысел может быть направлен только на личное потребление. Нахождение наркотиков в крупных или особо крупных размерах у лица, не имеющего цели сбыта, при поездке на транспортном средстве в судебной практике признаётся разновидностью хранения наркотиков и не рассматривается как их перевозка в уголовно-правовом смысле, а потому содеянное квалифицируется только по ст. 228 УК РФ.
Военная коллегия Верховного Суда РФ исключила из приговоров судов I и II инстанций указание об осуждении Г. по п. “в” ч. 3 ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) за перевозку наркотического вещества в крупном размере, переквалифицировав только по ч. 1 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического вещества в крупном размере.
Г., следуя из отпуска, незаконно приобрел для личного потребления наркотическое средство (4,1 г. марихуаны), которое положил в карман куртки и перевез в поезде в г. Москва, где был задержан, а наркотическое вещество изъято.
Военная коллегия признала, что за перевозку наркотического вещества Г. осужден необоснованно: он перевозил наркотическое средство в небольшом количестве для личного потребления и специально для этого транспортное средство не использовал, а перевез его лишь в силу того, что приобрел наркотик в пути при возвращении из отпуска.
В литературе отмечалось, что перевозка является либо покушением на сбыт нарковеществ, либо разновидностью их хранения. Нахождение наркотиков у лица при себе или в ином месте, куда оно имеет доступ, а также переноска, перевозка наркотиков без цели сбыта должны быть объединены термином “хранение наркотических средств или психотропных веществ без цели сбыта”.
Согласно мнению некоторых авторов, термин “перевозка” следует исключить из ст. 228 УК РФ. Одновременно представляется необходимым расширение диспозиции рассматриваемой нормы (ст. 228 УК РФ) указанием на “передачу” наркотиков без цели сбыта. “Передача” этих веществ без цели сбыта может включать и их пересылку. Таким образом, можно более четко отграничить пересылку наркотиков при наркотрафике от перемещения в целях личного потребления. Если человек на деньги наркомана пересылает последнему наркотики почтовыми отправлениями, то такое перемещение наркотиков по новому закону не получает надлежащей уголовно-правовой оценки. Данный вариант изложения диспозиции ст. 228 УК РФ в действующей редакции представляется достаточно спорным.
Некоторые авторы высказывают мнение о том, что “наркотики могут храниться как у лица, их изготовившего или приобретшего, так и у лица, которое их не приобретало и не собиралось сбывать (т. е. временное, промежуточное хранение), но знающего, что хранит наркотики. В таких случаях их участие следует рассматривать как пособничество в хранении наркотических средств или психотропных веществ и квалифицировать деяние со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ”.
Подобная точка зрения представляется ошибочной. Л. М. Прохорова справедливо подчеркивает, что закон предусматривает ответственность за сам факт незаконного хранения вне зависимости от его продолжительности и вида (временное либо постоянное), т. е. противоправным является уже само нахождение у лица без законных оснований наркотика. Поэтому любое противоправное фактическое обладание препаратом представляет собой исполнение деяния, а не выполнение каких-либо иных ролей.
В ст. 228 УК РФ уголовная ответственность установлена только за производство, сбыт и пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов. Такие деяния как приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка, направленные на сбыт наркотиков, самостоятельными преступными деяниями не признаются. Они являлись преступлениями до вступления в силу Федерального закона РФ от 08.12.03 г. “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации”. Мы полагаем, что в данный момент такие деяния подлежат квалификации по ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228 УК РФ, т.е. их можно рассматривать лишь как неоконченное преступление, приготовление к сбыту наркотиков.

3.3. Проблемы освобождения от уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ.

Сравнивая ст. 228 УК РФ (в ред. 13.06.96 г.) со ст. 228 УК РФ (в ред. 08.12.03 г.), в частности примечания к статьям можно сделать вывод, что законодатель исключил применение к деяниям, предусмотренным ст. 228 УК РФ, институт освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. В таком случае обратимся к общим условиям освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием: согласно ч.1 ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным. Санкцией ст. 228 УК РФ за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотиков без квалифицирующих признаков предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 8 лет, значит, рассматриваемые преступления относятся к категории тяжких, что исключает освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Если же лицо, совершившее преступление, явилось с повинной, активно способствовало раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, то это будет являться лишь смягчающим вину обстоятельством (п. “и” ч.1 ст. 61 УК РФ). Таким образом, законодатель стал более жестко относиться к лицам, хотя и совершившим преступление по ст. 228 УК РФ, но проявившим деятельное раскаяние, что вряд ли оправдано. В целях уменьшения латентности наркопреступлений, стимулирования позитивного послепреступного поведения виновных, целесообразно, с точки зрения законодательного предположения, примечание к ст.228 УК распространить на преступные деяния, описанные в ст. 229, 231 УК РФ, если в поведении злоумышленника не содержится состава иного преступления.
Согласно примечанию к ст. 228 УК РФ (в ред. 08.12.03 г.) освобождение от уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов возможно при наличии двух обязательных условий: при добровольной сдаче соответствующих веществ и при активном способствовании раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Данный вид освобождения от уголовной ответственности особо оговаривается в ч. 2 ст. 75 УК РФ. Законодатель определяет, что настоящий институт освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием может быть применен только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ.
Между тем судебная практика идет по пути расширительного толкования предусмотренного в примечании ст. 228 УК РФ института. В соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г. возможно освобождение от уголовной ответственности за данное преступление лица, хотя и не сдавшего наркотические средства или психотропное вещество в связи с отсутствием у него таковых, но выполнившее второе условие. Представляется, что данный вопрос должен быть решен не в постановлении Пленума Верховного Суда, а только законодателем путем изменения текста примечания к ст. 228 УК.
Наличие данной коллизии не создает условия для однозначного применения судом и другими компетентными органами, института освобождения от уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков. Согласно общей теории государства и права ФЗ, коим является УК РФ, имеет большую юридическую силу по отношению к официальным нормативным актам толкования права, в частности постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. Таким образом, данное постановление противоречит ФЗ, что недопустимо. К тому же, РФ относится к странам романо-германской правой семьи, т.е. судья не обязан следовать ранее принятому решению другого суда, за исключение судебной практики Верховного и (или) Конституционного Суда РФ. Но и в этом случае высшие судебные инстанции не вправе создавать своими решениями нормы права, а могут лишь толковать имеющиеся в нормативно-правовых актах.
В практике могут быть такие обстоятельства, когда лицо не владеет наркотиками, но обладает информацией о преступлении и готово помочь органам следствия в его раскрытии . Или лицо добровольно сдает наркотики, но в силу разных причин не может способствовать пресечению их незаконного оборота.
В этой связи необходимо заменить в примечание 1 ст. 228 УК РФ союза “и” между первым и вторым обстоятельством освобождения от уголовной ответственности на союз “или”, т.е. примечание будет выглядеть следующим образом: “Примечания. 1. Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, добровольно сдавшее наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги ИЛИ активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов изъятие указанных средств, веществ или их аналогов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию”.
Наличие второго обстоятельства примечания к ст. 228 УК РФ Пленум Верховного Суда РФ связывает с условием, что виновный активно способствует раскрытию или пресечению не только того преступления, в котором участвовал, но и других известных ему преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ. Как представляется, указание в постановлении Пленума на обязательность активного способствования в раскрытии или пресечении преступлений, в которых виновное лицо не принимало участие, не вытекает из закона. Виновное лицо может отвечать только за лично им совершенное преступление, и деятельное раскаяние будет уже тогда, когда он оказывает содействие правоохранительным органам в его раскрытии. К тому же предъявление такого дополнительного требования нарушает принцип равенства граждан перед законом. УК РФ 1996 г. в отличие от УК РСФСР 1960 г. не предусматривает уголовной ответственности за недонесение о готовящемся или совершенном преступлении, за исключением особо тяжких преступлений. Между тем в рассматриваемом случае недонесение об иных известных преступлениях является основанием для отказа в освобождении от уголовной ответственности, т.е. фактически криминализирует поведение лица.
Согласно примечанию 1 ст. 228 УК РФ, не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов изъятие указанных средств, веществ или их аналогов при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.
Добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ означает выдачу последних представителям власти при реальной возможности распорядиться ими иным способом. В частности, как добровольную сдачу этих средств или веществ следует считать выдачу их лицом по предложению следователя перед началом производства в помещении выемки или обыска (п. 10 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ), что входит в противоречие с УК РФ.
Представляется, что о добровольной сдаче может идти речь только в том случае, когда выемка или обыск, а также осмотр места происшествия осуществляются не по основаниям незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а в силу совершения иных преступлений. Как добровольную сдачу следует расценивать и выдачу соответствующих предметов по предложению следователя или оперативного работника при личном обыске, если он не связан с задержанием по мотивам совершения преступления, предусмотренного ст. 228 УК РФ.
В этой связи предложение 2 примечания 1 ст. 228 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции: “Не может признаваться добровольной сдачей наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов изъятие указанных средств, веществ или их аналогов при задержании лица по основаниям незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также при производстве следственных действий по обнаружению и изъятию указанных средств, веществ или их аналогов”.
Также возникает вопрос, можно ли применить примечание к ст.228 УК, если лицо причастно к нескольким эпизодам преступного поведения, отражающим не одно, а хотя бы два преступления. Этот вопрос основывается на несогласованности положений примечания к ст.228 УК, в котором в начале предложения говорится об активном поведении виновного в раскрытии или пресечении преступлений, а в конце предложения определяется возможность освобождения от уголовной ответственности лица лишь за совершение одного преступления. По всей видимости, примечание имеет смысл применять к виновному и в том случае, если он активно способствовал пресечению, раскрытию, расследованию хотя бы одного из указанных преступлений, содействовал изобличению хотя бы одного лица, причастного к незаконному обороту нарковеществ, разумеется, при условии, что о других лицах и их общественно опасных деяниях виновному неизвестно. В иных случаях примечание к статье следовало бы применять лишь в связи с активным способствованием виновным пресечению, раскрытию, расследованию всех известных ему наркопреступлений, изобличению всех причастных к ним лиц. Утаивание лицом какой-либо части информации об этом должно исключать возможность его освобождения от уголовной ответственности по основаниям, содержащимся в примечании к статье.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проведённому исследованию можно сформулировать следующие выводы. Особое место в деле борьбы с наркоманией отводится уголовно-правовым мерам борьбы. Требуется совершенствование на законодательном уровне всей системы правовых мер, предназначенных для предупреждения и борьбы с наркопреступностью и порождаемыми ею или сопутствующими иными общественно опасными деяниями. Для того чтобы разрабатываемые антинаркотические законопроекты были действительно результативными в борьбе с наркотиками и связанной с ними преступностью, требуется криминологическая обоснованность принимаемых правовых новелл. Приведение современного антинаркотического законодательства в соответствие с существующими криминальными реалиями позволит значительно расширить возможности борьбы с наркоманией и наркотизмом, создаст комплексную правовую систему для сдерживания экспансии этих негативных социальных явлений.
Для придания необходимой эффективности антинаркотическим нормам УК РФ, разграничения подходов в зависимости от совершенных деяний, необходим порядок утверждения перечня наркотических средств и психотропных веществ не Правительством РФ, а Федеральным законом, т.к. существующий порядок не соответствует ч.3 ст. 55 Конституции РФ, устанавливающей, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом. Правительство тем самым ограждает население от гласного обсуждения перечня. К человеку, подвергающемуся уголовному преследованию применяется уже не закон, а перечень. Каждого могут подвергнуть наказанию на том только основании, если то или иное вещество будет включено в этот перечень неконституционным путем.
Проблема распространения и употребления наркотиков в России является общенациональной проблемой, которая требует незамедлительных действий со стороны государства, поскольку по своим долгосрочным последствиям она должна быть отнесена в категорию прямых угроз национальной безопасности России. Причем признание это должно быть сделано на высшем уровне.
При этом необходимо осознать, что Россия сегодня находится в уникальном положении — она принадлежит к тому небольшому количеству государств, которые являются одновременно и потребителями, и производителями, и зонами транзита наркотических средств.
В российском обществе до сих пор не сложилось должного понимания этой угрозы как социальной стабильности общества, так и угрозы здоровью нации как таковой.
Проблемы распространения наркотиков и борьбы с наркоманией должны быть рассмотрены на уровне руководителей стран СHГ с учетом именно того, что на территорию России основной поток наркотических средств поступает, прежде всего, с Украины, из Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, а также из Азербайджана и Грузии.
Совершенно очевидно, что борьба с наркотиками требует активизации и развития международного сотрудничества, привлечения огромных правоохранительных и иных сил государства и прежде всего поддержку со стороны граждан, населения и общества в целом.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
1. Источники
1.1. Опубликованные

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г. №237.
2. Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991г. // Государство и право. 1992. №.4.
3. Конвенция ООН 1988 г. о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Сб. международных договоров СССР и Российской Федерации. — Вып. XLVII. — М., 1994. — С. 133-157.
4. Венская конвенция о психотропных веществах 1971 г. Сб. действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. — Вып. XXXV. — М., 1981. — С. 416-434.
5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. с изменениями, внесенными Федеральным законом от 27 июля 2006 г. №153-ФЗ // СЗ РФ. 2006. №31 (Ч. I.) Ст. 3452.
6. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. с изменениями, внесенными Федеральным законом от 27 июля 2006 г. №153-ФЗ // СЗ РФ. 2006. №31 (Ч. I). Ст. 3452.
7. О наркотических средствах и психотропных веществах. ФЗ РФ от 08.01.98.// СЗ РФ. 1998. № 2.
8. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.05.98 г. // Российская газета. 1998. 10 июня.
9. Постановление правительства РФ от 30.06.98 N 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсов, подлежащих контролю в Российской Федерации» (с изменениями от 6 февраля, 17 ноября 2004 г., 8 июля 2006 г., 4 июля 2007 г.) // СЗ РФ. 1998. N 27. Ст. 3198; Р Г. 2004. N 208. СЗ РФ. 2004. N 47. Ст. 4666; 2006. N 29. Ст. 3253.
10. Постановление Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации». // СЗ РФ от 13 февраля 2006 г. N 7 ст. 787.

2. Литература

1. Андреева Л.А. Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. СПб., 1998.
2. Акоев К.Л. и др. Объективная сторона преступления (факультативные признаки). М., 1995.
3. Благов Е.В. Назначение наказания (теория и практика). Ярославль. 2002.
4. Вдовина Т.В. Криминологическая характеристика и профилактика социально-негативного поведения, взаимосвязанного с преступностью. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.
5. Гасанов Э. Антинаркотизм: понятие, направление, проблемы // Законность, 1995 № 9. С. 32-33.
6. Генайло С.П., Готлиб Р.М., Романова Л.И. Наркомания: правовые и медицинские проблемы. Владивосток, 1988.
7. Гришко А.Я. Правовое регулирование принудительного лечения хронических алкоголиков и наркоманов при назначении и исполнении уголовных наказаний // Советское государство и право, 1990 № 12. С. 64 – 68.
8. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений (понятие, значение и правила). М.: Академия МВД СССР, 1991.
9. Гаухман Л.Д. Объект преступления. М., 1992.
10. Георгиевский Э. В. Объект преступления: теоретичесий анализ. Дисс., канд. юрид. наук. СПб.. 1999 г.
11. Дементьев С.И. Уголовные наказания и порядок их исполнения. Краснодар, 1993.
12. Звечарский И.Э. Уголовная ответственность: понятие, виды, формы реализации. Иркутск, 1992.
13. Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности // Правоведение. 1992 № 1. С. 60 – 63.
14. Иванов Н.Г. Мотив преступного деяния. М., 1997.
15. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М., 1992.
16. Ковалев М.И. Проблемы учения об объективной стороне состава преступления. Красноярск, 1991.
17. Коробеев А.И., Усс А.В., Голик Ю.В. Уголовно-правовая политика: Тенденции и перспективы. Красноярск, 1991.
18. Макарь И.М. Наркомания под запретом закона. Кишинев, 1990.
19. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. Н.Ф. Кузнецовой. — М.: Зерцало, 1998.
20. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Наумов. М.: Юристъ, 2006.
21. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.И. Радченко. — М.: Спарк, 2005.
22. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. — М.: Норма-Инфра-М, 2000.
23. Комментарий к УК РФ с постатейными материалами и судебной практикой. / Под общ. ред. С.И. Никулина. М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт», 2000.
24. Кудрявцева В.Н., Наумова А.В. Уголовное право России. — М.:1999. 138с.
25. Лунев В.В. Тенденции современной преступности и борьбы с ней в России // Государство и право. N 1. 2004. С. 5 — 18.
26. Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. СПб.: СПбИВЭСЭП, Знание, 2000.
27. Меребуков Г.М. Правовые и криминалистические проблемы борьбы с наркобизнесом. Ростов-на-Дону, 1994.
28. Миньковский Г.М., Побегайло Э.Ф., Ревик В.П. Уголовно-правовые средства борьбы с наркотизмом в России. М.: Академия МВД России, 1994.
29. Мирошниченко Н.А., Музыка А.А. Уголовно-правовая борьба с наркоманией. Киев – Одесса, 1998.
30. Миньковский Г.М., Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Уголовно-правовые средства борьбы с наркотизмом в России. М.: Академия МВД РФ, 1994
31. Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. В 2 т. М., 2004.
32. Новик В.В. Способ совершения преступления. Уголовно-правовой и криминалистический аспекты. — СПб., 2002.
33. Омичов В.И. Криминологические и правовые проблемы борьбы с наркоманией и наркотизмом. М., 1992.
34. Омичов В.И. Криминологические и правовые проблемы борьбы с наркоманией и наркотизмом. М, 1992.
35. Поветкин И. Ответственность за незаконный оборот наркотических средств//Законность, 1999. № 1.
36. Применение уголовного законодательства, устанавливающего уголовную ответственность за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и ядовитых веществ. Сборник материалов /МВД РФ ТЮИ-Тюмень 2002.
37. Предупреждение наркомании несовершеннолетних: Учебное пособие. М., 1989.
38. Пионтковский А.А. «Учение о преступлении по советскому уголовному праву». — М. , 1961.
39. Практика применения уголовного кодекса Российской федерации комментарий судебной практики и доктринальное толкование. Под ред. Г.М. Резника. Волтерс Клувер, — М., 2005.
40. Преступность и правонарушения. Статистический сборник. — М.,2005.
41. Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. Саратов, 1987.
42. Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. — М., 1991.
43. Российское уголовное право. / Под ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина. — М.: ЩИТ-М, 2000. — с. 312
44. Российское уголовное право. / Под ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина. — М.: ЩИТ-М, 2000.
45. Солодкин И.И. «Очерки по истории русского уголовного права» — Л., 1961.
46. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации / Сост. С.В. Бодорин, А.Л. Трусова. М.: Инфра – М, 2006.
47. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. Т. 1. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1994.
48. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. / Под ред. проф. Б. В. Здравомыслова — М.: Юристъ, 2000.
49. Уголовное право. Особенная часть. Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Не-знамова, Г.П. Новоселов. — М.: Норма-Инфра — М. 2000.
50. Уголовное право. Часть общая. 2-е издание, переработанное и дополненное Отв. Ред. Л.Л. Кругликов. — М.: Волтерс Клувер, 2005.
51. Уголовное право. Часть общая. Издание второе, переработанное и дополненное. Под ред. А.И. Рарога. Юристъ, — М.: 2004.

3. Справочные и информационные издания

1. Советский энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. М.: Советская энциклопедия, 1989.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Яндекс.Метрика